История Найт–Сити

Оглавление

Ричард Найт

Дела американской строительной компании «Хейли, Феррис и Найт» шли довольно успешно. Поэтому, когда в на ежегодном собрании Правления 1990 году Ричард Найт объявил об уходе, это прозвучало как гром с ясного неба. Хейли и Феррис — давние партнёры Найта по бизнесу — отговаривали Ричарда, но тот оставался непреклонен, заявив, что хотел бы заняться реализацией собственных идей. В том же 1990 году Ричард Найт основал собственную строительную компанию «Найт Интернэшнл».

В те годы у Ричарда Найта появилась мечта — построить современный, безопасный город, созвучный времени и эпохе, без накопленных ошибок прежних столетий. И, конечно, как архитектору Найту хотелось создать уникальную архитектуру и инфраструктуру города. Первое чем занялся Ричард, начал подыскивать на территории США подходящее место под застройку.

Ричард Найт, используя наработанные за долгие годы строительства связи, встретился с главами крупных корпораций и изложил им свой план. Некоторые отказались, сославшись на неопределённость в экономике. Но японская «Арасака», европейская «ЕБМ» и американская корпорация «Петрохим» поддержали проект Ричарда, предоставив финансирование.

Самый интересный разговор, а затем последующая сделка, состоялись у Ричарда с топ–менеджером корпорации «Петрохим». Тот рассказал, что примерно на стыке Северной и Южной Калифорнии у корпорации есть совершенно депрессивный участок на побережье залива Дель–Коронадо, от которого они хотели бы избавиться. Недавно корпорация закрыла там старую теплоэлектростанцию, коптившую небо над каменистыми холмами, которая приносила одни убытки. Кроме того, в этом месте приютилось небольшое поселение Морро Бэй со старыми, трущобного вида деревянными домами. Последние десять лет посёлок переживает трудные времена, работать негде, электростанцию закрыли. Жизнь поселенцев поддерживает лишь ловля рыбы в заливе, да обслуживание дальнобойщиков. Ко всем неприятностям, как назло, на деревню напала банда байкеров, случайно проезжавшая мимо. В посёлке они устроили резню, грабили местных, поджигали дома… Четыря дня издевательств, пока из ближайшего форта Орд не подоспели военные, которые расправились с бандой.

О такой удаче Ричард Найт даже не мечтал. Идеальное место! Широкая, защищённая от океанских волн бухта. Тёплый климат. Тихоокеанское побережье, позволяющее развивать туристические рекреационные комплексы и имеющее потенциал грузового и круизного порта. Отдалённость, и вместе с тем соседство с крупными городами — Лос–Анджелесом на юге, Сан–Хосе чуть восточнее, Сан-Франциско на севере.

Компания «Найт Интернэшнл» по неимоверно низкой цене выкупила у корпорации «Петрохим» земли в заливе. При этом, обе стороны оказались чрезвычайно довольны сделкой. Руководство «Петрохима» довольно потирало руки, избавившись от совершенно бросового имущества, приносившего одни убытки. А Ричард Найт радовался удачному месту для города, приобретённому почти даром.

Ричард Найт по созвучию залива Дель–Коронадо назвал новый город Коронадо–Сити.

Согласившись на участие в проекте строительства нового города, крупные корпорации вовсе не занимались меценатством и благотворительностью. Они лучше других понимали как разваливается государственность США. Для того, чтобы обезопасить свой бизнес им понадобился собственный город, а лучше собственное государство, не отягощённое долгами федерального правительства США.

Уже в следующем 1991 году компания «Найт Интернэшнл» приступила к строительству города. Будучи главным архитектором Ричард Найт применил множество новаторских архитектурных подходов и новейших строительных технологий. Огромный бюджет проекта позволял ему свободно экспериментировать.

Тем временем в стагнирующей строительной отрасли США дела шли всё хуже и хуже. Заказов почти не поступало. Многие строительные компании, в том числе и «Хейли, Феррис», оказались на грани банкротства. Но что по–настоящему бесило Хейли и Ферриса, так это блестящий и прибыльный проект их бывшего партнёра Ричарда Найта. Именно его они винили во всех своих бедах.

В 1994 году Хейли, который тяжело переживал банкротство своей компании, обратился к итальянской мафии, которая вечно крутилась вокруг строительного бизнеса. Он пообещал, что если мафия поможет дискредитировать Ричарда Найта, то он перехватит у того проект строительства нового города. И, конечно, в благодарность мафии пообещали жирный кусок строительного пирога. То же самое Хейли пообещал лидерам профсоюза, которые тоже оказались за бортом проекта и никак не могли найти лазейку, чтобы укрепиться среди рабочих нового города.

Строительство шло полным ходом. К концу 1995 года первые небоскрёбы упёрлись в облака над Коронадо–Сити.

Дискредитация Ричарда Найта началась с того, что продажные журналисты, оплачиваемые итальянской мафией, развернула в СМИ кампанию ненависти и злобы против архитектора. Лживые статьи в чём только его не обвиняли: в семейных изменах, связях к коррумпированными чиновниками, контрабанде, нарушении строительных норм… Профсоюзы вторили продажным СМИ. Они устраивали пикеты, забастовки и саботаж, активно мешая строительству и срывая сроки.

Четыре года Ричард стойко держал удар. Терпел ложь, сплетни и саботаж, продолжая проект. Но когда он узнал, что на только что выстроенных улицах появились преступники, он не выдержал. Это в корне подрывало его мечту о безопасном городе. Ричард Найт обратился к корпорациям–заказчикам с просьбой о защите от бандитизма.

Корпорации не желали терять свои инвестиции. Кроме того, обрушение мирового фондового рынка в 1994 году и погружающиеся всё глубже в рецессию США заставляли их форсировать строительство нового города. Корпорации отправили на защиту своих капиталовложений подразделения собственных служб безопасности, которые принялись крайне жёстко противодействовать преступности.

Противостояние итальянской мафии и спецслужб корпораций быстро переросло в вооружённые столкновения. Убедившись, что запугать Ричарда Найта не получится, 20 сентября 1998 года киллер мафии застрелил архитектора в его пентхаусе в только что завершённом жилом комплексе Парквью Тауэр. Убийцу обнаружить и ликвидировать не удалось.

В конце 1998 года недавно сформированный корпорациями городской совет принял решение переименовать Коронадо–Сити в Найт–Сити в честь погибшего архитектора Ричарда Найта, вложившего в этот город всю свою душу.

После убийства Ричарда Найта его бывшие партнёры Хейли и Феррис, опираясь на деньги преступных синдикатов, скупили акции фирмы «Найт Интернэшнл» и вошли в совет директоров. Сбылась их мечта перехватить успешный строительный бизнес. Крупные корпорации не препятствовали этому процессу. Их интересовало лишь одно — кто–то должен продолжать возводить город.

К 2005 году от идеалов Ричарда Найта не осталось ничего. Проявились совсем другие черты Найт–Сити — современный город–космополит, жаждущий лишь власти и денег.

Политика на фоне бандитских войн

В 1998 году после убийства архитектора Ричарда Найта преступные синдикаты пошли ва–банк, пытаясь захватить власть в городе. В это время кроме итальянской мафии в Найт–Сити уже орудовали и другие банды. Горожане со страхом понижая голос произносили названия «Блуд Разорз» и «Слаутерхаус». Преступники действовали беспощадно. Насилие и беспредел достигли невиданного уровня, даже по меркам США.

Военизированные отряды корпораций отвечали бандитам с не меньшей жестокостью, предпочитая расправляться с преступниками на месте, а не передавать дело только–только формирующейся полиции города.

Стычки между бандами и корпорациями продолжались четыре года. В 2002 году терпящие убытки корпорации пустили в дело свою военную мощь и на время восстановили правопорядок в Найт–Сити.

Получив полную власть в Найт–Сити корпорации, наконец, смогли приступить к реализации собственного политического сценария. В 2002 году при их поддержке штат Калифорния объявил о своей независимости от США.

В 2005 году банды попытались взять реванш и вновь принялись терроризировать жителей Найт–Сити. В этот раз, занятые политическими интригами корпорации ответили тем, что взяли под охрану лишь интересовавшие их районы, оставив депрессивные кварталы города полиции.

В 2008 году в Найт–Сити завершилось строительство аэропорта и межконтинентального маглева «Планетран». Город получил удобное международное сообщение. Зарубежный бизнес и ведущие державы открыли в Найт–Сити свои представительства.

В 2009 году банды попытались проникнуть на территории аэропорта и маглева, а также в только что построенный крупный торговый центр «Нью–Харбор Молл». Корпорации отразили бандитские атаки всей своей военной мощью, включая удары военной авиации.

В 2010 году полиция Найт–Сити сформировала отряд по борьбе с лицами, охваченными киберпсихозом. Киберпсихоз объявили заболеванием, ведущим к совершению тяжких и особо тяжких преступлений. Возглавил отряд бывший наёмник по имени Арес.

В 2011 году хорошо снаряжённые мэрией города отряды полиции приступили к патрулированию улиц. Банды оказались выдавлены на окраины города и там продолжали оказывать вооружённое сопротивление полиции.

В 2012 году корпорации, обосновавшиеся в Найт–Сити, продолжили путь к политической самостоятельности. Независимая Калифорния распалась на два государства — Северную Калифорнию со столицей в Сакраменто и Южную Калифорнии со столицей в Сан-Диего.

К 2013 году корпорации подавили преступность в черте города самым жесточайшим образом. Самые грязные операции по ликвидации отпетых преступников и главарей банд выполняли нанятые компаниями соло. Полиция закрывала глаза на подобные убийства, объявляя их несчастными случаями или невозможностью обнаружить убийц.

К 2020 году Найт–Сити превратился в быстро растущий город, с развитой полицией, пожарной службой, скорой медицинской помощью.

Ядерная и сетевая катастрофы

В 2021 году в Европе произошёл локальный конфликт между французской и германской компаниями, который очень быстро разросся до международного, названного впоследствии Четвёртой Корпоративной войной. Основное противостояние сложилось между японской корпорацией «Арасака» и американской компанией «Милитек».

Жители Найт–Сити, просматривая сообщения СМИ, даже представить себе не могли какие тяготы и беды принесёт она городу. Уже в 2023 году боевые действия шли не где–то на территории далёкой Европы, а на улицах и в небе над Найт–Сити. Дело в том, что в этом городе по несчастливой случайности находились штаб–квартиры обеих корпораций. И каждая из них стремилась подавить штаб противника. Уличные бои между сторонниками обеих корпораций по жестокости напоминали боевые действия, которые американская армия вела в других странах. Никто не считался с жертвами среди городского населения. В местах боёв валялись трупы, дымился сожжённый общественный транспорт, асфальт покрывал толстый слой битого стекла витрин и окон зданий. Запёкшаяся кровь словно отражалась в кроваво–красном небе.

Американская корпорация «Милитек» знала, что на протяжении последних десяти лет японская «Арасака» занимается проектом «Соулкиллер» и руководит секретной лабораторией лично Кей Арасака. Опасаясь, что японцы создали и готовы применить против американцев информационное оружие, в 2023 году американская корпорация «Милитек» наняла специальную оперативно–тактическую группу подрывников во главе с легендарным наёмником, военным ветераном Морганом Блэкхэндом. Оперативная задача отряда состояла в уничтожении компьютерного оборудования, программных кодов и данных секретной лаборатории японцев. Попутно, отряд должен был освободить из плена талантливую программистку Альтиеру Каннингем, которую японцы вынуждали заниматься данным проектом.

С тяжёлыми боями, теряя бойцов, отряд пробился в лабораторию. Джонни Сильверхэнд, входивший в состав отряда, обнаружил мёртвое тело Альт Каннингем. Заложив мины в серверной, Морган Блэкхэнд приказал оставшимся в живых отступить и возвращаться. Вспышка… Однако, вместо локального подрыва, который должен был разнести компьютерное оборудование секретной лаборатории, произошёл ядерный взрыв малой мощности.

Башни–близнецы японской корпорации «Арасака» представляли собой 140–этажные небоскрёбы в самой элитной части города. На 60–м этаже между башнями находился стеклянный переходный мост. Когда на 120–м этаже в 360 метрах от земли сдетонировал ядерный заряд, это произвело эффект воздушного ядерного взрыва. Основной поток радиации пришёлся в воздух и осел на поверхности небоскрёбов центра города. Башни–близнецы разделились и обвалились, что повлекло за собой эффектом домино разрушение других зданий. За считанные минуты центр города превратился в руины. Коммуникации — газовые, водопроводные, электрические — оказались разрушены. Улицы перекрыли куски обвалившегося бетона и разбитого транспорта. На улицах и крышах домов валялись сбитые ударной волной аэродины. Полмиллиона человек погибли во время взрыва, и еще четверть миллиона — после него.

Корпоративный центр Найт–Сити выстроен на песчаном побережье, чуть выше уровня моря. От высоких волн Тихого океана город спасали волнорезы. Падение взорванных небоскрёбов вызвало небольшое землетрясение и просадку рыхлых песчаных структур берега. Дамбы и волнорезы разрушились, морская вода хлынула и затопила внутреннюю часть города.

В состав отряда входил нетраннер Рэйч Бартмосс, который погиб в ходе операции. Зафиксировав его физическую смерть сработал триггер, который запустил в Интернет вирус «ДатаКраш». Вирус стремительно пронёсся по глобальной сети, поражая серверы и уничтожая корпоративные и государственные данные. Корпорации и правительство попытались восстановить данные, но полностью это сделать не удалось. Мир изменился.

Красные Времена

Ещё недавно, во время Коллапса конца 1990–х годов, пригороды Найт–Сити казались забытыми, заброшенными и малолюдными. Теперь же, в 2023 году после военных действий на улицах города, ядерного взрыва и наводнения почти два миллиона человек оказалось в пригородах: Вестбруке, Пасифике, Хейвуде, Норт Оаке… Люди в страхе бежали зи города, опасаясь радиации и бросая жильё и имущество. Там, за городом, можно было найти хоть какую–то крышу над головой, питьевую воду и еду.

Куда ни глянь, между частными домами на каждом клочке земли стояли палатки, в которых люди больше интересовались происхождением и социальным положением. Вместе жили корпоранты, мигранты, контрабандисты, торговцы, уличные бандиты… У всех оставалось лишь одно желание — выжить.

С 2023 по 2030 годы пустующий Найт–Сити медленно разрушался. Городская власть развалилась вслед на упавшими небоскрёбами. Ведь бывшие чиновники мэрии, ставленники крупных корпораций, не имели никакой поддержки среди населения.

Корпорации, средний и мелкий бизнес, привыкшие идти в форватере мегакорпораций, никак не могли решить что делать дальше. Оставаться и восстанавливать город, или перебраться в другой штат?

* * *

Четвёртая Корпоративная война завершилась, оставив после себя чудовищные последствия. В атмосферу попали частицы ядерного взрыва в Найт–Сити; обломки спутников, выведенных из строя в ходе орбитальных боёв; дым пожаров горящих лесов и разрушенных городов; пыль пустыни на месте уничтоженных сельскохозяйственных земель. Грязь, попавшая в атмосферу, создала жуткое красное зарево, в течение двух лет висевшее над землёй. Затем, еще почти десятилетие на восходе и закате дня небо окрашивалось в ужасающий кроваво–красный цвет. Позже мрачный период с 2023 по 2030 годы назовут Красные Времена и будут с неохотой вспоминать как и Великую Депрессию 1930–х годов.

Ликвидация мегакорпораций

Федеральное правительство США по главе с президентом Элизабеттой Кросс внимательно следило за развитием событий Четвёртой Корпоративной войны. Вашингтонские политики выжидали, когда мегакорпорации ослабят друг друга настолько, что позволит перехватить у них некогда ошибочно доверенную им власть.

Вечером 20 августа 2023 года служба внешней разведки доложила президенту Кросс о произошедшем ядерном взрыве в Найт–Сити. По сведению разведки взрывчатку во взорванный небоскрёбы доставила диверсионная группа корпорации «Милитек» во главе с опытным подрывником Морганом Блэкхэндом. Все факты говорили о том, что никого из группы не осталось в живых.

Фактическое поражение корпорации «Милитек» в войне и ядерный взрыв послужили хорошим поводом перейти в наступление и выжать из трагедии собственную политическую выгоду. На следующий день после ядерного взрыва в Найт–Сити Элизабетта Кресс, используя всю мощь военных и пропагандистских ресурсов США, Кресс выступила по телевидению и нарисовала мрачную картину того, как злобная японская корпорация «Арасака», управляемая сумасшедшими, атаковала мирный американский город. Президент Кросс признала корпорацию «Арасака» террористической организацией, конфисковала в пользу федерального правительства США финансовые и промышленные активы корпорации и запретила деятельность этой компании на территории США. При этом, Кросс не стала уточнять, что Калифорния и Найт–Сити в этот период являлись независимыми государствами и не входили в состав США. Далее в своём гневном выступлении президент Кросс предъявила японской корпорации ультиматум — вывести вооружённые формирования корпорации с территории США в недельный срок. В противном случае США оставляли за собой право нанесения бомбового удара по штаб–квартире корпорации «Арасака» в Токио и предприятиям корпорации на территории Японии. Кроме того, США потребовали от государств Коллективного Запада последовать их примеру. Австралия, Канада, Великобритания немедленно выполнили указание из Вашингтона.

Японское правительство, пытаясь сохранить лицо, подключилось к ультиматуму США и сделало всё возможное для того, чтобы как можно скорее вернуть все вооружённые силы «Арасака» в Японию. К 2025 году «Арасака» фактически превратилась в национальную японскую компанию.

В последующее десятилетие с 2025 по 2030 годы Германия и Франция, воспользовавшись беззащитностью как американской «Милитек», так и японской «Арасака», национализировали и перехватили активы этих корпораций, находящиеся на их территории.

Власти США, Европы, Австралии, Канады, Великобритании, занимаясь делёжкой активов японской корпорации, всеми возможными способами, шумихой и большой ложью в СМИ затыкали рты тем, кто искренне недоумевал — почему «Арасака» взорвала свои собственные небоскрёбы, а не здания враждебной корпорации «Милитек», которые находились рядом, в этом же квартале?

Разделавшись с корпорацией «Арасака», президент Элизабетта Кресс возобновила деятельность комиссии во главе с генералом Дональдм Ланди, занимавшейся расследованием случаев превышения политических полномочий в военной сфере. По итогам деятельности комиссии было принято решение национализировать корпорацию «Милитек» и передать её активы их министерству обороны США. Тем самым Элизабетта Кросс укрепила своё влияние среди американских военных.

* * *

Убрав с политической арены крупнейших соперников вашингтонские политики продолжили укрепление своей власти. Мегакорпорациям они больше не доверяли и приступили к тайному выдавливанию их из политического поля руками общественности. Во многих городах, в том числе в Найт–Сити, внезапно возникли местные общественные движения под лозунгом: «Проваливайте, мистер Мегакорп!».

Отделения крупных корпораций поначалу не обратили внимание на общественное движение. Мало ли кто ходит по улицам с броскими транспарантами! Однако, когда они столкнулись с оттоком сотрудников и нежеланием высококвалифицированных специалистов поступать к ним на работу, они осознали серьёзность проблемы.

Топ–менеджмент мегакорпораций, не желая ухудшать ситуацию и так огромных проблем бизнеса, возникших после Четвёртой корпоративной войны, занял выжидательную позицию, предпочитая вести осторожную политику. И если раньше к уличным киберпанкам относились как к городским сумасшедшим и отбросам общества, то теперь, крупный бизнес и местные политики стали относиться к ним всерьёз как к волне общественного протеста. Разжигать революцию никто из бизнесменов не хотел.

Покорение Найт–Сити

В 2032 году, ослабив власть мегакорпораций и центробежные тенденции в штатах, президент Элизабетта Кросс занялась воссоединением бывших территорий США. Она провела переговоры с лидерами суверенных штатов и предложила создать конфедерацию.

Конфедерация Пасифика ставила главной целью восстановление разрушенной войной инфраструктуры и не имела права вмешиваться во внутренние дела суверенных штатов. При такой постановке вопроса на объединение пошли штаты Вашингтон, Орегон, Айдахо, Северная Калифорния и Британская Колумбия.

По договору на территории членов конфедерации на условиях аренды расположились военные базы федерального правительства США с условием, что они не имеют права вмешиваться в политическую и экономическую жизнь местного населения. Перед военными поставили задачу охраны правопорядка до тех времён, пока местная полиция не возьмёт ситуацию под полный контроль. В Найт–Сити в районе Норт Оак расквартировали военнослужащих 157–ой тактической авиационной эскадры, 223–го бронетанкового батальона, моряков авианосца «Джон Ф. Кеннеди» и крейсеров «Тикондерога» и «Вашингтон».

Свободная экономическая зона

На словах всё шло гладко. Однако, никакого финансирования и помощи от федерального правительства в ликвидации катастрофы Северная Калифорния не дождалась. Президент Кросс пыталась политически дожать власти Северной Калифорнии и заставить вернуться в состав США. Она активно искала новые управленческие рычаги в сложившихся условиях. В случае, если Найт–Сити удастся сломить и вернуть в состав США, это опыт она распространила бы на других участников конфедерации. А если покорить Найт–Сити не получится, то этот и так полуразрушенный город мало повлияет на конфедерацию в целом. Именно поэтому в конфиденциальных разговорах с лидерами соседних с Калифорнией штатов президент настоятельно рекомендовала им не тратить скудные местные ресурсы на помощь Найт–Сити. Наступил длительный этап политического противостояния, в котором центральная интрига завязывалась вокруг Найт–Сити.

Новость о создании конфедерации Пасифика послужила положительным импульсом для компаний, которые вели бизнес в Найт–Сити. Они решили вернуться и восстановить разрушенный город. Прежде всего компании и активные общественные организации города сформировали городской совет, которому поручили заняться восстановлением города. Мэрия города обратилась к властям Северной Калифорнии с просьбой о помощи и была разочарована ответом: у государства Северная Калифорния средств нет, соседние государства кредит выделить не могут, а у конфедерации в настоящее время более важные дела с реконструкцией трансконтинентальных дорог. Вся суть вашингтонской политики по отношению к Найт–Сити стала ясна.

Однако, вместо того, чтобы сдаться и пойти на поклон Вашингтону, мэрия подготовила и представила на рассмотрение законодателям Северной Калифорнии законопроект о создании в заливе Коронадо и Найт–Сити зоны свободной торговли. Ожидая яростного сопротивления политики Найт–Сити удивились тому, как легко и гладко был принят этот закон. Северная Калифорния, не желая, чтобы Вашингтон шантажировал её, согласилась на выделение из своего состава разрушенного и приносящего одни убытки Найт–Сити. Федеральное правительство США одобрила решение Северной Калифорнии и признала Найт–Сити зоной свободной торговли конфедерации Пасифика. Президент Кросс полагала, что всё идет по её сценарию и этот законопроект не более чем агония.

Неожиданно для всех оставшиеся мегакорпорации открыто поддержали решение о зоне свободной торговли Найт–Сити. Дело в том, что корпорации «Биотехника» и «Петрохим» планировали заняться восстановлением разрушенной флоры и фауны как территории Америки, так и на других континентах. Они активно осуществляли лабораторные исследования в области биотехнологий и генетики. При этом, им требовались полевые испытания для того, чтобы посмотреть, как поведут себя в естественной среде экспериментально выведенные животные и генетически созданные растения. Пустынные окрестности Найт–Сити, законодательная неурегулированность экологических проблем и политическая изоляция — идеально подходили корпорациям.

Так, шаг за шагом политические интриги мегакорпораций и федерального правительства США превратили Найт–Сити в город–государство, в политический остров. В 2032 году период неопределённости завершился. Корпорации вернулись в Найт–Сити, а за ними потянулись сотрудники этих корпораций и другие горожане.

Вновь сформированные городские власти Найт–Сити понимали двойственность своего положения. С одной стороны, без корпораций восстановить город невозможно. С другой стороны, ещё не прошёл болевой шок того, что натворили в Найт–Сити мегакорпорации. Поэтому, политики Найт–Сити сделали ставку как на старые компании среднего размера, так и на новый бизнес, в первую очередь зарубежный. Предоставив большую экономическую свободу бизнесу, городские власти жёстко следили за тем, чтобы тот не вмешивался в политику города.

Свободная экономическая зона позволила Найт–Сити укрепить отношения со многими внешними игроками, прежде всего с компаниями Юго–Восточной Азии, которые до этого не хотели принимать сторону акул бизнеса — американского «Милитека» или японской «Арасаки». Найт–Сити превратился в морские, воздушные, маглевные ворота в Азию.

Открывая отделения своих фирм в Найт–Сити, компании занялись строительством и благоустройством. Город ожил.

Восстановление Найт–Сити

Получив поддержку компаний, которые с интересом восприняли новость о создании в Найт–Сити зоны свободной торговли, мэрия города обратилась к кочевникам клана Альдекальдо с предложением участвовать в тендере на разбор завалов и очистке города. Выбор был сделан неслучайно. Дело в том, что совсем недавно клан Альдекальдо и его подрядчик небольшая компания «Стормтек» занимались расчисткой пострадавшего от урагана Чикаго.

Клан Альдекально выиграл тендер, и с 2032 по 2035 годы занимался подрядами мэрии Найт–Сити. Они привезли морем морские контейнеры и построили для беженцев временное жильё. Пусть контейнер и лишён удобств, но всё же это много лучше переполненной палатки или ночёвке под открытым небом.

Обследование показало, что ядерный взрыв затронул лишь центральную часть города, не оставив разрушений и радиоактивного заражения в других районах Найт–Сити. Для расчистки улиц кочевники использовали бульдозеры и отремонтированные танки, брошенные участниками боевых действий. Они сгребли строительный мусор и радиоактивный слой земли корпоративного центра и вывалили в залив, тем самым укрепив и отодвинув от города береговую линию.

Кочевники ремонтировали дороги, ведущие к городу. Занялись управлением движения контейнеровозов в морском порту Найт–Сити.

В эти мрачные годы в голодном и холодном Найт–Сити появились ночные рынки. Кочевники привозили в город фургоны с едой, пираты доставляли товары с затонувших кораблей, а банды пригоняли грузовики, набитые товарами контрабандой. На чёрном рынке покупали и продавали всё — одежду, снаряжение, оружие, кибературу, данные...

Для активизации транспортных связей с Юго–Восточной Азией, в следующем, 2033 году приступили к развитию и расширению межконтинентального маглева «Планетран».

В Найт–Сити возобновилось строительство и реконструкция зданий. Пригороды активно разрастались, изменяя форму и постепенно срастаясь с центральной частью города. После 2045 года там, в пригородах, занялись строительством первых аркологий, предназначенных для создания безопасных жилых зон. Однако, архитектора, подобного по квалификации Ричарду Найту, не нашлось. Город перестраивали и расширяли хаотично, без единого плана и замысла.

Восстановление города и повышение уровня благополучия сопровождались резким ростом численности населения. В 2045 году статистическое бюро мэрии Найт–Сити сообщило, что число зарегистрированных в городе граждан превысило пять миллионов человек.

Телекоммуникационная сеть «СитиНет»

В период с 2025 по 2030 годы европейская служба контроля телекоммуникаций «Нетвотч» совместно с государственными организациями других стран попытались устранить повреждения, нанесённые вирусом «ДатаКраш». Однако, восстановить глобальную сеть Интернет не удалось. Тогда, служба контроля телекоммуникаций «Нетвотч» возвела фаервол и заблокировала выход в Интернет, несмотря на то, что какая–то активность нетраннеров и трансцентентного искусственного интеллекта наблюдалась в глубинном Интернете. От старого Интернета осталось лишь несколько действующих узлов.

Ожившему Найт–Сити срочно требовалась связь. Вначале заработала мобильная связь с покрытием только в черте города. Международная сотовая связь не работала, поскольку в ходе Четвёртой Корпоративной войны большинство спутников связи оказались сбиты с орбиты или выведены из строя.

В ожившем Найт–Сити уже с 2032 года принялись создавать новую городскую сеть «СитиНет» со строго контролируемыми соединениями между узлами. Сначала заработали фрагменты локальных сетей в пригородах. Затем, к 2040 году соединили фрагменты в полноценную городскую сеть «СитиНет».

В 2045 году телекоммуникационные фирмы совместно с компанией «Нетвотч» приступили к экспериментам по соединению сети «СитиНет» с межрегиональным сетями близлежащих городов. Неожиданно, эксперименты натолкнулись на противодействие некоторых компаний, которые не желали подключаться к «СитиНет», опасаясь повторения хакерских и вирусных атак, подобных «ДатаКраш».

Несмотря на консервативные взгляды сеть развивалась. Появились первые пулы данных, информационные серверы и системы обмена сообщениями. Сообщества пользователей совместными усилиями принялись создавать открытый контент, пытаясь привести его к привычному виду гипертекстовых страниц.

Фиаско политики США

С 2040 по 2045 годы президент США Элизабетта Кресс несколько раз пыталась военной силой захватить Найт–Сити. Однако, каждый раз она сталкивалась с решительным отпором со стороны жителей непокорного города и противодействию со стороны свободных штатов, которые понимали, что в случае успеха военной авантюры США они станут следующими жертвами.

Покорение Найт–Сити не состоялось. Город, как раненый, сбитый с ног зверь, собрался с силами, сумел подняться и с яростным криком вновь бросился в бой за осуществление своей мечты — стать самым важным городом на планете. Мечта — это сила, а этот город — большой мечтатель.

Технологический упадок

Четвёртая Корпоративная война разрушила глобальную транспортную и промышленную инфраструктуру, что привело к технологическому упадку, так и не преодолённому к 2077 году.

Глобальное морское судоходство оказалось уничтожено. Блокады портов, минные поля, случайное, а порой преднамеренное уничтожение транспортных судов… Без танкеров остановились нефтеперерабатывающие заводы, а за ними автомобили. Без поставок редкоземельных элементов остановились линии производившие электронику… Участились случаи захвата судов морскими пиратами.

Наземный транспорт постигла та же участь, что и морской: повреждённое дорожное полотно, разрушенная система управления движением, пытающиеся грабить дальнобойщиков банды…

К 2030–м годам промышленное производство резко снизилось и возник дефицит товаров. Для потребителей гораздо важнее стало достать работающую, а не модную технику. Какой прок от новейшей модели смартфона, если она не работает?! Оптовая торговля в который раз пересматривала старые складские помещения в поисках забытых, когда–то немодных товаров. Контрабандисты рыскали по местам боевых действий в поисках повреждённых грузовиков с техникой. Новая техника стала предметом роскоши.

В 2040–х годах пришлось заняться адаптацией старых технологий, пытаясь найти им новое применение. Так же, как в конце двадцатого века улицы города облюбовали киберпанки, во второй половине двадцать первого века на свалках стали хозяйничать технические специалисты утильпанки.

Арасака возвращается

В период 2045 по 2077 годы Найт–Сити и федеральное правительство США находились в состоянии холодной войны.

Президент Элизабетта Кросс, а после её приемники вели длительную, уродливую политику в попытках вернуть Северную Калифорнию и другие свободные штаты конфедерации в зону своего влияния. Однако, ни шантаж, ни военные угрозы не произвели впечатления. В Найт–Сити никого не интересовала идея президента Кресс сделать Америку снова великой и переучредить Новые Соединённые Штаты.

Дошло до того, что президент Кросс вступила в тайные переговоры с наследниками корпорации «Арасака». В случае, если японская корпорация поможет захватить Северную Калифорнию, ей обещали вернуть право ведения бизнеса не только на всей территории конфедерации Пасифика, но и в странах–саттелитах: Канаде, Австралии, Великобритании…

В 2045 году тайные агенты корпорации «Арасака» появились в Найт–Сити. Они занялись изучением социальной и политической обстановке в городе, а позже формированием «пятой колонны», агентов влияния на плечах которой смогли бы прийти к власти.

В период с 2045 по 2077 годы Найт–Сити боролся уже не столько с разрушениями от ядерного взрыва, сколько низким уровнем жизни и возрастающей социальной напряжённостью.

Конкуренция обострилась до социально опасного уровня. Корпорации перестали действовать глобально, но принялись добиваться доминирования на локальных рынках, жёстче чем прежде, играя грязно и грубо. Конфликты перестали решаться за столом переговоров, а выплеснулись на улицу. Решалами, как и прежде, стали эйджраннеры: фиксеры, наёмники, бандиты…

К 2077 году городской совет отражал реальную политическую картину Найт–Сити. Он представлял собой эклектичное сборище представителей корпораций, преступных синдикатов, эйджаннеров… В том числе туда прекрасно вписались агенты корпорации «Арасака».