Бегущее яйцо

— Хей, Гек, сто лет тебя не видел! — воскликнул Оливер Гудфеллоу, подсаживаясь за мой столик в пабе «Курятник». — Как дела, дружище? Подкинешь новостей?

— Добрый день, Оливер, — поприветствовал я журналиста гриданского таблоида «Ворон». — Да какие там новости?! Ты же видишь, сижу и пью пиво, значит в мире полная тишина и благополучие.

С Оливером нас сблизили путешествия. Мы оба мотались по Эорзии вдоль и поперёк. Только если я направлялся вдоль, то он в это время двигался поперёк. Если я находился в одном месте, то Оливер прозябал в совершенно другом. Изредка наши пути пересекались в каком–нибудь пабе, так как уголков в Эорзии много, а пивнушек мало. И куда не пойди всё равно окажешься в одной и той же таверне с совершенно случайным прохожим.

Гриданский таблоид «Ворон», в котором работал Оливер, уважали в Эорзии за оперативность. Не успевало где–то и что–то произойти, как тут–же словно из под земли появлялся быстроногий корреспондент газеты «Ворон». Сотрудники газеты носились по миру с такой скоростью, что порой казалось, они скоро начнут опережать события. Оливер, как раз, был один из таких вездесущих парней, появляющихся за пару минут до происшествия и начинающий брать интервью у ещё ничего не подозревающих очевидцев.

— Оливер, завтра праздник! Неужели тебе не о чём писать? — поинтересовался я.

— Право, Гек! Завтрашние мероприятия никак не лезут в формат нашей газеты. Не буду же я брать скучнейшие интервью у этих сектантов, называющих себя «Мечтатели»?! О чём они могут рассказать нашим читателям? Об всемирном потопе, случившимся до Царя Гороха в Шестой умбральной эпохе? О Двенадцати архонтах, спасших жителей безо всякого ковчега, а тем, что разогнали грозовые облака не влезая на колокольню?! Лидер «Мечтателей» — Джили Алиапо — ещё та штучка! После Катастрофы, падения луны Даламуда, у неё начались видения. В этих видениях её посетили Двенадцать древних архонтов. Вещали они с небес, стоя на горе… красиво уложенных раскрашенных яиц. Полный абзац! Да если я об этом напишу, меня же в психушку отправят! Правда после того, как уволят за профессиональную непригодность.

Я улыбнулся тому, как Оливер преподносит ситуацию. Мне нравился этот парень.

— А зачем им эти крашенные яйца? Что они с ними делают? — поинтересовался я у журналиста.

— Эээ… По словам Джили когда–то, где–то там во вселенной, большая кристаллическая Курочка Ряба снесла яичко. Да не простое, а космическое. Яичко, по счастливой случайности, оказалось нашей планетой Хиделин, а чуть пригрело солнце из него вылупились Двенадцать божественных цыплят. С этого и начался курятник, то бишь жизнь на планете. Со временем божественные цыплята выросли и в один, отнюдь не прекрасный для человечества, день сбились в клин и с курлыканьем улетели с планеты к еб... , в общем, далеко и навсегда. Джили и её последователи верят, что не все яйца одинаковые. Среди них есть божественные. Если найти такое яйцо, то из него при улыбочке вылетит не птичка, а новые, пусть и маленькие, Двенадцать божеств. И теперь эта группа идио…, ах да, «Мечтателей» работает не покладая рук, приближая заветный час. Изводят они неимоверное количество яиц. За что им, конечно, очень благодарны фермеры и торговцы.

— А что думают горожане по поводу взглядов Джили? — спросил я.

— Обычным горожанам глубоко до стеариновой свечки видения Джили! — отмахнулся журналист. — Некоторые пожимают плечами и не обращают внимания. Другие рассматривают яркие узорные яйца как оригинальное украшение интерьера и городских улиц. Как видишь новостных поводов нет. В лучшем случае, если повезёт, ньюсмейкером станет какой–нибудь подвыпивший заезжий ругадиин, набивший морду местному элизену. И для того, чтобы хоть чем–то забивать полосы газеты будем ругать погоду, цены и спригганов.

— А спригганов то за что? — рассмеялся я. — Или ты это фигурально?

— Нет, не фигурально! Гек, для тебя спригганы — это не столько ценный мех, сколько, при неосторожности, их острые зубы в твоей заднице. А для фермеров и горожан они прежде всего ворюги. Они как сороки! Сороки тащат всё блестящее, а спригганы — всё маленькое и круглое. Яйца, особенно в больших количества, сводят длинноухих с ума. Никто не знает что они с ними делают. Может едят, а может высиживают. Среди горожан не нашлось юных натуралистов, желающих сунуть голову в нору крепкозубых вспыльчивых бестий и проверить. Короче говоря, в эти выходные, изобилующие яйцами, нашествие длинноухих яйце–непперов городу обеспечено.

— Да, брат, плохи твои дела! — посочувствовал я Оливеру. — Видимо придётся тебе сидеть в местном пабе, потягивать пиво и мечтать, чтобы поскорее, не дай бог, что–то произошло. Не знаю как тебе, а меня такая перспектива устраивает. Собеседник ты интересный и скрасишь моё, точно такое же никчемное, пребывание в здешней пивнушке.

Журналист хмыкнул, уловив мою иронию. Некоторое время он молча потягивал пиво, неподвижным взором глядя в кружку, словно высматривая там неведомую журналистскую музу.

— Гек, — осторожно начал Оливер — обычно случается так, что моя работа начинается тогда, когда твоя уже закончилась. Давай меняться? Ты будешь быстренько совершать то, о чём я только что мужественно написал в газете.

— И кого будем спасть? — флегматично спросил я.

— Нас! — торжественно объявил Оливер. — Тебя от скуки, а меня от бедности. Тебе — развлечение, а мне скромный кусок хлеба.. на колбасе с маслом.

Нет, определённо! Этот парень нравился мне всё больше и больше.

— Что можно придумать? — перешёл я к делу, внимательно глядя на журналиста и пододвигаясь вместе со стулом к нему поближе.

— Знаешь, официальная часть завтрашнего мероприятия, язык не поворачивается назвать это праздником, жутко скучна! Хождения, ритуалы, непонятные торжественные речи… Никакого драйва! Горожане обычно неохотно принимают в этом участие.

— А что происходит при ритуале? — спросил я.

— Ходят туда–сюда с корзинами яиц, — ответил журналист. — А что если устроить соревнование?

— Посоревнуемся в том, кто попадёт оранжевым полосатым яйцом в корзину с пяти шагов? — шутливо предложил я. — Назовём это корзинояйцо?

— А что если гонки? Кто быстрее пробежит дистанцию из одного уголка города в другой с яйцом в руках? — предложил Оливер.

— Ну, это можно! Нам, лалафелям, что наступать — бежать, что отступать — бежать. Лишь бы бегать! — улыбнулся я. — А как на подобную затею отреагируют «Мечтатели»?

— Предлагаю заручиться их поддержкой! — сказал журналист.

— Почти уверен, что они не согласятся, — засомневался я.

— Давай сходим к Джили Алиапо! Поговорим! — решительно встал со стула Оливер.

— Давай сходим, — согласился я. — Ставлю пиво на то, что нас погонят паршивой метлой!

Мы с журналистом вышли из здания Полога Ведьм и не торопясь прошлись до Старой Гридании. Подходя к амфитеатру Оливер попросил:

— Гек, не обижайся! Предоставь разговор мне! Молчи и поддакивай, не более.

— Хорошо! — согласился я. — Ведь это ты среди нас мастер разговорного жанра. А я вмешаюсь попозже, подожду, когда тебя начнут бить.

Жизнь за оградой гриданского амфитеатра, к которому мы подошли, не била ключом. Она еле ползала из стороны в сторону, сопровождаемая понуканием стройной ми'кошки в адрес полувялых подчинённых. Наверное, большой шутник назвал этих существ добровольцами, так как ни добра ни воли с их стороны не наблюдалось.

— Здравствуйте, Джили! — обратился журналист к лидеру движения «Мечтатели». — Мы с другом проходили мимо и заметили вашу активную репетицию. Пользуясь случаем хотим выразить своё восхищение. Как изящно изменили серую скучную Гриданию, созданные вами яркие, невероятные узоры на яичную тематику! Надеемся, завтрашний праздник пройдёт великолепно!

Ми'кошка нехотя оторвала взгляд от очередного подчинённого, которому она читала нотацию, и посмотрела в сторону позвавшего её газетчика. Одежда её гармонировала со скукой происходящего. На фоне блёклого розово–фиолетового жакета, коричневой юбки и полосатых бело–коричневых чулок в глаза бросался лишь игривый розовый шарфик на шее, да необычная белая шапочка–клош.

— Спасибо! — сухо ответила Джили. — Но к празднику мы пока не готовы. Работы много, рук не хватает.

— Добровольцы нужны? Мы с Геком хотели бы помочь, — с готовностью предложил Оливер.

— Спрашиваете?! Конечно, нужны! — оживилась ми'кошка.

— Мы согласны на любую тяжёлую, чёрную и неблагодарную работу, — мягко и вкрадчиво продолжил Оливер. — Но с одним маленьким условием. Совершенно пустяковым.

— Каким? — безразлично поинтересовалась Джили.

— Нам бы хотелось взять на себя больше ответственности, — с рвением в голосе пояснил журналист. — Разрешите мне поработать одним из распорядителей праздника? А за это мой друг побудет при мне помощником!

— Хорошо! — согласилась лидер «Мечтателей». — Постарайтесь привлечь к моей торжественной речи, которую я произнесу завтра вечером, как можно больше горожан! С каждым годом жители Эорзии всё меньше и меньше верят во второе пришествие Двенадцати. Если так пойдёт дальше, если эорзийцы перестанут приносить разукрашенные яйца, наша миссия провалится! Мир рухнет!

— Не волнуйтесь! Мы подставим под разрушающийся мир свои хрупкие плечи! — сказал Оливер.

В подтверждение своих слов он выставил вперёд плечо, приподнял руки над головой, словно атлант, ожидающий падения небесного свода. В этой нелепой позе, словно невзначай он спросил:

— Джили, а костюмчик распорядителя у кого можно попросить?

Джили позвала одного из последователей, отдала распоряжение и тот принёс Оливеру аккуратно сложенный костюм подходящего размера.

— Мы не подведём! Завтра, не успеет взойти солнце, а в Гридании уже будет кипеть работа! — пообещал Оливер, забирая костюм.

— Возвращаемся в паб «Курятник»! Распланируем наши действия, — обратился ко мне журналист.

Когда мы немного отошли от амфитеатра, Оливер добавил:

— Гек, спасибо! Ты настолько талантливо молчал и кивал, что всё получилось! Кстати, с тебя пиво!

Мы вернулись в таверну, заказали по несколько чашек кофе, забились за самый дальний столик и стали придумывать.

— А давай здесь пойдём туда, а там пойдём сюда… Вот тут словно невзначай встретимся…, а вот там случайно разойдёмся, — только и слышалось из–за нашего столика.

Мы хохотали до упада над совместным планом. Уж чего–чего, а фантазии Оливеру хватало!

Наступила ночь, добропорядочные горожане отправились спать, а мы с Оливером продолжали заниматься подготовкой к завтрашнему дню. Труженик пера отправился в редакцию газеты, а я связался со своими друзьями и попросил их срочно прийти в гриданский паб «Курятник».

Один за одним к моему столику, превратившемуся в главный штаб планирования операции, подтянулись лалафели Туся, Йоксель и Матрёна. Я рассказал им о нашей с Оливером идее. О том, как весело провести завтрашний день. Предложил поучаствовать. Друзья с энтузиазмом согласились и стали расспрашивать о том, что нужно делать.

— Йоксель, — давал я распоряжения — возьми пару корзин с мелкими яйцами, на рассвете выйди через ворота Белого волка и разбросай яйца от нор спригганов до стен города.

—- Матрёна, не хотите ли прогуляться со мной поутру в тёмную лесную чащу? — насмешливым тоном спросил Йоксель. — Будем изображать Гензеля и Гретель.

— Придётся, — ответила Матрёна. — А то ещё заблудишься в трёх соснах!

— Мы с Тусей идём к амфитеатру, — добавил я. --- Йоксель и Матрёна, как только завершите, тоже приходите туда. Времени будет в обрез.

Ранним утром мы с Тусей шли по почти пустой Гридании в сторону амфитеатра «Ми Хетто». Зрителей в театре не наблюдалось. На сцене в окружении последователей стояла Джили и заунывным голосом вещала в пустоту.

— Двенадцать архонтов предстали в видении мне. Двенадцать архонтов слова обратили ко мне. Поднимись, поднимись, мечтатель! Помоги возвращению божественного! Расскажи, пусть поверят другие, как и ты, именующие себя «мечтателями»! В видении наблюдала я сверкающее кольцо. От кольца исходил свет, свет возрождения Двенадцати.

Оливер, осваиваясь с ролью, в костюме распорядителя праздника с важным видом расхаживал по улице перед амфитеатром. Выглядел он импозантно. Белый с фиолетовым камзол с шалевым воротником. Высокие полосатые чёрно-белые гетры поверх тёмно-серых штанов. И белая узорчатая шапочка клош.

Как только на улице показывались прохожие, журналист вещал громким, хорошо поставленным голосом:

— Уважаемые горожане! Примите участие в праздничной гонке «Бегущее яйцо»! Спешите на регистрацию! Получите бесплатный буклет!

— Запишите меня! — издалека закричал я, подыгрывая Оливеру.

— И меня, и меня! — с другой стороны улицы поддержала нас Туся.

— Обязательно приобретите особую белую шапочку! В любом ларьке города! На ней будет написан ваш номер, — громко отвечал распорядитель.

Стоящий недалеко торговец поднял над головой руку с шапочкой.

— Сударь, вот этот клош вам подойдёт! — обратился он ко мне.

Я купил шапочку и вернулся к распорядителю. Оливер написал на белой шапочке чёрной ручкой номер «33».

— Я пришёл в такую рань, почему у меня не первый номер? — громко, привлекая внимание публики, возмущался я.

— Потому, что горожане активно записываются и проявляют невиданный интерес, — подмигнул и с улыбкой ответил мне Оливер.

— Как они узнали? — игриво недоумевал я.

— Те, кто читает газету «Ворон», узнают новости раньше других! — на всю улицу закричал Оливер, демонстрируя давние навыки мальчика–разносчика. Он протянул мне свежий номер таблоида и ткнул в первую страницу. — Прочтите!

Мы с Тусей взяли по номеру газеты, стали на противоположных сторонах улицы, привлекая внимание горожан, демонстративно развернули газеты и погрузились в чтение.

Гонка «Бегущее яйцо»

Стань первым в первой гонке!

Чего только не видели горожане на весеннем празднике, проходящем ежегодно каждую вторую умбральную луну? А не видели они гонок! Настоящих гонок по всем городам Эорзии: Гридании, Лимсе Ломинсе, Ул'де.
Гонок, в которых завершение одного этапа служит пропуском на следующий. В финал попадут лишь те, кто пройдёт все квалификационные этапы.
Финал пройдёт в Гридании и завершится на сцене амфитеатра «Ми Хетто». В присутствии многочисленной публики пройдёт торжественная церемония награждения победителя.
Участвуйте и побеждайте!

Случайные прохожие в такую раннюю пору оказавшиеся на улице перед амфитеатром ошалело смотрели на суету, которую мы с Тусей, распорядитель и торговцы устроили перед входом. Прохожие покупали газету, читали броскую первую страницу, подходили и записывались у распорядителя на участие в гонке.

Оливер делал всё возможное, чтобы горожане не расходились, а оставались рядом с ним. Он отвечал на вопросы, многократно переспрашивал и повторно отвечал на один и тот же вопрос, раздавал буклеты с описанием и правилами гонки.

— Напоминаю, начнётся гонка от ворот Жёлтой змеи! — выкрикивал он. — Те, кто зарегистрировался, отправляйтесь на старт. Там судья соревнований Августиниел даст разъяснения.

Группа вокруг распорядителя разрасталась, привлекая всё новых зевак. Чем больше возникало толкотни, тем больше горожан подходили поинтересоваться происходящим.

К этому времени к театру подошли Йоксель с Матрёной. Йоксель, не заговаривая со мной, кивнул, давая понять, что задание выполнено. Они зарегистрировались и отправились на старт.

Мы с Тусей по одиночке подошли к воротам Жёлтой змеи. Тут ситуацию контролировал Августиниел, один из «Мечтателей».

— Приветствуем участников соревнования! Получаете у меня эстафетное яйцо, доставляете его к гильдии лучников и там отдаёте другому судье, — инструктировал участников Августиниел. — После этого дистанция считается пройденной и вы получаете квалификацию участвовать во втором забеге, который пройдёт в Лимсе Ломинсе. Перелетать эфиритами запрещается. У вас есть всего 180 секунд на прохождение. Если теряете яйцо или не укладываетесь в отведённое время, попытка не засчитывается. Но разрешается начать забег с начала.

Участники соревнования, и мы вместе с ними, взяли из корзин по эстафетному яйцу. Оказалось, что эстафетное яйцо довольно большое и увесистое.

— Говорят, в городе появились спригганы! Они лезут через ворота Белого волка, — сообщил кто–то из участников. — Остерегайтесь их! Они нападают на яйца.

— Со всех ног бегите за мной! Не отставайте! — шепнул я Тусе, Матрёне, Коту и Йокселю.

— Готовы? Даю сигнал! — Августиниел зазвонил в колокол.

Гонщики рванули вперёд. Оказалось, что бежать с яйцом в руках не так–то просто. Оно болталось и выскальзывало из рук. Узкий коридор, ведущий от Жёлтых ворот, быстро закончился. Большинство повернуло направо в сторону Новой Гридании по кратчайшему пути. Маленькая группа вместе с нами повернула налево и вбежала в Старую Гриданию. Перебежав мостик возле водяной мельницы, участники опять разделились. Мы вчетвером побежали вверх, остальные свернули направо к театру.

Вчетвером, своей командой, мы бежали по верхней части Старой Гридании. Возле мостика, рядом с гильдией уланов, Матрёна не выдержала и взволнованно спросила:

— Гек, ты уверен? Ведь мы бежим самым дальним путём. Финишируем последними.

— Зато, так мы добежим наверняка, — стараясь не сбивать дыхание ответил я.

Деревянное эхо наших бегущих ног гулко раздавалось в коридоре рынка.

— Давай, давай, давай! — криками подбадривали нас торговцы и случайные зеваки.

— Смотрите! Соперников нет! Пробежали! — раздосадовано выдохнула Матрёна.

Я промолчал, продолжая вести команду намеченным курсом. Пробежали тоннель в Новую Гриданию и резко повернули налево. Вот уже и узкая улочка, ведущая к гильдии лучников. Мы подбежали к судье и положили эстафетные яйца в корзинки.

— Первые победители! — кричали зрители и, поддерживая нас, хлопали в ладоши.

— Ни чё сь! — удивлённо вымолвила Матрёна. — А где соперники?

— Преодолевают препятствия и бегут по второму разу, — ответил я ей и подмигнул. — Двигаем в аэропорт! Летим в Лимсу Ломинсу. Надо подготовиться ко второму этапу.

В аэропорту Лимсы Ломинсы мы стали в уголок и обсудили каким маршрутом лучше двигаться на втором этапе гонки. После этого команда разделилась. Йоксель и Матрёна отправились к Проходу Бурь разбрасывать возле города нечто маленькое и круглое. Мы с Тусей спустились на лифте в фойе гильдии авантюристов.

— Эй, Гек! — завидев меня закричал Бадерон. — Вижу ты участвуешь в гонке! Я болею за тебя. Не подведи!

— И как ты узнал? — спросил я.

— Прочитал. Ты на первой полосе газеты! На фото тебя трудно не узнать, — пояснил Бадерон и протянул мне свежий номер гриданского таблоида.

Гонка «Бегущее яйцо»

Гридания пройдена!

Я стою в Гридании возле гильдии лучников, месте с финишными корзинками первого этапа гонки. Зрители, находящиеся здесь, волнуются не менее, чем гонщики, находящиеся сейчас на дистанции. Совсем недавно судья соревнований Августиниел дал старт. Кто же войдёт в состав победителей?
Вот на улочке, ведущей к финишу, появился участник под номером 33. Зрители кричат, хлопают, приветствуют его. Эстафетное яйцо в корзине, дистанция пройдена!
Давайте спросим у финишировавшего, что он чувствует.
«Конечно, я рад успешному прохождению первого этапа! Надеюсь, что не разочарую зрителей и на следующих дистанциях» --- ответил он нам.

— Гек, а когда ты успел дать интервью? — поинтересовалась Туся. — Я даже не заметила. Мне показалось, что сразу после финиша мы побежали в аэропорт. Да и газету за такое короткое время невозможно напечатать… Как они это делают?

— Вездесущие газетчики! — уклончиво улыбнулся я. — Чего только не напишут!

Едва мы вышли из здания Бизань–мачты, как на ступенях площади Ют наткнулись на Оливера. Одет он был в свою обычную одежду, а не костюм распорядителя.

— Привет, победителям! — весело поприветствовал нас журналист. — Отлично прошли первый этап! Желаю вам настолько же чистенького пробега по Лимсе!

— Спасибо, Оливер, — ответил я. — Как у тебя?

— Доставил в Лимсу Ломинсу тираж с репортажем о первом этапе гонки, — ответил газетчик. — Распределяю между распространителями. Интерес к гонке приличный. Тираж растёт.

Мы с Тусей шли по улице в направлении Коралловой башни, от которой начинался второй этап гонки. С улиц нижней палубы города слышались голоса горожан, громко обсуждающих соревнование.

— Да врут в газете! Эти гриданцы медленные как лесные черепахи! — подзадоривали себя лимсовцы. — Наши участники будут гнать на всех парусах и обгонят всех!

Коралловая башня не могла вместить всех желающих. На подступах толпились участники и зрители. Судья Оскарлет, охрипшим от крика голосом, проводил инструктаж.

— Приветствую гонщиков! Этап в Лимсе Ломинсе командный. Два участника в разных шапочках берут в руки по яйцу. Внимание! Узор яйца должен соответствовать узору шапочки! — говорил судья. — Финиш гонки расположен в Якорном Дворике. Оба участника команды должны добежать туда и передать судье эстафетные яйца в целости и сохранности. Если дистанция пройдена, вы квалифицируетесь на участие в третьем этапе. Надеюсь, правила вы ещё помните!

— Вон Матрёна с Йокселем! — сообщила Туся и помахала им рукой.

Матрёна махнула в ответ, а затем приложив ладони к груди, запрыгала как зайчик.

С эстафетными яйцами в руках мы напряжённо ожидали начала. Судья Оскарлет зазвонил в колокол. Гонка началась.

В плотной толпе гонщиков мы добежали до развилки и повернули направо к ресторану «Бисмарк», спустились по лестнице вниз и выскочили на нижнюю палубу города. Основная группа побежала прямо к Бизань–мачте.

— Спригганы! — доносились с верхних палуб голоса горожан.

— Иии… Круглое, блестящее! Ещё одна прелесть! Иии… — визжали спригганы.

В хорошем темпе мы с Тусей пересекли площадь Октант, пробежали по мосткам до следующего подъема на верхнюю палубу. Направо от лестницы нырнули в узкий проход к Якорному Дворику.

Во дворик мы ворвались вместе с маленькой группой лидеров гонки, положили эстафетные яйца в корзинки. Зрители подпрыгивали, кричали, свистели и высматривали своих фаворитов.

К финишу подтягивался пелотон. Мы напряжённо высматривали своих друзей. Наконец–то, вбежала Матрёна и вслед за ней пыхтел и ковылял Йоксель.

— Где вы потерялись? Мы уже начали волноваться! — спросила их Туся.

— Йоксель юморист, — рассказала Матрёна. — Как только судья зазвонил в колокол и наша группа стартовала, Йоксель побежал со всех сил и вырвался вперёд. Группа, конечно бросилась его преследовать. Йоксель пробежал мимо поворота на «Бисмарк» и пулей несся в сторону центра к Бизань–мачте. Внезапно он споткнулся и растянулся, спасая яйцо. Преследователи торжествующе обогнали его и побежали дальше. А Йоксель поднялся и спокойно побежал назад, повернул возле ресторана и спустился по лестнице на нижнюю палубу. Как вы понимаете, все, кто радостно обогнал Йокселя попали в лапы спригганов…

— Отлично сработано! — расхохотался я. — Летим в Ул'ду!

В аэропорту Ул'ды мы, как обычно, разделились. Матрёна с Йокселем отправились к Воротам султаны, а мы с Тусей к Воротам Тала. Спустившись на лифте с площадки аэропорта на Рубиновую улицу, мы столкнулись с газетчиком.

— Оливер, ты уже здесь?! — удивилась Туся.

— Заканчиваю распределять газеты, — ответил довольный газетчик. — Уже вся Ул'да читает.

— Как это читает? Гонка в Лимсе Ломинсе ещё продолжается. Финишировала лишь первая группа. — в полном недоумении переспросила Туся. — Как вам удаётся?

— Сбылась мечта журналиста, — с блаженством ответил Оливер. — Писать, опережая события…

Оливер протянул нам последний выпуск газеты.

Гонка «Бегущее яйцо»

Лимса Ломинса расправляет паруса!

Лимса Ломинса приняла эстафету гонки. На палубах города не найти равнодушных. Горожане разделились на участников и болельщиков.
«Наши паруса крепче, мы победим!» — скандируют зрители Лимсы Ломинсы.
Мы находимся в Якорном Дворике среди зрителей, криками поддерживающих фаворитов. Показались лидеры гонки. Финиш!
Напомню нашим читателям, что это был командный этап. Корреспонденту нашей газеты удалось побеседовать с представителями одной из команд — симпатичной лалафелькой в полночной шапочке и суровым лалафелем в белом клоше. Как прошёл этап? «У соперников хорошая подготовка. Выиграть только за счёт быстрого бега, вряд ли удастся. Лишь точный расчёт и согласованность команды дают шанс на победу» — ответили они. 

— Судя по описанию, это же я! Оливер, вы не беседовали со мной! — воскликнула Туся.

— Туся, а какая на вас сейчас шапочка? — спросил газетчик.

— Полночная… — ответила лалафелька.

— И вы будете отрицать, что в данную минуту мы с вами разговариваем? — продолжал спрашивать газетчик, хитро улыбаясь.

— Нет, не буду! — всё ещё не понимая к чему он клонит, ответила она.

— Значит, в газете написана правда чистейшей воды! — торжествующе закончил свою мысль газетчик. — Предвидение — наша профессия!

Туся скривила губки и осуждающе посмотрела на Оливера.

— Пойдём! — дернула она меня за рукав. — Нам пора!

Мы шли по Изумрудному проспекту. Горожане читали газеты и обсуждали гонку.

— Ну уж в Ул'де, без всякого сомнения, победят наши команды! — рассуждали горожане. — Местные знают город как свои пять пальцев!

На подходе к Воротам Тала толпа становилась плотнее. Судил гонку представитель «Мечтателей» в Ул'де по имени Орселфо.

— Приветствую гонщиков третьего этапа! Финиш гонки расположен на ковровой дорожке Королевской прогулки. Гонка парная, как и в Лимсе Ломинсе. Правила вы знаете! — кричал судья.

Подошли Йоксель и Матрёна.

— В Ул'де Йоксель разрешил мне поиграть в Гретель. — похвасталась Матрёна. — Я из корзинки разбрасывала «хлебные крошки». Надеюсь, налетят «птички» и всё склюют.

— По каким переулкам бежать запомнили? — спросил я друзей.

Все утвердительно кивнули.

— Пожалуйста, никаких фокусов, — попросил я, выразительно посмотрев на Йокселя. — Этот этап технический. Первенство нам не нужно, достаточно просто пробежать и выйти в финал.

— Хорошо, хорошо, командир! --- паясничал Йоксель. — Просто проскачу дистанцию… на одной ножке.

— Участники, на старт! — прозвучал голос судьи.

Орсефло зазвонил в колокол, начиная гонку. Мы побежали по переулкам Ул'ды. Сначала по Сапфировому, затем повернули налево в Жемчужный.

Из соседних улиц слышался шум и вопли:

— Спригганы валят через Ворота Султаны! — кричали горожане.

— Иии… Круглое, блестящее! Ещё одна прелесть! Иии… — визжали спригганы.

Через полосу трибун по лестнице мы поднялись на второй этаж. Направо–налево по коридору и мы на кольце, ведущем к ступеням Королевской прогулки. Безо всяких приключений, вчетвером мы успешно завершили дистанцию и забросили эстафетные овальные мячики в корзины.

— Браво! Промежуточные дистанции пройдены, осталась лишь финальная. Возвращаемся в Гриданию! — сказал я.

На воздушном корабле, пока было время, я инструктировал друзей.

— Заключительный этап гонки — командный. Участвуем все. Начало гонки, как и в прошлый раз у ворот Жёлтой змеи. Участники должны надеть шапочки с разными узорами. На первом этапе каждый должен отыскать яйцо с таким же узором, как на его шапочке. На втором этапе принести это яйцо в амфитеатр. Давайте сразу договоримся, кто и куда бежит. Этим мы сэкономим много времени. Я в белой шапке, белое яйцо у гильдии ботаников. Я бегу туда. Яркое яйцо возле гильдии волшебников.

— Я возьму яркое, — подняла руку Матрёна.

— Тёмно–фиолетовое яйцо возле гильдии кожевенников, — продолжал я.

— Мне понравился полночный фасон, — объявила Туся.

— Мне осталось блестящее, — сделал вывод Йоксель. — Оно вроде бы на пирсе?

— Да, на пирсе, — подтвердил я и продолжил инструктаж. — Помните, в городе полно спригганов! Особые хитрые маршруты мы, вряд ли, сможем придумать. Поэтому, смотрите в оба! Едва увидите сприггана не пытайтесь пробежать мимо него, убегайте в другую сторону. Это надёжнее.

Мы прибыли в аэропорт Гридании.

— Почему нас не встречает Оливер? — язвила Туся. — Вполне могли бы уже прочесть статью о награждении победителя гонки.

— Можешь смеяться сколько угодно, но я почти уверен, что статья у журналиста не только уже написана, но и напечатана в газете, — улыбнулся я.

Мы не торопясь шли по улице Гридании. Времени до старта было ещё много. На улице недалеко от амфитеатра мы заметили Оливера. Он был в костюме распорядителя, суетился, отвечал на вопросы горожан и отдавал распоряжения.

— Оливер, вы опять подрабатываете распорядителем? А как же газета? — подковырнула журналиста Туся, едва мы подошли поближе.

— Ничего, здесь в Гридании коллеги справятся без меня, — с улыбкой ответил газетчик.

— Как ко всему отнеслась Джили? — спросил я, мотнув головой в её сторону.

— Слава Двенадцати! Она газет не читает и сплетни не слушает, — ответил газетчик. — Джили погружена в церемонию. Радуется, что столько народа набилось в амфитеатр. Ей невдомёк, что публика жаждет увидеть финал гонки, а не послушать её торжественную проповедь.

— Давайте постоим пару минуточек, — попросила Матрёна. — Интересно послушать, о чём она сейчас говорит?

На сцене амфитеатра ходила Джили и расставляла разноцветные пустые корзины. Несколько её последователей из «Мечтателей» стояли по краям сцены.

— Сегодня мне было видение, — вещала Джили. — Разверзлось небо, яркий сноп света прорезал тёмные грозовые облака. На земле рядом со мной было кольцо. Упали лучи света в середину кольца, осветив его, и увидела я божественный свет…

— К сожалению, придётся прерваться и попозже дослушать этот увлекательный рассказ, — позвал я друзей.

Участники собрались возле ворот Жёлтой змеи.

— Команды, выходите на старт! — позвал судья соревнований Августиниел и ударил в колокол.

Поток гонщиков, набирая скорость, заполнил узкую улочку. В моей команде каждый, как договорились, побежал к своей точке города. Я вместе с соперниками вбежал во дворик гильдии ботаников, подбежал к корзинам с эстафетными яйцами и взял одно из них. «Делай раз! » — подзадорил я сам себя.

Поплотнее обхватив яйцо я бежал к центру Старой Гридании. «Двенадцать архонтов! Ваша очередь отвлекать зайцев», — молил я. На моё удивление по дороге я не встретил ни одного сприггана. Проскочив ворота амфитеатра, я бежал по центральному проходу. Публика подбадривала, кричала, свистела. На сцене рядом с Джили стоял Оливер и несколько соперников уже закончивших гонку. Оливер исполнял роль судьи завершающего этапа соревнования. Я выбежал на сцену и передал ему эстафетное яйцо, которое он опустил яйцо в пустую корзину.

— Есть! — закричал распорядитель. — Приветствуем ещё одного финалиста!

Трибуны зашумели громче. Вслед за мной подбегали другие гонщики. Они отдавали эстафетные яйца распорядителю, а он раскладывал их по корзинам. Я вглядывался в каждого, кто вбегал в амфитеатр. Наконец, практически вместе по центральному проходу пробежали участники моей команды — Туся, Матрёна и Йоксель. Их узорные эстафетные яйца оказались в корзинах.

Я подбежал к ним, пытаясь обнять всех сразу.

— Гонка завершена!

— Мы замечательная команда! — кричал Йоксель.

— А я замечательнее всех! — прыгала на одной ножке от счастья Матрёна.

— Отличный выдался денёк! — напевала Туся. — Прогулялись. Столько впечатлений!

Финалисты гонки вбегали и вбегали в амфитеатр. Порядком уставший Оливер с трудом находил свободное место в корзинках, куда бы можно было сунуть очередное яйцо. Все корзины вокруг него были заполнены. В это время лучи вечернего солнца осветили сцену и упали на корзины разноцветных яиц. Засверкали яркие краски, заиграли зайчики от блёсток на скорлупе. Внутри кольца света находился распорядитель, который продолжал принимать эстафету финалистов.

— Свершилось! — вдруг трубным голосом провозгласила Джили. — Свершилось пророчество и видение. В кольце света над этой сценой воскрес божественный смысл. Вот он!

Джили указала рукой в сторону Оливера. Публика затихла и недоумённо пялилась на распорядителя, не видя в нём ничего божественного.

— Двенадцать архонтов послали нам знак! Праздник, весёлый и счастливый праздник объединил нас, как делали когда–то архонты. Смысл в том, что воскрес дух единства! И знаком нашего единства стал обычный распорядитель.

Изумлённый амфитеатр взорвался аплодисментами, криками и слезами радости. Публика обнималась, жала друг другу руки. Некоторые выходили на сцену и благодарили Джили за весёлый и прекрасно организованный праздник.

К уставшему и растерянному Оливеру подошёл главный редактор газеты, похлопал его плечу и пошутил:

— Наше издание воскресе! Воистину! Четыре выпуска за день! Отличная ежедневная газета!

— Покупайте газеты! Последний номер гриданского «Ворона»! Читайте о финале гонки! — кричали уличные мальчишки–разносчики газет.

Гонка «Бегущее яйцо»

Блестящий финал!

Итак, завершилась первая праздничная эстафетная гонка. Жители Эорзии в едином порыве болели за свои команды, поддерживали своих фаворитов. Поговаривают, что некоторые букмекеры даже принимали ставки.
Ко всеобщему удовольствию финалистов оказалось довольно много и все они получили приятный приз — аплодисменты зрителей и славу.
Среди финалистов оказались и наши старые знакомые, у которых наши корреспонденты брали интервью в ходе гонки. Здесь и участник под номером 33, и лалафель в белом клоше, и лидер замечательной командной четвёрки, одной из первых финишировавшей на сцене амфитеатра «Ми Хетто».
Наш корреспондент поздравил их с победой, а один из финалистов сказал: «Пользуясь случаем, со страниц газеты, хотелось бы выразить благодарность организатору праздника, лидеру движения мечтателей Джили Алиапо! Надеемся, что в следующем году Эорзии будет не менее весело».