Боевые спутники мои

Первым делом я поднялся в паб «Утопленница» поделиться впечатлениями с другом Бадероном.

— Вот это да! Птица высокого полёта спустилась на нашу грешную землю! — воскликнул лидер авантюристов, увидев меня. — Как путешествие? Понравились Гридания и Ул'да?

— Если честно, я мало что видел, — признался я. — Аэропорт, эфирит, переговоры, эфирит, аэропорт. Надеюсь, когда–нибудь мне удастся снова посетить эти города, спокойно побродить по улочкам и побеседовать с жителями.

— Не надейся! — хохотнул бармен. — Не будешь ты степенно бродить по центральным улицам! Будешь носиться как ужаленный по самым захолустным закоулкам. Такова уж твоя доля авантюриста!

Развеселившись не в меру мы не заметили как к нам подошёл коммодор Рейнер Хансред.

— Добрый день, позволите прервать вашу светскую беседу? — с озабоченным выражением лица осведомился он.

— Салют коммодору из всех береговых орудий, — всё ещё шутливо поприветствовал коммодора Бадерон. — Зашли выпить?

— Не до шуток, коллега! — остановил его Рейнер. — Нападение пиратов на посёлок Резвый Окунь вызвало панику среди населения. Ходят слухи, что севернее Алепорта видели подозрительных личностей, выходящих из морской пещеры Састаша. Нужен скаут, провести разведку на местности, посмотреть что там и кто там.

— Вот он сидит перед вами! — мотнул Бадерон головой в мою сторону. — Вполне достойный скаут, мечтающий о спокойной прогулке по необычным местам.

— Здравствуйте, Гек! Уже вернулись в Лимсу Ломинсу? Быстро же вы! — поприветствовал меня коммодор.

— Что известно о пришлых? — перешёл я к делу.

— Прошлой луной очевидцы видели неизвестный корабль, прошедший мимо Алепорта и острова Умбра. Ушёл ли корабль в море или где–нибудь причалил не известно, — сообщил коммодор и поинтересовался. — Гек, знаете где расположена пещера?

— Да, — подтвердил я. — Я проходил стажировку в форте долины Черепов и на пост возле Састаши относил приказ о прекращении патрулирования.

— Как раз тот, последний патруль, о котором в говорите, не обнаружил в пещере ничего подозрительного, лишь живущее там семейство курлов. Предполагаю, что слухи беспочвенны, но следует проверить пещеру и успокоить население. Как вы знаете, все мои подразделения в настоящий момент переброшены к границе и сдерживают атаки сахагинов. Мне некого туда отправить. Поэтому, я и обращаюсь к вам, — пояснил свою просьбу Рейнер.

— В одиночку идти в пещеру опасно, — заметил Бадерон. — Курлы — злобные зверюги. А уж если там самка с детёнышами, порвёт — не вздрогнет. Обратись к спецагенту Тироро, пусть подберёт боевую группу.

— Сейчас же и свяжусь, — согласился я.

— Ну, тогда удачи! И поосторожнее маневрируйте в узких фьордах грота! — напутствовал Бадерон.

Эфирит Резвого Окуня знакомо гудел, пока я приходил в себя от перелёта.

— Гек? Неужели опять атака? — испуганно спросил, увидевший меня Свиигcкииф.

— Нет–нет! Я к вашему коллеге, по другому поручению.

— Фууух! Напугал, — с облегчением выдохнул агент.

Я вошёл в дом, в котором прошлый раз встречался со спецагентом. Комната казалось пустой.

— Кхм, кхм! Агент Тироро у меня особое задание…, — проговорил я в пустоту.

— А с кем вы сейчас разговаривали? — из тени за моей спиной выглянул агент.

— Никак не научусь находить вас в затенённой комнате, — извинился я.

— Ничего, наберёшься опыта и сможешь, — успокоил меня Тироро. — Бадерон уже связался со мной и кратко пояснил поставленную задачу. Так что эту часть можешь пропустить. Какие мысли насчёт оперативной группы?

— Мне бы хотелось пойти в разведку с предыдущей группой, — попросил я. — Я им доверяю, знаю что от них ожидать.

— Тогда, иди встречай! Минут через десять начнут подтягиваться, — сообщил Тироро.

Я вышел на улицу. Рыбацкий посёлок жил обыденной жизнь. Неторопливо копал огороды, чинил жилища, разделывал рыбу… Казалось, спроси любого и он ответит, что ни о каких пиратах никогда и не слышал…

Эфирит натужно загудел. «Кто–то летит», — подумал я. Один за одним из эфирного потока выходили Туся, Йоксель и Матрёна.

— Знакомые всё лица! — радостно приветствовал я их.

— Привет, Гек! — отзывались они, приходя в себя от перелёта. — Какие планы?

— О! Вас ждёт увлекательное путешествие по подземному миру Западной Ла Носки, — голосом экскурсовода, которым однажды надо мной прикалывался Бадерон, зазывал я. — Там на неведомых дорожках — следы невиданных зверей! В конце пути прихлынут волны на брег песчаный и пустой. И, вполне вероятно, куча сахагинов безобразных чредой из вод вынырнет ясных. И с ними дядька их морской… Однажды, я заглядывал в пещеру Састаша. Там затхлый дух… там тиной пахнет!

— Звучит привлекательно! Дайте нам билеты пожалуйста: два взрослых… — Йоксель снизу вверх посмотрел на Матрёну, — и один детский.

— Возьми меня на ручки и без билета пропустят, — подыграла лалафелю рослая ругадиинка.

— А если серьёзно, что нам предстоит? — тихо, не привлекая внимания жителей посёлка, спросила Туся.

— Разведка. Предстоит пройти пещеру и посмотреть, не завелась ли там какая нечисть, — так же тихо ответил я. — Отправляемся!

Путь бодрым шагом до пещеры Састаша по приличной, мощёной булыжником, дороге занял минут двадцать.

— Стой, кто идёт? — остановил нас постовой. — Проход закрыт, запретная зона!

— Приказ коммодора, — протянул я записку постовому. — Необходимо провести патрулирование.

— Я туда не полезу! — ужаснулся постовой, мотая головой.

— И не надо! Мы пойдём! — успокоил его я.

— Сумасшедшие! Там можно встретить что угодно — злобных монстров, сахагинов, пиратов… Слышали о нападении на посёлок Резвый Окунь? Говорят, отсюда пираты и пришли.

— Может и пришли, — согласился я. — Вот только я не слышал, чтобы вернулись. Там, в рыбацком посёлке, их утлая лодочка и затонула.

— Ну, идите, идите… — недовольно засопел постовой. — Моё дело предупредить.

Мы вошли под мрачные мокрые своды пещеры Састаша. Постепенно глаза привыкли к полумраку. Бледный свет исходил от кончиков редких растений и снующих светлячков. С писком проносились летучие мыши, шурша перебирали на месте щупальцами аурелии, клацали панцирями по камням крабы.

По пещере шла хорошо протоптанная тропа. Непонятно, топтались тут звери или люди, но гости в пещеру наведывались частенько.

— Пришли! Дальше хода нет, пришли! — во весь голос брякнула Матрёна.

Тропа упиралась в каменную стену.

— Расходимся вправо и влево! Где–то должен быть проход, — предложил я.

— Да там сплошная скала, —

Матрёна бросала камни вдоль стены. Отчётливо слышалось как камни звонко бились о препятствие и шлёпались на землю.

— Тссс… — внезапно Туся обернулась, прислушалась и выставила перед собой копьё. — Кто–то есть…

Самка курла пружинистым прыжком приземлилась перед Тусей и зарычала. Что следует делать группе объяснять не пришлось. Я рубил, Туся отбивалась копьём, Йоксель метал магические шары и молнии, Матрёна швыряла камнями. Израненная самка рявкнула и затихла.

— Ну что, киса, поиграла? Полежи отдохни! — пнула курла ногой Матрёна, желая убедиться, что кошка не поднимется.

— Погодите! — Йоксель ладонью ощупывал стену. — Что–то тут не так! Ага! Нашёл!

Йоксель надавил на камень, неестественно торчащий из скалы. Сработал скрытый рычаг и открылся проход.

— Прошу! — широким жестом пригласил довольный собой Йоксель.

В тёмном туннеле, по которому мы шли, замаячил свет. У костра перед деревянной дверью сидели три пирата. Жестами я показал группе «Тихо!», «Атакуем!». Мы подкрались поближе и напали на пиратов.

— Как они нас нашли? — закричал пират от неожиданности. — Капитан! Капитан Мэдисон!

— Это ещё кто такие? — вскочил с камня капитан в треуголке с попугаем на плече и вытащил кривую саблю.

Зазвенел металл, затрещали магические молнии Йокселя. Два матроса быстро пали под нашими ударами. Старый моряк оказался опытнее. Кривой саблей он успешно отражал атаки и подтрунивал над нами:

— Милые пупсики! Подходите, подходите поближе! Перережу вам глотки и скормлю безумному морскому змею!

— Капитан всех сильнее! Капитан всех сильнее! Сквиик! — звонко закричал попугай, летая над головой старого пирата.

— Да тут одни девицы! — скалился капитан.

Наконец, молодость взяла своё. Уставший быстрее нас старый моряк распахнул деревянную дверь и бросился бежать по тоннелю.

— Задраить люки! Задраить люки! Сквиик! — вопил истошным голосом попугай, улетая за ним.

— Задержите их! — кричал кому–то бегущий впереди капитан. — Выпускайте собак!

Где–то щёлкнула задвижка клеток, навстречу нам бежали пираты и крупные шакалы.

Две группы врезались друг в друга. Удары, стоны, собачий визг…

— Никто не ранен? — поинтересовалась Матрёна. — Есть на ком попрактиковаться в медицине?

— А у тебя пилочка есть? — тонким жалобным голоском спросила Туся. — Кажется я ноготь сломала!

Мы захохотали, напряжение боя улетучилось.

— Куда побежал капитан? Видели? — продолжая смеяться спросил Йоксель.

— Вроде туда! — показала рукой Матрёна в дверной проём.

Воздух в туннеле, по которому мы шли, посвежел. Дышалось легче. Ещё один поворот и тропа вывела в огромный морской грот, смотревший в открытое море.

— Красотища! — восхищённо протянула Матрёна. — Гляньте какой закат над морем!

— Я же вам обещал экскурсию по красивым местам, — вставил я. — А вы мне не верили!

На берегу грота громоздились груды ящиков и бочек, лежало оружие, торчала из тюков одежда.

— Похоже, что недавно тут разгрузился корабль, — присвистнул Йоксель. — Кто–то собрался вооружить армию.

— Вон он! — показала рукой влево Матрёна.

Мы увидели, как капитан Мэдисон быстрым шагом подошёл к крупному сахагину с кривым копьём в лапах.

— Пшшш... Ты рашшшкрыл нашшше мешшшто, землеходячччий! — зашипел сахагин.

— Нет! Я не… — сражённый сахагином пират упал замертво, не успев договорить.

— Вперёд! — скомандовал я и с топором кинулся на морскую тварь.

— Придурки безззплавникофффые! — прошипел сахагин, поджидая нас и угрожающе помахивая широким кривым наконечником копья.

Зверь оказался неимоверно силён. Наши атаки он успешно отражал, широкими ударами пытаясь поразить кого–нибудь из нас. Каждый его удар мог оказаться смертельным.

— Выматывайте его! С жабрами по воздуху много не побегает, задохнётся, — выкрикнул я.

Мы с Тусей носились по гроту раздразнивая бегавшего за нами сахагина. Йоксель издалека бил по нему магическими молниями, Матрёна бросала камнями.

Сахагин остановился, глаза налились кровью, уверенность покинула движения.

— Выдохся! Добиваем! — скомандовал я.

Мы яростно, и быстро насколько могли, били противника. Сахагин обмяк, упал на землю и прошипел подыхая:

— Утонуть на сушшше… вечччное проклятие…

Уже стемнело, когда мы вылезли из пещеры Састаша. Постовой сидел возле костра, поёживаясь от прохладных порывов ветра с моря.

— Неужели живы? — обрадовался военный, увидев нас. — Да вы герои!

— Вот так и приходит слава! — выпятил грудь колесом Йоксель. — Осталось понять где мой сундук с богатствами.

— Какие–то монеты, конечно, коммодор Рейнер нам подкинет за успешную операцию, — усмехнулся я, — но на сундук не рассчитывай!

— Да ему что горсть, что сундук! Ничего не держится в дырявых карманах! — шутливо вставила Матрёна. — А всё потому, что кто–то слишком много ест!

— Что ж поделать, если у меня хороший аппетит? — развёл руками Йоксель и мечтательно зевнул. — Эх, сейчас бы кружечку холодного эля…

Чуть поодаль от нас горел другой костёр и вокруг него расположилась шумная компания.

— А это кто? — поинтересовался я у постового, мотнув головой в сторону другого костра.

— Авантюристы, — со вздохом ответил военный. — Как и вы пришли покорять Састашу. Провозились до заката и решили идти с утра. После того, как вы вышли, я их отговаривать не буду. Раз там никого нет… Пусть лезут!

Голоса, сидящих по соседству с нами авантюристов, далеко разносились в точной тишине.

— Эдда, где тебя носило? — раздражённо выговаривал лидер группы. — Из–за тебя не успели до темноты!

— П–прости, Авэре! — оправдывалась девушка. — Я бежала быстро, насколько могла! Это всё торговец! Заломил такую цену! Я долго его упрашивала отдать два зелёных целебных зелья за те деньги, которые вы мне дали. Я понятия не имела, насколько это дорого!

— Буга–га! — громко заржала лучница. — Бежала? Эдда, да ты настолько медлительна, что тебя обгонит любая улитка!

— Састаша — прекрасный первый пикник для нашей группы, — самоуверенно вставил авантюрист в снаряжении мага. — Побродим по пещере, попинаем крабов… Разве это трудно?! Не ожидал, что первое же посещение гильдии авантюристов станет таким простым способом добиться признания и денег.

— Да уж! Авантюристы должны делать большие дела и отхватывать огромные бабки! — заявил тот, кого называли Авэре. — А мы просиживаем тут из–за тупой девчонки. Сменю лекаря при первой же возможности!

— Авэре, не надо! Я очень стараюсь! — жалобно попросила девушка.

Мы пожелали постовому спокойного дежурства и по ночной дороге всей группой зашагали в сторону Резвого Окуня.

«Ну, уж сейчас, ты от меня не спрячешься», — подумал я перед дверью дома, в котором мы встречались со спецагентом. Я ворвался в комнату и бросился в тёмный угол, из которого прошлый раз вышел агент. Никого! Не раздумывая с побежал в другой, третий…

— Гек, по–моему ты всё усложняешь? — услышал я голос за спиной.

Обернувшись я увидел спецагента Тироро, сидящего за столом в центре комнаты на самом освещённом месте.

— Тьфу! — рассердился я на самого себя и доложил сквозь зубы. — Задание выполнено. Утром отправлюсь в Лимсу Ломинсу и доложу коммодору.

— Нет! — покачал головой Тироро. — Ваша группа получила ещё два оперативных задания и утром первым же рейсом вылетает в Гриданию.

— Тогда передайте коммодору следующее, это важно, — сообщил я. — Састаша имеет выход к морю. Корабль, который видели очевидцы, причаливал именно туда и выгрузил военное снаряжение. Очевидно, что оно предназначено для новых пиратских банд. Следует вывезти или уничтожить этот военный склад.

— Понял, доложу! — кивнул спецагент Тироро. — А ты иди отдыхай. По прилёту в Новую Гриданию подойди к Мюине — лидеру гриданских авантюристов, она в курсе дела. После Гридании вас ждут в Ул'де. Момоди — лидер авантюристов Ул'ды — знает с кем вы должны встретиться.

Солнце лишь выкатилось из–за горизонта, а мы всей группой уже мчались на дирижабле в сторону Гридании.

— Эгей! — от восторга кричал Йоксель подпрыгивая на палубе, чем вызывал испуганные взгляды пилота.

— Красотища! — басила Матрёна.

— Смотрите–смотрите, а это облако похоже на взбитые сливки! — показывала пальчиком Туся.

С важным видом знатока я провёл друзей по пирсу в зону прилёта, а затем через турникет на второй этаж здания. У регистрационной стойки гильдии авантюристов стояла элизенка средних лет с короткой стрижкой и грустными глазами.

— Доброе утро Мюина! — поздоровался я. — Вам привет от коллеги Бадерона!

— Здравствуйте, здравствуйте! Только что прибыли? — поинтересовалась она, сложив руки на груди и слегка наклонив голову в сторону.

— Да, прямо с дирижабля к вам, — кивнул Йоксель.

— Тогда пора завтракать! — интонацией доброй бабушки, обращающейся к зашедшему к ней в гости внуку, проговорила Мюина. — Садитесь за любой свободный столик, официантка сейчас подойдёт.

Официантка принесла полный поднос еды — большой чайник чая, сыру, ветчины, хлеба, булочек и печенья.

— И это всё мне?! — пошутил Йоксель.

— Нет, не всё! — как обычно, принялась подшучивать над Йокселем Матрёна. — Сейчас ещё пару подносов принесут!

— Ешьте, ешьте, не стесняйтесь, — подсела к нашему столику Мюина. — Заодно и поговорим. Итак, значит вы спелеологи…

— Кто? — не понял я.

— Разведчики в пещерах, — пояснила она. — Довольно редкая военная специальность. Военнослужащие гарнизонов под землей воевать не любят и отказываются под любым предлогом.

К нам подошёл мужчина в красной военной форме с длинным луком и колчаном стрел за спиной.

— Доброе утро, Левин! — поприветствовала его Мюина. — Подсаживайтесь к нашему столику. Оперативная группа из Лимсы Ломинсу уже прибыла. Знакомьтесь!

— Меня зовут Левин, — представился лучник. — Я командую подразделением Колчан Богов. Пока вы завтракаете объясню ситуацию. Даже не знаю с чего начать… Пожалуй, начну по порядку.

В древние времена, задолго до гриданской, в этих местах существовала другая цивилизация — Гелморра. Населяли её предки нынешних элизенов. Жители Гелморры большую часть времени проводили под землёй, укрываясь от обитавших в лесу элементалов и звериного племени иксалов. Со временем гелморране вышли на поверхность, подружились и стали жить в мире с элементалами, которые научили их волшебству. Тому самому, которое теперь преподаётся в гриданской гильдии волшебников. Окрепшие древние элизены вытеснили иксалов глубже в лес. Построили новые города, а старые превратились в некрополи, в которых хоронили умерших.

Когда первая волна переселенцев гиуров достигла этих мест, здесь уже жили два клана элизенов. Элизены и гиуры вместе основали Гриданию, в которой и живут бок о бок на протяжении веков.

За год перед Катастрофой, когда над Эорзией повисла красная луна, откуда–то появился религиозный культ под названием Агнцы Даламуда. Сектанты приняли Даламуда — искусственную луну — за бога, молились и ожидали пришествия мессии. Но Даламуд взорвался на тысячу пылающих метеоров, вместо того, чтобы в сиянии спуститься на землю и принести благодать. Думаете они разочаровались в своей вере, увидев как их бог превращается в пепел? Отнюдь! Пламя, охватившее мир, лишь усилило их фанатизм. Даламуда больше нет, разрушенная Эорзия страдает, а сектанты ожидают следующего пришествия. Агнцы Даламуда убеждены, что еретики — то есть все, кроме них — помешали пришествию Господа и Спасителя. Священный долг сектантов — отомстить за него, убивая неверных.

И, наконец, о деле. В районе Центрального Леса находится некрополь Там–Тары — с древними захоронениями знатных гелморранских семей, в том числе и царских. В последнее дни очевидцы видели там Агнцев Даламуда. Уж не знаю, что там делают эти фанатики, но уверен, что добром для Гридании это не кончится. Нужно пресечь потенциальную угрозу в самом зародыше, остановить безумцев, пока беда не выплеснулась наружу.

— А почему вы не расправитесь с фанатиками сами? Зачем вам нужны именно мы? — спросил Йоксель.

— Раньше, я именно так бы и поступил, — вздохнул Левин. — Направил бы лучших бойцов с приказом рыскать по подземелью, найти и уничтожить сектантов. Но Катастрофа подкосила наши ряды. Каждый боец на счету. Всех военных мне приходится держать на границе с иксалами. Птицелюди не дают нам ни минуты передышки, исследуют каждый ильм нашей обороны в поисках слабых мест для возможного штурма. Такое чувство, что они решили взять реванш и вернуть себе исконные территории своих предков.

— Ну как? Возьмётесь за это дело? — заглядывая нам в глаза спросила Мюина.

— Попытаемся сделать то, что в наших силах, — ответил я. — Поймите! Нас всего четверо авантюристов, а не Двенадцать Всемогущих Богов.

— Спасибо, что согласились! — поднялся из–за стола командир лучников. — Я пришлю вам проводника, который покажет дорогу до некрополя. Искренне желаю удачи вам и Гридании!

— Задача ясна? — обратился я к друзьям.

— Погулять по некрополю, возложить цветочки к могилкам Их Превосходительств и немного поспорить на религиозные темы со Свидетелями Даламуда, — паясничал Йоксель. — Задача яснее тёмного, то есть я хотел сказать — темнее ясного!

Подошёл элизен в красной военной форме:

— Готовы? Поедем верхом, — сообщил он.

За углом Полога Ведьм возле загона нас ожидали четыре запряжённые чокобо с сёдлами, украшенными гербами местного гарнизона — двумя змеями, обвивающими цветок лотоса.

— Выбирайте, — махнул рукой военный.

— Матрёна, бери самую маленькую, — тут же стал потешаться Йоксель. — Положишь её в карман.

— А ты не вздумай лезть на самую большую, — не отставала Матрёна. — А то птица подумает, что это блохи.

— Поехали уж, шутники! — подогнал я их.

Мы выехали из ворот города и углубились в лес. Между деревьев вилось множество мощёных дорог, висели мосты через реки, брёвна укрепляли землю на подъёмах и спусках. В некоторых местах вдоль дорог стояли невысокие каменные стены, предупреждая оползни.

— Я бы сказала, что это великолепная лесная прогулка, если бы не необходимость лезть в эти чёртову нору, — сообщила мне на скаку Туся, пришпоривая жёлтые бока чокобо.

Через полчаса мы остановились возле спуска в катакомбы.

— Стойте! Прохода нет! — остановил нас постовой.

— Приказ командира Левина, — вышел вперёд сопровождающий нас элизен. — Пропусти их!

Вдвоём они с трудом отодвинули массивную дверь и пропустили нас внутрь.

Короткий коридор вывел нас в огромную пещеру, уходящую в глубину.

— Здесь явно не древние гелморране резвятся. Посмотрите! — Туся показала на странную световую конструкцию.

Три луча голубого света поддерживали большой фиолетовый шар тумана, висевший высоко под потолком пещеры.

— Это тёмная магия высшего уровня, — серьёзно сказал Йоксель. — В этом фиолетовом тумане душа того, кого пытаются воскресить.

— Кто бы это ни был, не думаю, что это обрадует гриданцев, — вставил я. — Надо погасить светильники, удерживающие шар.

По боковой стороне пещеры к нижней каменной площадке на дне спиралью спускался пандус, образуя главную улицу подземного города, от которой в радиальном направлении, как спицы в колесе, отходили улочки. В некоторых местах пандус расширялся, образуя небольшие площадки. На них стояли светильники, испускающие лучи света.

— Смотрите, в некоторых местах пандус, идущий вдоль скалы, обвалился, — показал рукой Йоксель. — Боюсь не перепрыгнем, расстояние приличное.

— Может попробуем обойти провалы пандуса по боковым тоннелям? — предложила Туся.

— В любом случае стоит посмотреть что там, — согласился я.

Мы спускались по боковому пандусу, сворачивая в радиальные улицы возле обвалов. Там мы наткнулись на сам некрополь. В крупных гробницах, расположенных в отдельных комнатах помещались саркофаги выдающихся деятелей Гелморры. В других гробницах, как следовало из надписей, покоились представители благородных домов Ак–Иник и Ак–Мена. По коридорам между могил бродила нежить, при жизни бывшая слугами в благородных домах.

Порой на нас нападали элементалы, полагающие, что мы нарушаем покой древних элизенов.

Добравшись до первой площадки мы увидели жреца Даламуда в бордовом капюшоне, творящего заклинания над сектантским светильником, испускающим вверх голубой луч света. Завидев нас, он попытался метать огненные шары, но боевые навыки моих друзей оказались совершеннее. Умирающий фанатик произнёс заклинание и превратился в подземного сборщика грешных душ. Размахивая чёрными кожистыми крыльями сборщик пытался отвлечь наше внимание и смести острой косой. Йоксель магическими молниями наносил ему урон, а Туся непременно оказывалась за спиной неповоротливого порождения тьмы. Уничтоженный сборщик рассеялся фиолетовым туманом во тьме пещеры.

Я подошёл к алтарю и погасил сектантский светильник. Одним лучом стало меньше. Шар фиолетового тумана под потолком пещеры немного отплыл от своего прежнего положения.

То свободно двигаясь по пандусу, то пролезая по узким боковым проходам и провалам в стенах некогда стоявших строений, мы добрались до второй площадки. На ней сектант, одетый как и первый, творил заклинания тёмной магии. «Религиозный спор» оказался недолог. Фанатик рассеялся в сиреневый туман, а светильник — потушен. Шар фиолетового тумана, висевший на одном луче, немного опустился.

Последняя площадка, расположенная у дна пещеры, оказалась запечатана магическим барьером.

— Погодите, дайте подумать, — попросил нас Йоксель и стал рыскать по близлежащим тоннелям.

Через некоторое время — в темноте пещеры сложно оценить прошло минут десять или час — Йоксель вынырнул из темноты, держа в руках нечто светящееся.

— Нашёл на дальнем алтаре, — пояснил он. — Это сектантские чётки. Должно сработать.

Лалафель приложил чётки к центру сложного геометрического узора, покрывающего магический барьер. Барьер заколыхался, распался на маленькие фиолетовые облачка, превратившиеся в подземных тварей. Стая бесов–могильщиков накинулась на нас. Из–за алтаря на площадке два жреца Даламуда швыряли магические шары. Я взялся рубить жрецов, а Туся, Йоксель и Матрёна разделались с бесами.

Йоксель погасил сектантский светильник, потух последний голубой луч. Шар фиолетового тумана под потолком дрогнул и с возрастающей скоростью стал падать на дно пещеры. В тот же миг из–под пандуса, на котором мы стояли к центру пещеры медленно стал выдвигаться каменный мостик.

Фиолетовый шар ударился о круглую каменную площадку на дне пещеры, раскрылся, высвободив высокую стройную фигуру в некогда роскошной мантии и королевским скипетром руках. Существо постояло, приходя в себя от вечного сна, и повернулось в нашу сторону.

— Кто призвал меня из пустоты? — прохрипело древнее создание. — Почему в моём городе так темно, сыро и тихо? Чужаки, рождённые зарёй, как вы прошли сквозь ворота? Как попали в Круг Вечного Спокойствия? Подходите! Бессмертный король глубины ночи напьётся светом зари.

— Мне кажется, дружеской дискуссии не получится, — озадаченно съязвил Йоксель. — Придётся прибегнуть к радикальным методам убеждения. Не станем вдаваться в духовную сущность, а поступим как атеисты — изрубим материализовавшееся тело.

Мы устремились в Круг Вечного Спокойствия — круглую каменную площадку в сердце подземного города.

Древний король швырял в нас огненные шары, призывал бесов–могильщиков, нежить бывших слуг и подземных пауков.

— Наверное в древности это «оружие» производило настолько ужасающее впечатление, что иксалы и другие враги гелморран умирали от страха, — издевался над королём Йоксель. — Но современные дети рассказывают сказки и пострашнее.

Древний король упал, воздел руки кверху и растворился в фиолетовой мгле…

— Экскурсия окончена, — сплюнул я скрипевшую на зубах пыль некрополя.

— Пойдёмте на солнышко! — капризным голосом предложила Туся. — Темно здесь, как у чёрного кикирна в… лавке. Надоело!

— У меня есть примочки от ожогов, никому не надо? — поинтересовалась Матрёна, вспомнившая об обязанности поднимать с поля боя убитых и раненых. Но работы в тот день ей не нашлось.

Отряхивая пыль и паутину веков мы вылезли из некрополя.

— Ну как там, есть кто? — взволнованно поинтересовался постовой на входе в некрополь.

— Да нет, — равнодушно махнул рукой Йоксель. — Тихо, как на кладбище!

— Фууух! — облегчённо вздохнул постовой.

— Нет–нет–нет! Не убедите стать древним элизеном! — категорически замахала руками лалафелька Туся. — Темно и сыро! А я люблю когда сухо и солнышко! И ещё хочу чокобо! Какие же они милые!

— Ну как? Отдышались? — обратился я к друзьям. — Эфирным потоком телепортируемся в Гриданию!

— О! Наконец–то вы вернулись! — с тревогой в голосе встретила нас Мюина в Пологе Ведьм. — По вашим спокойным лицам вижу, всё нормально. Садитесь, садитесь! Сейчас покормлю, а вы мне расскажите.

Владелица паба захлопотала вокруг нас — махнула рукой, подзывая официантку и отдавая распоряжения.

— И принесите побыстрее! — крикнула она ей вслед.

Сидя за крайним столиком паба «Курятник» мы вчетвером налегали на обед, с набитыми ртами вспоминая о том, что происходило в некрополе.

— Древний король? — удивлённо повторяла за нами Мюина. — Понятно, понятно… Агнцы Даламуда с помощью тёмной магии пытались оживить древних воинов Гелморры. Фиолетовый шар под потолком пещеры — это абиссальный кокон с духом славного короля Гальванта Властителя.

— Выглядел славный король ужасающе! Уж поверьте! — вставил Йоксель, приканчивая четвёртую порцию поданных блюд.

— Нет, по легендам внешность короля отличалась красотой и изяществом, как всех прародителей элизенов, — пояснила Мюина. — Отключив светильники вы остановили приток эфира к абиссальному кокону, а убив жрецов — прервали ритуал воскрешения. Король не восстановился полностью, не вошёл в полную силу. Кстати, поэтому вы и победили его довольно легко.

Обед подошёл к концу, о чём с явным сожалением говорили глаза Йокселя. Мы подошли к регистрационной стойке гильдии авантюристов чтобы попрощаться и продолжить наш путь.

— Разрешите поблагодарить вас за помощь нашему городу! — обратилась к нам Мюина. — Бадерон оказался прав, порекомендовав вас. В наши тяжёлые времена авантюристов развелось много, а вот искателей приключений — единицы. Наша гильдия завалена заявлениями. Принимаем мы всех, в надежде отыскать достойных. Но в большинстве своём приходит такое…

Мюина кивком головы и глазами показала на группу авантюристов, стоящих на лестничной площадке и громкими возгласами привлекавших внимание.

— Эдда! Что ты лепечешь?! Авэре погиб! — лучница орала и размахивала руками над головой лекаря в широкополой шляпе и бежевом балахоне. — Погиб по твоей вине! Если бы ты его лечила как следует, он бы остался жив!

— Н–но я пыталась! — оправдывалась рыдающая девушка. — А он выскочил за пределы прежде чем я успела завершить заклинание! Он с места в карьер раздразнил слишком много монстров… Если бы мы переходили от одного к другому, я бы справилась… его не убили бы так быстро…

— Да к чёрту твои объяснения и извинения! — рявкнул на Эдду авантюрист в одежде мага. — Я ухожу, чтобы больше не видеть ваши рожи! Пока! Скатертью дорожка!

— И я ухожу! — заявила лучница. — Ты мне никогда не нравилась. Никакого толку от твоего лечения! Всё делаешь неправильно! И нечего плакать — сама виновата! На прощание мой тебе совет — избавься от головы Авэре! Похорони, кремируй, что хочешь делать, но, ради богов, перестань её постоянно носить с собой! Это… это… Да просто избавься от неё!

— Подо-подождите! Не бросайте меня! Пожалуйста! — шептала Эдда. — Я виновата, Авэре… прости меня…

Оставшаяся в одиночестве девушка тихо плакала, прижавшись спиной к деревянной стене здания. Её щуплые плечи подрагивали…

— Куда вы теперь? Возвращаетесь в Лимсу Ломинсу? — поинтересовалась глава гильдии авантюристов.

— Летим в Ул'ду, — сообщил я.

— Передавайте тёплый привет моей коллеге Момоди! Давно её не видела!

Дирижабль уносил нашу команду на юг. С высоты птичьего полёта я показывал приближающиеся красные горы и рассказывал друзьям о знойной пустыне на южном краю континента.

Знакомый аэропорт Ул'ды встретил нас струящимся знойным воздухом, разогретым каменным пирсом дирижаблей и выцветшим от ослепительного солнца небом.

— Как же удобно расположена гильдия авантюристов! Прямо в кафе «Зыбучие пески»! — восхитился Йоксель, едва мы вошли в здание.

— Добрый вечер! — поприветствовала нас рыжеволосая лалафелька в белом платье с серыми вставками. — Чем могу быть полезна? Чай, кофе или чистый бланк на вступление в гильдию авантюристов?

— Спасибо, Момоди! — подошёл я к стойке. — Вам шелестящий густой листвой привет от Мюины и прохладного бриза привет от Бадерона!

— Правда?! И давно вы с ними виделись? — удивилась она.

— С матушкой Мюиной попрощались всего несколько часов назад, — сообщил Йоксель и, как бы между прочим, мечтательно вспомнил, — У неё такие вкусные булочки с чаем!..

— Я так поняла, что от бланка на вступление в авантюристы вы отказываетесь? — продолжила Момоди, сделав вид, что не поняла тонкий намёк Йокселя.

— Увы, отказываемся! Мы давно уже авантюристы! Бадерон, будь он неладен, соблазнил нас и бросил… в пучину приключений! Так что придётся довольствоваться кофе, печеньем, свежевыжатым соком со льдом и фруктами для девочек, — завершил свой заказ Йоксель.

— ...и мне мороженое, только пожалуйста без шоколада и корицы, — добавила Туся.

— Сейчас принесут ваш заказ, — подтвердила владелица кафе. — Присаживайтесь за любой понравившейся вам столик!

Йоксель, Туся и Матрёна отправились выбирать столик в самом прохладном месте зала, а я остался возле стойки.

— Я сразу поняла, что вы и есть оперативная группа из Лимсы Ломинсы, которую мне обещал прислать спецагент Тироро. — улыбнулась Момоди. — С минуты на минуту подойдёт Папазан и расскажет о том, что произошло. А пока — выпейте кофе или чего–нибудь прохладного!

Не успел Йоксель прикончить тарелочку с печеньем, запивая его соком со льдом, как Момоди подвела к нашему столику седого лалафеля с длинными усами и тонкой бородкой. Лалафель вежливо улыбался, но бесцветные глаза оценивали нас цепким взглядом. Загорелую задубевшую кожу прикрывала красная, выцветшая на солнце рубашка и чёрный жилет. Бывшего военного выдавал пояс с портупеей через плечо. Левая рука порой совершала странное движение, пытаясь опереться на рукоять отсутствующего меча.

— Всемогущий Налд'Тал! — сетовал лалафель. — Сегодня особенно припекает, ещё немного и я б зажарился! Кружечку холодного эля, будьте любезны!

— Папазан, разрешите познакомить вас с авантюристами, которые займутся вашим делом, — показала рукой в нашу сторону Момоди. — Присаживайтесь!

Пожилой лалафель взял стул у соседнего столика и подсел к нам.

— Приятно познакомиться! Меня зовут Папазан, — представился он. — Ранее я служил в гвардии султаны, а сейчас управляю горнорудной компанией «Амажина и Сыновья». Чтобы объяснить происходящее придётся начать из глубины веков…

Более трёхсот лет назад, во времена династии султанов Торн, для горных работ использовали великанов, которых раньше называли гекатонхейры. Чтобы подавить волю здоровяков на головы им надели зачарованные шлемы. Но, как это часто бывает, со временем чары ослабли и рабы восстали против своих хозяев. Попытки укротить взбунтовавшихся привели лишь к жертвам среди горняков и военных. В отчаянной попытке сдержать необузданную ярость гекатонхейров наши предки заманили их на нижний уровень шахт и обвалили выходы. Монстры оказались похоронены под стотысячетонной скальной породой.

И вот, они проснулись, каким–то образом прорубили сдерживающую их скалу и теперь рыскают по туннелям наших шахт, не давая работать горнякам. Горные работы остановлены, мы терпим больше убытки. Я, конечно, понимаю, что древние существа обозлены на наших предков за то, как они с ними поступили. Но нам то что делать? Нам работать нужно!

— Припоминаю, припоминаю, — вмешалась Момоди. — Недели две назад газета «Митриловый взгляд» писала о бедах на шахте. В связи с необходимостью увеличения добычи руды горняки копнули чуть глубже, чем надо и, по неосторожности, освободили великанов. А те триста лет копили обиду…

— Гекатонхейры представляют угрозу жизни горняков, — перешёл к делу Папазан. — Мы не сможем продолжить добычу, пока они там остаются. Ради процветания Ул'ды следует разделаться с великанами. За этим мы вас и пригласили!

— Попробуем сделать всё, что сможем, — осторожно пообещал я. — Ведь мы не всесильный бог подземелий Тал, а всего лишь четыре слабых наземных авантюриста.

— Боги благословят вас! — воздел руки к небу Папазан. — А я ожидал отговорок, как это делали другие авантюристы, к которым мы обращались.

— Вы ориентируетесь на местности Таналана? — обратилась ко мне Момоди.

— Нет, — честно признался я. — Я и в Ул'де–то всего второй раз…

— Ничего страшного, — замахал руками владелец шахт. — Сотрудник компании «Амажина и Сыновья» проводит вас до шахты в Западном Таналане. Подождите минуточку здесь, в прохладе! Он подготовит чокобо и зайдёт за вами.

Йоксель пытался выжать последние капли из графина и догрызал оставшееся печенье, когда к нам подошёл ругадиин в форме горняка:

— Можно отправляться! На противоположной стороне улицы вас ожидают запряжённые чокобо.

Группа из пяти чокобо пылила по дороге Западного Таналана.

— У–у–у… Опять в нору! — ныла Туся, трясясь в седле. — Ну почему нас не пригласят искупаться в озере или, на худой конец, позагорать на полянке?!

— ...и не угостят обедом в стопятьсот блюд. Правда Йоксель? — подначила Матрёна.

Но Йоксель на подначку не повёлся и промолчал, то ли не расслышал, то ли о чём–то думал.

— Руководство горнорудной компании знало о гигантах, но всё равно приняло решение о возобновлении добычи, — по секрету делился со мной горняк. — Кое–кто из них утверждал, что за триста лет под тяжестью завалов никто бы выжил, но через неделю после начала горных выработок мы наткнулись на них…

Дорога сузилась, пошла по ущелью, упёрлась в тупик и закончилась возле шахтного подъёмника.

— Шахта временно закрыта! — остановил нас постовой. — Внутри произошёл инцидент и те, кому положено, занимаются. Для вашей же безопасности предлагаю держаться отсюда подальше. Возвращайтесь!

Служащий протянул постовому записку от Папазана.

— Пропустить нижеуказанных лиц…, — пробубнил себе под нос постовой. От удивления у него вытянулось лицо и отвисла нижняя челюсть. — Что?! Есть сумасшедшие, готовые добровольно встретиться с гекатонхейрами? Киркой убиться и не встать! Ну, что ж! Нижеуказанные лица, можете воспользоваться подъёмником!

Клеть подъёмника опускалась и опускалась.

— А ничё так! Глубокая могилка у великанов! — для поддержания духа команды шутила Матрёна.

Подъёмник остановился. Мы подняли дверь клети и вышли. В свете факелов открывался тоннель. Готовый ко всему я осторожно пошёл в тоннель, но он оказался коротким проходом, который привёл к другому подъёмнику.

— Оказывается, это ещё не всё. Спускаемся ниже! — хмыкнул я.

Может нам показалось, а может и на самом деле второй подъёмник опускался дольше первого.

— Интересно, мы уже проехали центр земли или только приближаемся? — мрачно пошутила Туся. Уж очень она не любила подземные приключения.

Наконец, второй подъёмник остановился и выпустил нас наружу.

Возле клети в держателе на стене торчали факелы.

— Берите факелы, — обратился я к друзьям. — Кто его знает, что там дальше…

Осторожно, всматриваясь в тьму впереди, мы шли по тоннелю. Штреки этой части шахты были старые, кое–где крепёж обвалился, стены осыпались. Впереди раздавались глухие удары. Неожиданно перед нами вырвался сноп разлетающихся камней. В боковой стене образовался провал и из него вывалился великан с кайлом в лапах. Он поводил головой из стороны в сторону, обнаружил нас и двинулся угрожая кайлом.

— С хлебом–солью нас явно не ждут, — шмыгнула носом Туся, выставляя вперёд копьё.

Рослый, под потолок штрека, гекатонхейр, конечно, был отличным горняком, но воякой оказался никудышным. Он лупил по стенам и полу огромной киркой так, что мелкие камни разлетались фонтаном, но не смог попасть по кому–нибудь из нас. Юркая Туся, как хвостик, постоянно оказывалась позади него, Йоксель и Матрёна держали дистанцию, а я уворачивался от тяжёлых ударов.

Вскоре побеждённый великан рухнул на землю…

Штрек повёл по старым качающимся деревянным мосткам без перил.

— Держитесь ближе к центру! — предупредил я. — Как–бы эта конструкция не провалилась под ногами.

Неожиданно тоннель преградил завал.

— Приплыли! — присвистнула Матрёна.

— Здрасте, девочки! — добавил Йоксель.

— Что будем делать? — поинтересовалась Матрёна.

— Там, где закончились мостки, вроде бы я видел мешки с порохом, — припоминал Йоксель. — Может рванём?

— Почему бы и не рвануть, раз других идей нет, — вздохнул я.

Йоксель сбегал за порохом, а Туся недалеко от завала нашла старую и ржавую взрывную машинку. Йоксель нашёл проёмы в завале, заложил туда порох и воткнул провода машинки.

— Будем надеяться, сработает. Отойдите подальше! — рукой отогнал он нас.

Взрыв ударил по ушам, поднял кучу пыли и застучал камнями по стенам. Мы подождали пока немного уляжется пыль и увидели впереди широкую выработку. По ней бродил оглушённый великан, не понимающий что произошло.

— Атакуем! — скомандовал я.

Бой оказался скоротечным, как и с первым верзилой.

В выработке оказался переход, повернув за поворот я обомлел.

— Ребят, не поверите! — присвистнул я.

— Только не говорите мне… — начала фразу Туся и, вынырнув из–за поворота, и увидев то, что видел я с досадой закончила. — ...блииин, ещё один спуск!

Опускавшаяся старая ржавая клеть скрипела и раскачивалась.

— А с той стороны земли тоже есть гильдии авантюристов? — попыталась пошутить Матрёна, но всем оказалось не до смеха.

Мы вышли совсем уж в древнюю выработку.

— Насколько я не понимаю в шахтном деле — это нижний уровень. Я слышу как стучит сердце земли, — сказал Йоксель.

— Это твоё сердце стучит в пятках, — подколола его Матрёна. — Зашнуруй покрепче ботинки, а то выскочит!

Проход повёл под уклон и упёрся в полузаваленную камеру. Именно из неё доносились глухие удары. Огромный, даже по меркам гекатонхейров, монстр рубил шипованной дубиной скальную породу, прорубаясь вниз.

— Так вот кто вырубает великанов их из–под завала! — проговорила Туся. — Остановим его и в шахте станет тихо.

— Угу, — хмыкнул Йоксель. — До тех пор, пока по приказу очередного горного начальника шахтёры опять не поднимут великанов.

— Завалим этого, потом пусть сами разбираются, что делать дальше, — предложила Матрёна.

Мы набросились на гекатонхейра. Не обращая на нас никакого внимания он продолжал долбить породу. Где–то в глубине слышались шумы и голоса.

— Если он успеет прорубить проход, то на нас хлынет целая толпа! — крикнул я. — Не останавливайтесь! Вложите всю силу!

На кону стояла наша жизнь и было предельно ясно — либо мы пробьём череп великану, либо он пробьёт проход к сородичам. И обе стороны состязания выкладывались по полной.

Великан рухнул, а мы как заведённые продолжали остервенело рубить.

— Хва… Остано… тесь! — задыхаясь проговорил я. — Всё кончено!

Не сговариваясь мы опустились на камни. Кто сидел, кто лежал. Тяжело дышали, обливаясь потом.

— Начальник! — подал голос Йоксель. — Мне положена премия! Я сегодня дал стране угля. Мало, но очень крупного!

Путь наверх дался тяжело. От усталости мы еле тащились.

Клеть подъёмника поднялась и мы, жмурясь от яркого солнца, вывалились на поверхность.

— Ранены? — бросился к нам рудокоп, провожавший нас сюда из Ул'ды.

— Нет, просто очень устали, — слабым голосом успокоил его я.

— Давайте я помогу сесть на чокобо! — засуетился проводник. — Поехали! В городе Момоди приведёт вас в порядок.

Тихим шагом чокобо довезли нас до города. Йоксель и Матрёна клевали носом, согнувшись в седле крючком. Туся спала, обняв чокобо за шею.

— Пресвятая Хиделин! — всплеснула руками Момоди, увидев в каком мы состоянии.

— Сейчас бы умыться… — проговорила Туся.

— …и чаю с булочкой, — добавил Йоксель, но сил улыбнуться у него уже не осталось.

Момоди метнулась к противоположной стороне холла и через минуту крикнула:

— Заходите! Я договорилась с хозяином постоялого двора, он приготовит вам комнаты.

— Отдыхайте! Отъедайтесь и отсыпайтесь, в обратный путь завтра, — сообщил я друзьям.

Мы разошлись по комнатам постоялого двора. Через час умытый и приободрившийся я подошёл к барной стойке.

— Кружечку холодного эля? — спросила Момоди.

— Если можно, чашечку горячего чая, — попросил я.

— А быстро вы приободрились! — с некоторым удивлением глядела на меня хозяйка кафе. — Глядя на вас, никогда бы не подумала, что всего несколько часов назад вы бились с великанами в подземной глубине! Надеюсь, можно поинтересоваться, как дела?

— Великанов в шахте больше нет. — сообщил я. — Мы проверили до самого нижнего уровня и нашли того, кто вырубал их из глубины.

— Хорошая новость! — Момоди поставила передо мной большую чашку ароматного чая и блюдце с куском пирога. — Передам Папазану, шахту можно открывать. Не представляете себе как он обрадуется! Да и для горожан это сейчас важно. Многие отстраивают дома, а стройматериалов не хватает. Так что, Ул'да у вас в долгу.

Я допивал чай, блаженно прикрывая глаза и ощущая как теплота разливается во мне глоток за глотком…

— Помогите! — раздался пронзительный крик с улицы.

Не раздумывая, я сорвался с места и выбежал из кафе. На брусчатке лежала девушка в светлом балахоне.

— Не–е–ет! — вытянутой рукой пыталась она отстраниться от надвигавшегося на неё смуглого верзилу с короткой стрижкой и бандитской рожей, разукрашенной ножевыми шрамами.

— Заткнись, воровка! — злобно рычал верзила. — Ты обворовала меня! Не отнекивайся!

— Пожалуйста… Не надо! Ничего я не крала, — пятясь и пытаясь отползти, возражала девушка. — Я купила его за свои собственные деньги!

— Чушь! Вы, беженцы, все одинаковые — не можете позволить себе даже кусок мяса протухшего крота! — наседал на неё бритоголовый, жестикулируя руками. — Говорю ещё раз. Верни, что украла или духу твоего не будет в нашем городе! Сдам тебя полиции. Поддерживать безопасность улиц — — долг честных граждан. Но я разумный человек. Согласись услужить мне… в любом качестве и полиция не услышит о твоём преступлении.

К смуглому горлопану подошли поближе ещё трое парней в повязках, скрывающих нижнюю часть лица. Они ухахатывались от сцены, разыгрываемой бритым.

— Н–но я не сделала ничего плохого! Двенадцать мне в свидетели! — девушка смотрела по сторонам, цепляясь взглядом за тех, кто мог бы её защитить.

Горожане, привлечённые криками и стоящие по краям улицы, отодвигались подальше, не желая связываться с группой городских хулиганов. Девушка увидела меня и жалобно протянула руку в мою сторону. — Авантюрист, помоги! Прошу, прошу! Клянусь могилой моей матери, я ничего не крала! Я купила это за собственные монеты…

Неторопливо я подошёл и стал между девушкой и шайкой наглецов.

— Какого чёрта?! Ты кто? Хозяин этой собачатины? Что за ряженный клоун! Преподайте ему урок! — бритый угрожающе ударил кулаком по своей открытой ладони.

Как по команде на меня выскочил рослый ругадиин, стоявший за спиной предводителя. Тяжёлые кастеты замелькали перед моим лицом. Совершенно спокойно — видимо всё моё волнение закончилось там, в подземной глубине — я уклонялся от ударов нападавшего, заходил то слева, то справа и молотил его кулаками.

— Проучи его! — орали хулиганы ругадиину.

— Парень, покажи ему! — поддерживали меня горожане.

Я подскочил и точным движением ударил ругадиину в живот. Он согнулся от сбитого дыхания. Видя, что драка идёт не по сценарию, два других бандита, выхватив ножи бросились на меня.

— Сами виноваты, — предупредил я, вытаскивая боевой топорик.

Через пару минут сначала толстый ругадиин, а затем и два его дружка валялись на мостовой. Горожане зааплодировали.

— Ты нам ещё заплатишь! — стонал один из них, поглядывая на валявшийся рядом нож.

Немного отдышавшись и собравшись с силами, валявшиеся на мостовой хулиганы вскочили… и пустились наутёк.

— Эй, вы куда? — с недоумением бормотал им вслед бритый хулиган.

Девушка поднялась на ноги и подошла ко мне.

— Спасибо, добрый авантюрист! Трижды спасибо за всё! — положила она руку мне на плечо.

Горячая волна ударила мне в лицо, в глазах потемнело…

* * *

За стенами Ул'ды знойный ветер гнал пыль. Двое путников приближались к городским воротам.

— Беженцев стало больше, — заметил молодой горожанин в выцветшей коричневой чалме.

— Похоже на то, — согласился другой, в богатой бордовой чалме с белой отделкой и золотыми украшениями.

— Не понимаю! Катастрофа произошла пять лет назад. Почему же наплыв беженцев начался только сейчас? — пожал плечами молодой.

— Понятно почему! После Катастрофы множество мелких поселений уцелело. Но со временем люди поняли, что земли вокруг стали бесплодными, торговля прекратилась, караваны перестали проходить привычными маршрутами. Кто–то ещё некоторое время пытался найти выход из трудностей, а кто–то сразу бросил свой дом и отправился в город начитать новую жизнь.

— Не знаете… А в других городах Эорзии происходит то же самое? — поинтересовался молодой.

— Да, насколько мне известно, — подтвердил тот, что постарше. — Хотя, возможно, у нас ситуация похуже. Так уж сложилось, что у Ул'ды репутация богатого, процветающего города. Многие иноземцы из Тёмного Полога Леса и Ла Носки решили попытать удачу здесь.

— Сочувствую им… — потёр висок молодой. — Но опасаюсь, что их присутствие вызовет беспорядки в городе.

— Пока подразделение Медных Клинков вполне справляется с полицейскими обязанностями. На крайний случай — вмешается гарнизон Вечного Огня.

— Герои, сражавшиеся с гарлеанской империей, будут патрулировать улицы и отлавливать отбросы общества?.. — с возмущением переспросил молодой.

— Всё может случиться! — вздохнул попутчик. — Обедневшие и отчаявшиеся становятся преступниками. Вы же помните поговорку нашего города — нет монеты, нет надежды.

Собеседники повернули головы и посмотрели на торговые ряды для нищеты, расположившиеся под натянутыми тентами возле самой городской стены.

— Мясо додо! Берите мясо птицы додо! Лучшие цены в Таналане! — выкрикивал торговец.

К нему подошла девушка в светлом балахоне и протянула деньги.

— Спасибо за покупку, мадам! Приходите ещё! — поблагодарил торговец.

— Глядя со стороны можно подумать, что жизнь Ул'ды налаживается. А на самом деле становится хуже, — с горечью сказал юноша.

Оба путника ускорили шаг и вошли в город…

* * *

— Что с вами? Вы в порядке?

Я открыл глаза. Девушка теребила меня за плечо.

— Нормально, — помотал головой я, стараясь вытряхнуть нахлынувшее на меня видение.

— И чё дальше? — с издевательской ухмылкой глазел на меня бритый. — Пришёл в чужой город, напал на беззащитных граждан. Вызываю полицию!

— Вызывай! Я подтвержу, что она купила это мясо. Я видел! — ответил я.

— Видел? Но этого не может быть! — развёл он руками.

— Эй, мерзкий стервятник, оставь бедную девушку в покое! — раздались с разных сторон крики осмелевших горожан.

— Что–о–о? Кто там… — но видимо в этот момент бритый вспомнил, что его бригада мужественно разбежалась. — Гррр!

Бритый в ярости махнул рукой и скрылся в ближайшей подворотне.

— Да благословят вас боги! — приложив руку к груди, с лёгким поклоном поблагодарила меня девушка. — Если бы не вы… даже боюсь думать о том, что они могли бы сделать… Меня зовут Эдда. Я авантюрист, как и вы. В Гридании мы с друзьями отправились на поиски приключений. И там… когда я… Там в Гридании лидер нашей группы погиб. Его звали Авэре. Он и я… Он очень тепло относился ко мне и я надеялась, что мы вскоре поженимся. Вы его не знали, но он постоянно говорил о вас — от рассвета до заката. Видел в вас идеального искателя приключений и поклялся, что однажды станет таким, как вы. И ему бы, несомненно, удалось. Но… злодейство отняло у него этот шанс. Авэре постоянно со мной, я думаю о нём, он меня вдохновляет. Я решила, что достигну того, о чём мечтал он. И хотя, если честно, меня очень тяготит одиночество, добиваться цели я буду сама. На прощание, хотела бы узнать ваше имя.

— Меня зовут Гек, — представился я.

— Не забуду…, — произнесла она. — Спасибо! Буду молиться!

Она ушла, а у меня на душе остался осадок, будто я не сказал ей чего–то важного. И от этой недоговорённости казалось — мы ещё встретимся…