Клятва Пурпурной Зари

Любопытные прохожие, собравшиеся на улице поглазеть на происшествие с девушкой, расходились по своим делам. «А у меня чай остыл…, — с сожалением подумал я, вспоминая приятный терпкий вкус и тонкий аромат напитка, приготовленного для меня Момоди. — Пойду, попрошу ещё одну чашечку».

— Вижу–вижу, героя, опять кого–то самоотверженно спасающего! — услышал я за спиной знакомый голос.

Повернув голову, я увидел Я'столу, наклонившую голову и взирающую на меня с ироничной улыбкой на губах.

— Гек, с нашей первой встречи в гроте Морская Песнь я с интересом наблюдаю за вами. Вы не чурались чёрной работы, помогая фермерам; проявляли непоколебимую храбрость, глядя в лицо опасности; без чванства, с завидным терпением выполняли обязанности личного посланника адмирала. Если кто–то на вашем пути нуждался в помощи — вот как сейчас на улице, вы шли на выручку, не думая о личной выгоде. Самое интересное, и чего я не очень понимаю, каждый ваш поступок неизменно служил общему благу, хотели вы этого или нет. У вас талант, говорящий о вашем характере красноречивее всяких слов. Но из всех ваших качеств одно интригует меня больше всего — ваши видения. Если я не ошибаюсь, всего несколько минут назад вы испытали нечто подобное. Не так ли?

— Предположим, — уклончиво ответил я, зная язвительный характер Я'столы и не желая давать повод её острому язычку.

— Видите ли, у одной моей знакомой тот же дар и, если хотите, могу вас познакомить, — продолжила мико'та. — В ордене Клятвы Пурпурной Зари вам помогут разобраться в себе. Не обязательно отвечать мне сейчас. Если надумаете, искать нас следует в Вечернем заливе Западного Таналана. Место называется Проснувшиеся Пески. Тому, кто стоит у входа, назовите своё имя. И последнее. Пообещайте мне держать эти сведения при себе. К сожалению, у организации слишком могущественные враги, которым тоже хотелось бы узнать, где мы находимся.

— Сохраню в тайне, — пообещал я.

Я'стола махнула мне на прощание пальчиками и отправилась по своим делам, а я, наконец–то, пошёл к Момоди допивать чай.

— Приключенцы… Жестокий и кровавый бизнес, — ворчала Момоди. — В своё время, когда меня просили возглавить местное отделение гильдии авантюристов, я отказывалась. Как я отказывалась! Так не хотела! Это ж такой зуд в заднице присматривать за всеми этими «гениями»! Но меня уговорили. Прошло много лет и я ни о чём не жалею. Многие из авантюристов стали частью моей жизни. Мне это приятно. Может быть и вам на что–нибудь пригожусь!

— Очень даже пригодитесь! — шутливо успокоил её я. — Момоди, я просто влюбился в ваш чай! Не угостите ещё чашечкой?

— Что–нибудь к чаю? — спросила лалафелька, ставя передо мной мной на стойку бара чашку свежеприготовленного чая.

— Да, — кивнул я. — Подскажите, что вы знаете о Клятве Пурпурной Зари?

— Эээ…, — опешила она. — Что?

— Спрашиваю, какие они? Хорошие или плохие? — поставил я вопрос ребром.

— Они… они не такие как остальные, — внезапно посерьёзнела Момоди. — Неординарные личности, занятые неординарным делом.

— Можно ли им доверять? — прихлёбывал я горячий напиток.

— Полагаю можно! — уверила она меня. — Это порядочные люди, пытающиеся решать сложнейшие проблемы Эорзии. И для выполнения поставленных задач им нужны надёжные люди. Такие как вы. Но на вашем месте я бы дважды подумала, прежде чем связываться с ними.

Момоди выпрямилась и продолжила как ни в чём не бывало протирать стаканы.

— Надеюсь, несмотря на свою занятость, иногда будете забегать к нам, рассказывать о том, как поживаете, — продолжила она нашу милую светскую беседу. — Уже уходите? Жаль…

В ближайшем общественном загоне Ул'ды я нанял чокобо и отправился через весь Западный Таналан к Вечернему заливу. Чокобо неторопливо бежала по отличной, мощёной булыжником, дороге, а я глазел по сторонам. Проехал Горизонт — небольшое поселение торговцев, укрытое за высокими массивными крепостными стенами. Спустился сквозь туннель фуникулёра на равнину с затопленными развалинами памятников исчезнувшей цивилизации. Проскакал ещё один туннель и оказался в портовом городке на берегу пролива Мерлтор.

Привязав чокобо, я плюхнулся на скамейку в прохладной тени центрального городского сквера. Вокруг памятника, указывающего рукой в голубую морскую даль, пестрел цветочный газон. Жужжали пчёлы и порхали бабочки.

— Добрый день, почтенный! — обратился я к местному жителю, сидящему на соседней скамейке. — Не подскажите, почему в вашем славном торговом городе нет эфирита? Ведь в ваш международный порт прибывают паромы из Лимсы Ломинсы. Путешественникам нудно тащиться по знойным дорогам Западного Таналана.

— Синдикат не даёт разрешения, — вздохнул мой собеседник. — Они, там в столице, хотят крупную взятку, а у наших городских властей нет таких денег. Вот и сидим без эфирита. Наши соседи, торговцы Горизонта, влезли в долги, но набрали нужную сумму. У них посреди площади красуется эфирит, хотя от Горизонта до Ул'ды десять минут езды верхом!

Мы посидели и помолчали, слушая далёкие крики чаек в порту. Мой сосед по лавке искоса поглядывал на меня с явным неодобрением. Наконец, он не выдержал:

— Как же старомодно вы выглядите! Где вы выискали снаряжение такого дрянного цвета?! Прагматизм — это конечно хорошо. Но не настолько же, чтобы пренебрегать элементарной эстетикой! Друг мой, вы не можете продолжать путь в таком плачевном состоянии. Ваш внешний вид может спасти… цвет! Хотите я научу вас красить одежду?

— Почему бы и нет?! — заинтересовался я.

— Жара… Какая сегодня жара! — вытер мой собеседник пот со лба. — В горле совершенно пересохло, даже говорить трудно. Может угостите чем–нибудь холодненьким?

— А где ближайшая лавка, торгующая этим самым холодненьким? — поинтересовался я.

— Возле Северных ворот есть, — он лениво ткнул пальцем.

Я не поленился, встал и сходил в ближайшую лавку за парой банок холодного апельсинового сока.

— Угощаю, — протянул я одну из банок, а для себя открыл другую.

Мой собеседник жадно, большими глотками выдул сок.

— Фух… Хорошо–то как! — с наслаждением выдохнул он. — А теперь слушайте! Открою как привнести немного цвета в вашу серую неяркую жизнь. Есть такая удобная и недорогая вещь, называется краситель. С её помощью любой простолюдин добивается целой радуги цвета. Пользоваться красителями настолько просто, что авантюрист, одетый в серо–буро–коричневое снаряжение, не заслуживает никаких слов в своё оправдание.

— А краска не разъест броню? — уточнил я.

— О, боги! Вы, авантюристы, своей практичностью кого угодно сведёте с ума! — заломил руки за голову местный эстет. — Не беспокойтесь! Ваша драгоценная защита не пострадает. А вот если не покрасите, то пострадают эстетические чувства окружающих вас людей! Ах, да! И вот ещё! Красить можно неоднократно…

Он посмотрел на меня с укоризной и добавил.

— Ну, например! Покрасил куртку в белый цвет, а тот вдруг дружеская попойка. Наутро, неизвестно откуда на куртке пятна красного вина. Не робей! Крась — в розовый и отправляйся в ближайший кабак продолжать кутить! Вот пожалуй и всё! И спасибо за сок!

Отдохнув в прохладе от дороги под знойным солнцем Таналана и поболтав с местным жителем, я набрался решимости и отправился разыскивать Проснувшиеся Пески. Нужный дом на набережной я нашёл довольно быстро. Дверь оказалась открытой и я вошёл. В фойе перед большим круглым, заваленным бумагами, столом на стуле стояла лалафелька в розовом платье со складками и малиновом берете. Она напевала лиричную песенку и размахивала в такт руками, растопырив пальчики в высоких митенках:

В пустыне сердца одинокого ♪

Расцвёл цветок любви моей. ♪

Увижу ль я, тебя далёкого? ♪

Дождусь ли я счастливых дней? ♪

Увижу ль я, тебя далёкого? ♪

Дождусь ли я счастливых дней? ♪

— Добрый день! — поздоровался я.

— Ой! — вздрогнула она и уставилась на меня круглыми серьёзными глазами. — А не могли бы вы не подкрадываться?! Сразу вам заявляю — вы ошиблись! Это частная собственность и от бродячих торговцев нам ничего не нужно!

— Меня зовут Гек Ностр, — представился я.

— Ах, так это вы?! — в фальшивой улыбке расплылась лалафелька и начала вслух рассуждать сама с собой. — Хм… Где же я слышала это имя раньше? Вы, случайно, не тот теневой торговец, который пытался мне всучить высохший кактус, уверяя, что это модная икебана? Нет?! А! Вы тот торговец, который несколько дней подряд бегал за миледи Минфилией с предложением самодельной косметики, пока не получил по роже за навязчивость? Ой, нет! Опять ошиблась!

— Меня пригласила Я'стола, — сообщил я. — Не мог бы я с ней встретиться?

— Я'стола? — переспросила она и, перестав дурачиться, серьёзно добавила. — Это меняет дело! Добро пожаловать в Проснувшиеся Пески! Меня зовут Татару. Я офисных дел мастер.

— Очень приятно, Татару! — вежливо поклонился я.

— Я'стола сообщила о вашем возможном прибытии. Минфилия с нетерпением ожидает вас. Проходите! Вам прямо по коридору.

Я спустился по лестнице, прошёл по коридору и вошёл в просторный кабинет, покрытый ковром. Перед широким столом стояли шестеро и внимательно смотрели на меня. Из присутствующих я знал лишь Я'столу.

Навстречу мне шагнула стройная девушка в модной одежде и высоких сапогах. Поражали удивительно правильные черты лица этой блондинки с выразительными серо–голубыми глазами. В её лице сочетались растерянность, удивление, серьёзность и решимость. Именно эта решимость выдавала в ней настоящего бойца, способного отложить меч, отказавшись от простого боя, и взяться за более сложные проблемы.

— Так вы и есть тот авантюрист, о котором так много и восторженно говорила Я'стола? — обратилась ко мне девушка. — Рады встрече! Меня зовут Минфилия, я лидер ордена Клятвы Пурпурной Зари. Мы ждали вас!

— Добрый день! — поздоровался я со всеми присутствующими.

На моё приветствие кто–то кивнул, кто–то приветливо махнул рукой, а кто–то просто улыбнулся.

— Расслабьтесь, вы среди друзей! Подойдите ближе к столу! — предложила Минфилия. — Понимаю, у вас множество вопросов. Терпение! Всему своё время! Прежде всего, разрешите сказать несколько слов о нас. Мы орден Клятвы Пурпурной Зари. Действуем вне политических границ с миссией — обеспечить будущее Эорзии. Наш орден стал домом для тех, кто как и вы, обладает редким и особым даром. Скажите, вы когда-нибудь испытывали внезапную, необъяснимую потерю сознания? У вас возникало ощущение отрыва от окружающего мира? Чувствовали, будто ваш разум парит в космосе в отрыве от тела?

— Бывало…, — ответил я.

— Это и есть дар! — оживилась Минфилия, словно ожидала от меня подобного ответа. — Способность преодолеть границы души. То, что мы называем «эхо». Эхо позволяет услышать резонирующее прошлое. Вы оказываетесь там, в чужом прошлом. Видите, понимаете и чувствуете в нём. Но вам не дано вмешиваться в происходящее и слышать мысли участников. Эхо — необычная энергия! Вот только проблема — мы не можем ей воспользоваться, когда пожелаем.

— Мы? — удивлённо переспросил я.

— Да–да, и во мне звучит эхо, — закивала Минфилия. — Самой серьёзной проблемой, лежащей на пути к благополучному будущему Эорзии, являются древние демоны. Пока они безнаказанно действуют, в Эорзии не наступит устойчивый мир. Зверолюди принимают их за своих богов, поклоняются и призывают их. Я полагаю, что с помощью эхо мы сразим древних демонов. Эхо, подаренное нам богами, — наше оружие. Иначе зачем Двенадцать послали нам столь необычный дар?! В своих молитвах я умоляю богов — научите, научите пользоваться подаренной вами силой!

Минфилия сделала театральный жест, воздев руки к предполагаемым небесам. Выдержав длинную, как и положено в театре одного актёра паузу, она продолжила:

— Простите, пришлось прочесть длинную скучную лекцию! Но я хотела, чтобы вы понимали наши стремления. Гек, я официально приглашаю вас присоединиться к нам! В знак полного доверия к вам открываю пароль нашего ордена. Соратников мы узнаём по ключевой фразе «дикая роза». Храните пароль в строжайшей тайне! Итак, Гек, что скажете?

— Скажу слова великой тайны, поймут которую только посвященные, — улыбнулся я и продекламировал:

Дикую розу несу

Новым своим друзьям.

Выросла в тёмном лесу

На берегу ручья.


Пели над ней соловьи

И окропляла роса.

Звонко журчали ручьи,

Тихо шуршала оса.


Красный как кровь цветок

Он золотой внутри.

Каждый его лепесток

Эхо души творит.


Розы любовью согрет,

Шёпотом ты повтори,

Солнца встречая рассвет,

Клятву Пурпурной Зари.

— Браво! — зааплодировали присутствующие. — Это самая красивая клятва, которую мы слышали!

— Прекрасно! Я знала, что вы согласитесь! — радовалась Минфилия. — А теперь пора поближе познакомиться с друзьями по ордену. Гек, вы слышали о Шарлаяне?

— Нет, — покачал головой я.

— Хм…, — скривила губы Минфилия.

— Давайте я расскажу о своей родине! — вызвалась Я'стола. — На севере архипелага Алденард расположен остров под названием Шарлаян. Доподлинно не известно, когда на остров высадились первые переселенцы и что означает слово «шарлаян». Сначала так называли остров, затем — столицу государства, а впоследствии — островную нацию. В разное время туда приходили новые и новые волны переселенцев. Первыми пришли элизены, а последними — на нашей памяти — гуиры.

Так уж повелось, что основной деятельностью островитян стало познание, познание мира и истории развития планеты. Жрецы Шарлаяна хранили мудрость древних и занимались современными исследованиями, объединяясь в ордена. Со многими орденами, действующими на острове, эорзийцы не знакомы. Да им это и не надо!

Высшим органом управления государством служит Форум — собрание представителей орденов.

В религиозном плане своим покровителем жители острова считают бога мудрости Талиака.

В Шестую Астральную эпоху шарлаяне перебрались на материк — в северо–западные земли Дравании — и возле реки Талиак основали колонию. Соседство с драконами Орды их вполне устраивало, уживались они мирно. Не желая порывать с метрополией, свой новый город колонисты назвали Шарлаян. Колония росла и процветала и через некоторое время стала одним из великих городов–государств Эорзии.

В 1557 году войска Гарлеанской Империи вторглись на континент Алденард. Под их ударами пало королевство Ала Миго. Дипломаты Шарлаяна попытались вести переговоры с гарлианцами, но в 1562 году признали — мирное сосуществование с Империей невозможно. Не желая вступать в войну ни на чьей стороне «отцы–города» объявили об эвакуации колонии. Колонисты вернулись в метрополию, на северный остров, а Шарлаян превратился в город–призрак, заброшенный и разрушающийся. Бросили даже Великую Библиотеку Губала — величайшее хранилище знаний с тысячами фолиантов, собранных со всех уголков Эорзии. В заброшенной колонии свищет ветер, да роются гоблины–кладоискатели, осевшие лагерем — который они гордо называют Идилшир — в северной части развалин города. Нет больше прекрасного города Шарлаяна, есть хибары Идилшира!

Но не все жители покинутого Шарлаяна согласились с изоляционистской политикой метрополии, проводимой фракция Библиотекарей. Первой отказалась покидать родной город ведьма Матоя. Не обращая внимания на угрозы, она обосновалась в пещере и так в ней и осталась. Надо сказать, Библиотекари полагали, что удел учёных лишь накапливать знания и наблюдать со стороны за историей других народов. С этим не согласился один из старейших шарлаянских мудрецов по имени Луисо Лёвие. Он предложил помогать государствам Эорзии, выступившим против Гарлеанской Империи, уж если не военной силой, то, хотя бы, советами. На это фракция Библиотекарей объявила, что делиться знаниями с другими странами считается государственной изменой.

Луисо в знак протеста покинул остров Шарлаян. Верные ему ученики последовали за ним и основали новый орден, назвав его Круг Посвящённых. Они решили вмешаться в пророчество Божественных Хроник, предвещающих о наступлении Седьмой Умбральной эпохи — мрачных времён бедствий и страданий. Штаб–квартиру ордена приютило малоприметное здание на набережной Вечернего залива в Западном Таналане. Как вы, наверное, догадались, в нём вы сейчас и находитесь.

— А благородных шарлаян, помогающих своими знаниями, эорзийцы назвали архонтами, — добавила Минфилия и сделала широкий жест руками, охватывая присутствующих. — И эти смельчаки стоят перед вами! Знакомьтесь! Женщина в маске — Ида. Рядом с ней её вечный попутчик — Папалимо. Они заняты обследованием Тёмного Полога Леса.

— Привет! — подняла руку Ида — блондинка в чёрной маске из–под которой блеснули голубые глаза, сиренево–белом тюрбане, белой блузе и высоких ярко–красных сапогах.

— Добро пожаловать! Прекрасно, что вы с нами! Я утверждал Иде, что вы согласитесь нам помочь. — добавил Папалимо — синеглазый лалафель с аккуратной причёской соломенных волос. Привычка щурить правый глаз, поддерживающий монокль, перекашивала угол рта, придавая лицу постоянно недовольный вид. Строгость этому тауматургу придавал чёрный халат с белым воротником и изящные чёрные сапоги с загнутыми кверху носами.

— Ровно наоборот, это я говорила тебе! — возмутилась Ида. — А ты сомневался!

Эти двое выразительно посмотрели через плечо друг на друга и демонстративно скрестили руки на груди.

— Приятно с вами познакомиться! — рассмеялся я их маленькому спектаклю, разыгранному специально для меня.

— Теперь моя очередь представлять! — взяла слово Ида и показала рукой на гиура, стоявшего по другую сторону комнаты. — Это Танкред!

— Прекрасно знает просторы Таналана. Можно сказать, редчайшая жемчужина пустыни, — добавил Папалимо. — А кроме того, большой мастер поэзии и… лести.

— Добро пожаловать в команду! — приветственно поднял руку Танкред — гиур средних лет, совершенно седой, с мечтательным взором карих глаз. Его обычная одежда — белая рубашка грубого полотна с воротником апаш, чёрная вязанная туника со шнуровкой на груди, сандалии на босу ногу — так и говорила: «Я свой рубаха–парень!». Вот только два серьёзных кинжала, висящих на белом поясе с бронзовыми пряжками, выдавали опытного разбойника. Танкред повернулся к ми'кошке. — Со стоящей рядом со мной Я'столой, вас знакомить нет необходимости. Вы её хорошо знаете. Ла Носка находится под её присмотром.

— Следующим разрешите представить Уриангера, — Я'стола показала на стоящего в дальнем углу высокого элизена в чёрной длинной робе, скрывающего лицо под белым капюшоном. — Он управляет делами ордена. Каждый раз, когда у вас появляются вопросы, отправляйтесь к нему.

— Как ночь ни была бы темна, рассеет её заря! — торжественно кивнул мне элизен и после паузы добавил. — Рад встретить друга.

— Во время битвы при Картено погиб наш друг и учитель Луисо Лёвие, — вздохнула Я'стола. — Он исполнял обязанности главного тактика Альянса Городов. Именно Луисо предложил создать подразделение авантюристов и использовать их в борьбе с Гарлеанской Империей. Пытаясь опередить катастрофу, которую неизбежно вызвала бы разрушающаяся луна Даламуд, главный тактик настаивал на том, чтобы Альянс перешёл в контрнаступление. И мы победили бы гарлианцев при Картено, но не успели.

Ещё до битвы мы нарисовали на священных камнях Эорзии символы Двенадцати богов и призвали жителей возносить молитвы в этих местах. Луисо полагал, что это поможет ему призвать Спасителей, которые повторно запечатают в Даламуд древнего дракона Багамута. Но молитвы не помогли, призвать богов с помощью заклинаний не удалось.

Мы не знаем как Луисо удалось остановить дракона. Последнее, что видели очевидцы — мастер взмыл в небо, слился со светящимся лучом эфира, полетел в сторону Багамута, вспышка… Дальше никто ничего не видел и не помнит. Когда мы пришли в себя дракона не было. Луисо тоже…

Но мы не уклонились от целей, провозглашённых нашим учителем. Вместе с Минфилией и другими друзьями мы поклялись сделать всё от нас зависящее, чтобы Эорзия больше не обагрилась кровью и не озарилась отблесками пожарищ. В будущей благополучной Эорзии из всех оттенков красного допустим лишь пурпур рассвета. Так родился наш орден Клятвы Пурпурной Зари.

— Незадолго до битвы при Картено, я познакомилась с Луисо, — грустно добавила Минфилия. — Теперь–то я понимаю, это он так подстроил, чтобы мы познакомились. При последней встрече перед боем, прощаясь, он предупредил: «Если я не вернусь, пожалуйста, присоединитесь к моим соратникам–архонтам. Вместе продолжайте начатое дело, ведите за собой и ждите того, кто принесёт свет».

— Документы готовы, миледи, — доложила вошедшая в кабинет Татару и протопала к столу Минфилии.

— Ой! — расплылась в улыбке Минфилия. — Должна представить вам Татару, нашего незаменимого клерка.

— Виделись! — не глядя на меня махнула рукой лалафелька и ткнула пальчиком в бумаги на столе. — Миледи, пожалуйста, чирканите здесь и здесь.

— Спасибо, Татару! — поблагодарила Минфилия подписывая, принесённые бумаги и передавая обратно секретарю.

— К вашим услугам, миледи! — Татару вышла и закрыла за собой дверь.

— Такая у нас дружная семья! — подытожила Минфилия. — Гек, а что интересного расскажете о себе вы?

— Вот, — я достал из сумки и положил на стол судовой журнал в кожаном переплёте. — Здесь записаны мои приключения.

Минфилия открыла журнал и прочитала вслух:

— Возрождённый мир. История маленького лалафеля, вовлечённого в большие события. Мрак окутывал безбрежную тьму…