Забытая валентинка

Суета накопившихся после новогоднего праздника дел захлестнула меня с головой. Не успел я оглянуться, как наступил месяц первой умбральной луны. Зима заканчивалась и богиня Минфина, покровительствующая второму месяцу года, послала жителям Эорзии первые весточки наступающей весны. День стал длиннее, из–под туч выглянуло солнце. Город украсился яркими ленточками, завязанными крупными бантами, и алыми воздушными шарами в виде сердец. Я уже знал, что это означает. Всё свидетельствовало о том, что наступил День Валентионов.

Первая мысль, посетившая меня утром после пробуждения, сладостно потянулась в голове и промурлыкала: «Как же хорошо! Сегодня не нужно напяливать на себя боевые доспехи!». Следуя мудрому совету первой мысли я выбрал городскую одежду поярче, позавтракал и по песчаной набережной пешком отправился в город.

Стук моих шагов по деревянному мостику, разделявшему жилой квартал «Туманы» от Лимсы Ломинсы, напоминал какую–то знакомую мелодию, исполняемую на деревянном музыкальном инструменте. Мне нравился квартал «Туманы», в котором пару лет назад я купил маленький домик возле самой береговой кромки. Солёный ветер моря накрывал меня по утрам своей прохладой и навевал мысли о путешествиях. Вот и сейчас, я шёл по мостику, любовался голубыми, чуть заметными волнами, изредка вспенивавшимися белыми бурунчиками, глубоко вдыхал чистый и ещё по по–зимнему прохладный морской воздух.

Мостик плавно перешёл в пристань и закончился перед входом в гильдию рыбаков.

— Привет, Сисипу! — поприветствовал я гильдмейстера рыбаков. — Желаю тебе романтического Дня Валентионов! Ты почему еще в здесь, в гильдии? Пойдём скорее на площадь!

— Всё–всё, бегу–бегу, — отозвалась из здания лалафелька, на бегу отдавая последние распоряжения своему заместителю. — Пошли, Гек!

Маленьким городским эфиритом мы перелетели на центральную площадь города Лимсы Ломинсы. Площадь, как и весь город, пестрила лентами и шарами в форме сердец. По краям площади пыхтели раскалённые курильницы, наполняя воздух ароматом роз. Дым курильниц медленно поднимался в виде маленьких алых сердечек.

Разодетые в праздничные наряды горожане подходили и подходили к площади. Слышались возгласы приветствий и поздравлений, радостные хлопки в ладоши от преподнесённых подарков, музыка и песни. Чувствовалось, в городе праздник.

Недалеко от входа на площадь Ют стояли знакомые мне стройные фигуры в униформе Дома Валентионов. Белые шляпы с поднятыми вверх полями, которые удерживала крупная заколка в виде алого сердца. Эта заколка символизировала щит, которым легендарная графиня Арабелла де Валентион защищала свою любовь. Женщина красовалась в бордовом платье с белыми вставками, а на мужчине с изыском сидела подобная же длинная рубаха. Картину завершали полосатые чёрно–белые гетры. Не узнать их было невозможно — леди Лизетта де Валентион и сэр Ортифенс — рыцарь Дома Фортемпсов.

— Доброе утро, леди Лизетта! Сэр Фортемпс! — поприветствовал я их. — Надеюсь дорога из Исгарда не сильно вас утомила?

— Здравствуйте, Гек! — отвесила мне лёгкий церемонный поклон леди Лизетта. — Надеюсь и в этом году вы не откажитесь войти в свиту Дома Валентионов в качестве почётного посла любви?

— Не откажусь! Это большая честь для меня! — неуклюже поклонился я. Почему–то сражаться с монстрами получалось у меня гораздо грациознее, чем отвешивать поклоны и совершать другие, непостижимые светские ритуальные телодвижения.

— Рад встрече с вами, милорд! — галантно по–исгардски поклонился мне сэр Ортифенс. — Вы, конечно, заметили, что в этом году я сопровождаю леди де Валентион в качестве… — он замялся. — в качестве… ожидающего джентльмена. Впрочем, не буду распространяться в публичном месте чего я на самом деле ожидаю.

Я попытался ответить на слова сэра Ортифенса неким галантным жестом, но вышло у меня нечто уж совсем корявое. Со стороны, наверное, это было похоже на споткнувшегося лалафеля, решившего присесть на лету и размахивающего для равновесия руками. Впрочем, Ортифенс, не отводивший глаз от леди Лизетты, скорее всего даже не заметил моей галантной гимнастики.

— Гек, — ласково–приказным тоном обратилась ко мне Лизетта, — будьте добры пообщайтесь со служащими Дома Валентионов, стоящими на площади. Наверняка у них возникли какие–нибудь мелкие проблемы.

Я улыбнулся и понял, что официальная аудиенция закончилась и пора приступать к делу. Недалеко от меня в центре площади стоял один из эмиссаров Дома Валентионов. «Начну с него», — подумал я.

— Здравствуйте, меня направила к вам леди Лизетта, — сообщил я, подходя к долговязому элизену в валентионовской униформе: синей кепке с белым пером, синей длинной рубахе с крупными чёрными пуговицами на белой вставке, белом переднике и полосатых чёрно-белых гетрах. Кислое выражение осунувшегося лица служило изящным дополнением гардероба.

Долговязый сверху вниз смерил меня презрительным взглядом, вздохнул и нехотя через губу саркастически выдавил из себя:

— Как всегда у леди безупречный вкус в выборе помощников.

— Ваш ответ следует понимать так, что трудностей в организации праздника нет? — переспросил его я.

По лицу служащего проползла кривая ухмылка. Было видно, что проблема есть, но желания делиться ею со мной нет.

— Хорошо, тогда я пошёл. Мне ещё с другими служащими следует поговорить, — повернулся я, собираясь уходить.

— Подождите! — остановил меня элизен. Видимо простая мысль о том, что сейчас я уйду, а проблема останется, наконец преодолела его чванливость. — Подождите, есть небольшие трудности. В этом году мы привезли с собой предсказателей богатства, приключений и любви. Они мастера мистического искусства, окончившие Шарлианскую академию небесного гадания, обладающие знаниями эзотерических истин, известных лишь избранным. Мы надеялись, что горожане будут рады узнать о себе некоторые мистические тайны. Но жители Лимсы Ломинсы никогда не сталкивались с гадалками. Одни просто боятся и не решаются подойти, другие — относятся скептически. Возле столиков гадалок нет посетителей и в этом проблема. Не могли бы вы как–то уговорить лимсовцев посетить предсказателей? В городе вас знают и, может быть, послушают.

— Попробую что–нибудь сделать! — почесал в затылке я.

— В таком случае, возьмите это! — элизен обоими руками полез в разные карманы. Из левого кармана он вытащил маленькую коробочку, а из правого — стопку валентинок. — Разрешите я поясню! Подходить к столам следует парой. Надеюсь вам не составит труда найти себе пару?

— Ээ… мм… — немного обескураженно промычал я, открывая переданную мне коробочку. В ней на бархатной подложке лежали две маленькие алые серёжки–сердечки.

— Одна серёжка предназначена вам, другая — вашей визави, — продолжал свои пояснения служащий. — Вот здесь шесть валентинок. Три для вас и три для вашей подруги. Заполните их, укажите своё имя и дату именин. Валентинки у вас попросит предсказательница. Всё понятно?

— Да, — кивнул я.

Медленно бредя по площади и иногда натыкаясь на прохожих я судорожно размышлял: «Когда же у меня именины?». Вспоминал как очутился на корабле в море Ротано и получил там это странное имя «Гек»… «Ладно», — подумал я. — «Будем считать что тот день и был моими именинами».

— Привет, Гек! Ты чего такой задумчивый? — отвлёк меня от размышлений звонкий весёлый голос.

Я потряс своей взлохмаченной головой, чтобы прийти в себя. Передо мной в нарядном платье стояла лалафелька, смотрела на меня озорными голубыми глазами и грызла карамельку на палочке.

— Привет, Туся! С Днём Валентионов! — улыбнулся я. — Как настроение? Нравится праздник?

— Нравится! — кивнула Туся. — В городе так красиво! А ещё есть повод принарядиться и съесть лишнее пирожное.

— А как тебе загадочные гости из Исгарда? — поинтересовался я.

— Ой, Гек! Знаешь, в этом году к нам приехали гадалки. Так интересно! Но подходить к ним следует вдвоём… — грустно оттопырила нижнюю губку Туся.

— Хочешь я составлю тебе компанию? — предложил я. — Узнаешь, ждёт ли тебя богатство и великое приключение.

— Правда? — обрадовалась Туся. — Пойдём!

Мы направились в сторону предсказателей, а сзади нас скучный голос оставленного мной служащего Дома Валентионов заунывно призывал горожан:

— Спешите, спешите! Не пропустите редкие таланты магов Исгарда! Идите навстречу своей судьбе! Получите предсказания огромного богатства, великих приключений и подлинной любви!

Мы с Тусей подошли к одной из гадалок в высокой широкополой шляпе и фиолетовом длинном плаще. Она как будто только что сошла с картинки о древних магах и случайно остановилась возле круглого столика, покрытого длинной коричневой скатертью.

— Прославьте себя, иначе ваши имена будут потеряны для истории, — заговорила гадалка низким голосом, обращаясь к нам.

— Позолотить ручку? — спаясничал я.

— Нет, — самыми кончиками губ улыбнулась гадалка. — Достаточно заполнить ваши валентинки.

— Туся, вот твои валентинки, — протянул я лалафельке три незаполненные карточки. — Впиши туда своё имя и именины!

— Готово! — отрапортовала Туся быстренько заполнив карточки на магическом столике предсказательницы.

— Дайте мне свои карточки! — попросила гадалка.

Каждую из наших валентинок она положила на противоположные стороны стола. Затем сделала пас рукой, как это обычно проделывают фокусники, и у неё в ладони оказалась колода гадальных карт.

— Сейчас мы узнаем, ожидают ли вас приключения, — сообщила она, распахнула веером колоду карт, наугад вытащила одну и положила рубашкой вверх между нашими валентинками. — Что ожидает вас? Покажите мне карты! — таинственным голосом произнесла гадалка и открыла свою карту. — Вас ждут подземелья, реки и моря, воздушные острова, дороги и разлуки.

— Да, надо быть гадалкой, чтобы догадаться, что авантюриста ждут дороги, — шепнул я на ухо Тусе.

— Неужели ты никогда не догадывался? — тихонько захихикала она.

— Про то, что у меня каждый день будет переполнен приключениями, мне каждое утро рассказывают в гильдии авантюристов. Уже голова от этого болит, впрочем как и другие части тела! — махнул рукой я.

Туся не удержалась и рассмеялась в полный голос. Видимо, она представила себе Бадерона — простоватого парня, возглавляющего гильдию авантюристов — в роли таинственного предсказателя судьбы своих подчинённых на ближайшие пару часов.

— Салаги, предсказываю вам, — передразнивая голос и манеру общаться Бадерона произнесла Туся. — Ща почешете всей стаей в порт и будете до вечера грузить брёвна для нового фрегата! Гадания понятны! Кому не понятно, остаётся в ночь грузить чугуний.

Под недоумённым взглядом мага из Шарлиана мы хохотали как полоумные.

— Пойдём к следующему магу, узнаем как там у нас обстоят дела с богатством! — позвал я Тусю.

Мы подошли к гадалке, одетой в шикарный наряд в стиле Ул'ды: золотистая маленькая тюбетейка, прозрачная вуаль на лице, расшитый золотом короткий лиф и парчовые широкие шаровары.

— Что ожидает вас? Дорога, вымощенная золотом, или попрошайничество у сточной канавы? — попыталась заинтриговать нас гадалка. — Давайте ваши карточки!

Мы протянули заполненные валентинки. Как и в прошлый раз они заняли места по краям стола. Предсказательница выполнила руками загадочный восточный танец и в её пальцах оказалась зажата карта, которую она положила между валентинками.

— Карты, расскажите им о богатстве! — воскликнула гадалка и перевернула свою карту. — Итак, ветер удачи дует в нужную сторону. Пусть дирижабль на своих крыльях унесёт вас на юг. Туда, где высится сверкающее «Золотое блюдце». Там шанс — ваш надёжный союзник, а жетоны льются рекой.

— Да, да, да! Видели–видели! — вставил я и продолжил подражая голосу гадалки. — Жетоны вы сможете обменять на талоны, талоны подшить в толстые книги, а книги сложить дома в шкафах у слуг. Там и будут до скончания века пылится несметные «богатства» казино «Золотое блюдце». Честное слово, попрошайничество монет у сточной канавы и то более прибыльное занятие!

— А теперь романтика? — уточнила Туся место нашей следующей остановки.

Я угукнул в подтверждение.

— Представляю себе сколько розовой лапши сейчас развесят на наши наивные уши! — вздохнул я.

— А почему ты так посерьёзнел? Относись к этому легко. Так же, как к предсказаниям о приключениях и богатстве, — махнула рукой Туся.

Круглый столик предсказательницы совместимости покрывала тёмно–зелёная скатерть с узорами в виде контуров сердец. Возле столика, скрестив на груди руки, стояла высокая элизенка в бордовом платье с белыми рукавами. Короткая стрижка седеющих волос открывала удивительно спокойное лицо. Не обращая на нас внимания, как бы сама себе вполголоса предсказательница читала стихи:

Три сестры шерсть прядут неустанно.

Брошен жребий, нить скручена туго.

Предрешённость конечности круга,

Нити судеб сплетаются странно…

— Добрый день, вот наши валентинки, — Туся протянула гадалке две последние наши карточки. Погадаете?

— Думаю, вы и сами справитесь. Хотя, если вы настаиваете… Кладите валентинки на край стола, — предложила предсказательница. — А теперь вытащите из моей колоды любую карту и положите между ними.

У Туси на лице блуждала ехидная улыбка, она бросала на меня косые взгляды и делала так, как предлагала гадалка.

— Открывайте карту! — продолжала подсказывать гадалка.

Туся перевернула карту. На чистом белом поле в самом центре красовалось маленькое красное сердечко.

Гадалка молчала, смотрела в пространство мимо нас и продолжала думать о чём–то своём, мистическом.

— Туз червей. И что? — недоумённо спросила у неё Туся.

— Вы же сами всё видите и понимаете! — краешками губ улыбнулась предсказательница.

— Ну, я так не играю! — протянула Туся. — А где море розовых соплей? Всяких там слов про звёзды, дороги, свидания при луне? А как же «они были счастливы и умерли в один день»?

— Все эти слова вы способны сказать друг другу самостоятельно. Мои подсказки нужны лишь сирым и умственно убогим. Вам они ни к чему, — тактично заметила предсказательница тонко намекая, что сеанс романтической магии завершён.

— Пойдём, Тусь! — я взял за руку несколько ошалевшую от неожиданности лалафельку. — Будем считать, что бюрократическая часть праздника завершена и пора веселиться по–настоящему.

Ресторан «Бисмарк», расположенный недалеко от площади Ют, куда мы заглянули, был битком набит посетителями. Но нам всё–таки удалось найти маленький столик у самых перил. Мы лакомились знаменитыми пирожными, о которых ходило множество городских легенд. Легенды и пирожное мы запивали крепким душистым чаем.

Совершенно разомлевшие от собственной весёлой болтовни, чая и первых тёплых солнечных лучей мы стояли возле перил и смотрели на корабли возле причала Лимсы Ломинсы

— О! А у меня есть фейерверки, — вдруг вспомнил я. — По дороге на площадь случайно купил у торговца. Давай запускать?

— С удовольствием! — запрыгала на одной ножке Туся.

Честно разделив пополам весь свой пиротехнический запас мешочков, я предложил:

— Дергаем вместе на счёт «три». И, раз, два, три–и–и!

Два снопа разноцветных огней раз за разом поднимались в небо. Они изгибались, переплетались, образуя узоры, иногда напоминающие две половинки сердца.

— Кхм, кхм! — неожиданно раздалось у меня за спиной.

Обернувшись я увидел служащего Дома Валентионов, который таким образом решил обозначить своё присутствие.

— Гек, вас ищет леди Лизетта. У неё срочное дело к вам, — извиняющимся тоном сообщил он.

Я повернулся к Тусе не зная что сказать.

— Иди, иди, трудоголик! — махнула на меня рукой Туся. — Леди Лизетта завтра уедет, а мы–то с тобой всегда здесь.

— Пока! — махнул я рукой Тусе. — Увидимся!

Быстрым шагом мы с сопровождающим шли ко входу площади Ют. Туда, где стояла леди де Валентион.

— Кстати, как там обстоят дела с небольшими трудностями? — поинтересовался я у служащего Дома Валентионов.

— Никаких трудностей больше нет, — расплылся он в довольной улыбке. — После того, как вы личным примером показали горожанам что предсказания это так весело, возле столов теперь не протолкнуться. Все хотят узнать, что же смешного о богатстве, приключениях и любви несёт им судьба.

На углу площади Ют нервно из стороны в сторону ходила леди Лизетта и сердито бубнила под нос:

— Чёрт подери! Куда подевался этот Ортифенс? Неужели неожиданно его задержала полиция за незаконное распространение пыла и любви?

— Леди Лизетта, вы обо мне спрашивали? — тяжело дышал я от быстрой ходьбы.

— Гек, очень вовремя! Мой заместитель Ортифенс покинул пост, не сказав никому ни слова. Его отсутствие уже заметили несколько чересчур любопытных городских сплетниц. Мне становится всё сложнее контролировать происходящее на нашем празднике. Его нет так долго! Следует срочно найти и вернуть на место Ортифенса! Кто–то же должен отвечать на вопросы горожан!

Работать сыщиком приходилось мне не в первой. Как знаток, для начала я решил расспросить служащих Дома Валентионов. Может быть кто–то из них знал о том, что произошло с заместителем Лизетты.

— Дружище, не видел Ортифенса, — обратился я к малому, стоящему неподалеку от места, где последний раз видели элизена.

— Ортифенса? — вяло переспросил служащий, так, как будто до него не сразу дошёл смысл моего вопроса. — Он разговаривал со мной недавно. Очень нервничал и выглядел крайне возбуждённым. Кажется, он собирался проинспектировать предсказателей.

— Ищите Ортифенса? — вмешалась в наш разговор стоящая рядом девушка в розовой униформе Дома Валентионов. — Я видела его возле романтической гадалки. В руках он держал пару валентинок. Ах, неужели он решил помочь каким–то тайным влюблённым?

«Если у вас загадочное происшествие, ищите ведьму», — почему–то подумал я, входя в роль сыщика. «А ведьмы у нас где? А ведьмы у нас стоят возле круглых столиков».

Пробиться к романтической гадалке оказалось не так–то просто. Когда мы были здесь с Тусей никого не было. Сейчас же столик плотно окружали влюблённые пары.

— Прошу у всех прощения! — громким голосом объявил я. — Маленький служебный перерыв в гадании.

Стоящие возле столика неодобрительно загудели. Пока они возмущались я успел выяснить у предсказательницы всё, что мне требовалось.

— Вы говорили с Ортифенсом? — быстро спросил я. — Что произошло?

— Он подошёл ко мне в сильно взвинченном состоянии. Очень нервничал и оглядывался. Положил на стол две валентинки и попросил предсказать судьбу. Я напомнила ему, что для гадания следует подходить вдвоём. Но он отмахнулся, сказал, что это предрассудки, а служебное предсказание, с которым он пришёл, достаточно выполнить и по валентинкам с именами влюблённых. Я пожала плечами и выложила ему всё, о чём говорят карты. Он побледнел и без единого слова умчался. Полагаю, на него удручающе подействовали мои слова. Кстати, убегая Ортифенс забыл на столе валентинки. Одна из них надписана на имя Лизетты де Валентион. Думаю, нужно вернуть эту карточку хозяйке. Гек, не будете так любезны передать ей? Я сейчас не могу, видите какое у меня тут столпотворение?!

— Конечно! — согласился я. — Немедленно верну ей карту.

Не успел я вернуться к леди де Валентион, как она нетерпеливо забросала меня вопросами:

— Где он? Что стало известно?

Я подробно рассказал ей о странном поведении Ортифенса возле стола романтической гадалки.

— Невероятно! — удивилась Лизетта. — Он получал предсказание любви? Но с кем?

Я молча протянул ей забытую Ортифенсом валентинку.

— Лизетта де Валентион, — в совершеннейшем недоумении вслух прочитала она надпись на карточке. — Что это значит?

Вдруг она вспыхнула и прошептала сквозь зубы:

— Идиот! Ну кто же получает предсказания без участия второго партнёра? Мог бы хотя–бы предупредить из вежливости. Хм… И посмотрите на это! Он неправильно указал дату моих именин. Уж если набрался наглости получать предсказания без моего согласия, мог бы хотя–бы уточнить некоторые важные данные! Гек, помогите найти его, пока он не наворочал ещё каких–нибудь глупостей! Уверяю, я ему такое устрою, что он запомнит этот день надолго!

Как голодные волки мы с Лизеттой рыскали по всем закоулкам вокруг площади Юта. Вынюхивали и высматривали. Наконец, в Якорном Дворике мы обнаружили Ортифенса. Он сидел на булыжной мостовой, опираясь на колонну небольшого памятника богине Ллимлайн.

— Ортифенс, так вот вы где! — с сарказмом в голосе громко произнесла Лизетта. — И что за глупое выражение украшает ваше лицо?

— Л–леди Лизетта? — тихо промямлил элизен.

— О чём вы думали? — бушевала Лизетта. — Что, весело проводили время? Объяснитесь! Почему вам нет дела до чувств других людей! И, пожалуйста, тщательно выбирайте слова в своё оправдание!

— Что я должен объяснить? — вздохнул Ортифенс.

— Не пытайтесь темнить! Мне всё известно! Зачем вы ходили к гадалке? — наседала Лизетта.

— Но как вы узнали?.. Впрочем, не важно! — махнул рукой элизен. — Должен признаться. Я ходил к гадалке, чтобы она сказала правду о нашей романтической судьбе.

— И что же сказала гадалка? — ядовито поинтересовалась Лизетта.

— Вначале она даже не хотела мне ничего говорить, — всхлипнул Ортифенс. — Карты показывали слишком мрачную картину. Миледи, по её словам мы обречены на горе и отчаяние, которые хуже, чем в самых печальных песнях. Боги противятся нашему сближению. А тот, кто посмеет нарушить запрет, принесёт другому непоправимые страдания.

— Так, так, — закивала головой Лизетта. — И удручённые этой вестью вы прибежали сюда, чтобы валяться в пыли и печали?

— Вы вправе упрекать меня, миледи, — грустно ответил Ортифенс. — Но что бы вы делали на моём месте, услышав о подобной напасти? Я не могу находиться с вами рядом, я принесу вам несчастье!

— Основная причина ваших страданий, Ортифенс, ваша непреодолимая глупость! — достаточно резко выпалила Лизетта. — К вашему сведению, мои именины в месяц первой умбральной луны. Умбральной, а не астральной!

— Умбральной? — выпучил от удивления глаза Ортифенс. — Великие Боги, какой же я дурак!

— Вам крупно повезло! Вы не просто дурак, а забывчивый дурак, — уже с улыбкой добивала своего заместителя леди Лизетта. — Если бы вы не забыли карту, ошибка никогда бы не всплыла на свет. И, как вы понимаете, существует достаточно простой способ предотвратить глобальную катастрофу, которую вы нам предрекли.

— Как я мог забыть! Как мог перепутать дату ваших именин? — сокрушался Ортифенс. — Какое счастье, миледи, что вы обнаружили мою ошибку! Вы подарили мне ещё один шанс узнать о вероятности нашего счастья! Но я так волнуюсь! А вдруг окажется, что наши судьбы не переплетаются? А вдруг перспектива ещё мрачнее, чем ранее? Я не смогу ещё раз пережить подобный шок!

Мечущийся взгляд Ортифенса неожиданно остановился на мне.

— Гек, Гек, вы же официальный посол Дома Валентионов. Вы имеете полное право присутствовать при всех мероприятиях праздника. Гек, будьте так любезны, поприсутствуйте с нами во время гадания! Рядом с вами мне будет легче перенести удары судьбы!

— Хорошо, поприсутствую. Почему бы и не поприсутствовать?! — недоумённо пожал я плечами. — Я к вашим услугам сэр Ортифенс.

— Двенадцать Великих Богов, спасибо, что послали мне такого верного союзника! — воскликнул радостный Ортифенс. — Чего же мы ждём?! Скорее! К гадалке!

По узкому и кривому переулку Якорного Дворика быстрым шагом мы возвращались на площадь Ют. Ортифенс, как ледокол разрезая толпу, напрямую шёл к гадалке.

— Разойдитесь, разойдитесь! — кричал он. — Отойдите от стола! Мы должны немедленно предотвратить катастрофу!

Парочки, стоящие возле гадалки, удивлённо оглядывались на элизена в униформе, но не спешили уступить ему своё место. Кто же уступает другим своё место в любви?

— Нам срочно нужно новое предсказание! — выпалил Ортифенс, продираясь к гадалке.

— В таком случае, заполняйте валентинки, — совершенно невозмутимо напомнила предсказательница.

Ортифенс и Лизетта заполнили карточки и положили их на зелёную скатерть стола.

Гадалка скосила на меня глаза, подмигнула, словно напоминала о том, кому нужны её подсказки, и начала совершать руками неимоверные пассы и вещать низким утробным голосом:

— Вейтесь нити судьбы! Сплетайтесь в яркий гобелен! Пронеситесь перед моими глазами! Покажите картину совместной судьбы этой милой пары!

Предсказательница взмахнула руками над колодой, вытащила карту и сквозь неё долго и внимательно разглядывала Ортифенса и Лизетту, словно это было увеличительное стекло и она хотела рассмотреть мельчайшие детали.

— Прелестный гобелен! — после долгой паузы выдохнула она. — На нём я вижу влюблённых. Они в восторге друг от друга и счастливы как богиня любви Минфина со своим возлюбленным правителем гор Осаном. Какая благоприятная судьба! Пользуйтесь редким моментом! Не дайте ему исчезнуть! Признавайтесь в чувствах друг к другу! И моё предсказание сбудется!

— Так это… это наша судьба? — растерянно забормотал Ортифенс. — Даже не знаю, что сказать… Нет! Знаю! Леди Лизетта! Вы, конечно, догадывались как долго я тоскую по чему–то большему, чем ваше дружеское расположение ко мне. И вот боги разрешили мне признаться вам в любви. Лизетта де Валентион вы выйдите за меня замуж?

— Ортифенс! — от неожиданности и волнения растерялась Лизетта, — Стать вашей женой?..

— Боги помогли мне набраться смелости и признаться вам, — радостно и облегчённо проговорил Ортифенс. — Надеюсь, помогут они и вам.

— Я… Ну… Это всё так неожиданно. — размышляла вслух Лизетта. — Не хочу отрицать, вы мне нравитесь… Боги? Тогда, конечно! Я согласна!

— Правда?! — распахнул от радости глаза и свои объятия элизен. — Я даже не смел надеяться, что наступит такой день! Леди Лизетта, не могу выразить словами, вы сделали меня столь счастливым! Обещаю вам, что каждый наш день будет таким же радостным как сегодня.

— А теперь, сэр Ортифенс, соизвольте вернуться на своё рабочее место, — скомандовала Лизетта, прищурив сверкающие озорным блеском глаза. — Сам факт того, что я согласилась выйти за вас замуж не означает, что вы не обязаны выполнить свою работу.

— Конечно, любовь моя! В болезни и здравии, в богатстве и бедности я буду работать и работать на тебя, — восторженно поклялся рыцарь.

Собираясь уйти Ортифенс оглянулся и обратился ко мне:

— Гек, спасибо за то, что принял участие в моей судьбе! Гек ты не авантюрист и не просто посол любви. Ты ангел, который приносит радость тем, кто уже отчаялся и потерял надежду!

Лизетта обвила руками шею Ортифенса и добавила в мой адрес:

.— Ну что ты тут стоишь и улыбаешься? Не видишь, у нас очень личный момент? Нечего стоять и глазеть! Видишь, я начинаю краснеть от стыда?!

— Любовь моя, — Ортифенс обнял Лизетту за талию, — вернёмся к руководству праздником! Сила нашей любви станет путеводным маяком для потерянных влюблённых, ищущих романтические берега. Кстати, Лизетта, представляешь себе удивлённые рожи наших друзей в Исгарде, когда они услышат новость о нас?..