Гарнизон «Водоворот»

Несколько дней я валялся в кровати на постоялом дворе Вечернего залива, выходя лишь изредка прогуляться по набережной. Успокоившись после переживаний от произошедшего в долине Высохших Костей, я заглянул в штаб–квартиру ордена.

Минфилия встретила меня с кислым выражением лица.

— Гек, радуйтесь последним свободным часам, которые вы проводите в одиночестве, — с сарказмом отметила она.

— А что случилось? — спросил я. — Ожидается новое расследование?

— Хуже! — рассмеялась Минфилия. —- Ещё совсем недавно вы, как и множество других авантюристов, в гордом одиночестве бродили по Эорзии в поисках приключений. Вас заметила адмирал и, за сильный характер и смелость, назначила своим личным посланником. В путешествиях вы помогали нуждающимся, не думая о награде. Этим вы привлекли наше внимание и мы пригласили вас присоединится к ордену Клятвы Пурпурной Зари. В первом же расследовании вам удалось противостоять демону Ифриту. И слава покатилась по городам и весям. Но, увы, скоро вы поймёте, у славы своя цена. У нас гости, вернее, у вас гости.

Я уставился на неё, не очень понимая о чём она говорит. Минфилия повернулась к двери, за которой слышался ритмичный торопливый топот. Двери резко распахнулись, ударившись о косяки, и в комнату буквально ввалились три офицера в разных мундирах.

— Как?.. Куда?.. Без доклада? — бормотала растерянная Татару, топавшая вслед за ними.

— Извините! Простите! Пардон! — выпалили три офицера и козырнули каждый на свой манер.

— Леди Минфилия, вы лучезарны как всегда! — отпустил комплимент офицер гарнизона Вечного Огня.

— Я прибыл поприветствовать нового героя ордена Клятвы Пурпурной Зари! — доложил офицер гарнизона Двух Змей.

— У меня поручение командования. Предлагаем новому герою занять почётное место юнги на нашем корабле! — доложил офицер гарнизона Водоворот.

— Гек, как видите, ваши подвиги привлекли внимание гарнизонов Эорзии, — иронично пожала плечами Минфилия. — Каждый гарнизон хотел бы пополнить список своих побед изгнанием демона Ифрита. Для этого они и направили офицеров.

Три офицера пялились на меня, глуповато улыбаясь.

— Обычно, они не предпринимают столько усилий для призыва новобранца. Отправка представителей доказывает высокое мнение гарнизонов о вас, — прокомментировала она.

Минфилия повернулась к Татару, которая неожиданно покраснела, опустила голову, внезапно заинтересовавшись пятнышком на полу, которое она попыталась счистить носком туфли.

— Не перестаю удивляться, насколько же быстро распространяются новости! — развела руками Минфилия. — Мы о результатах расследования доложили лишь руководству гарнизона Вечного Огня. Но как другие тут же узнали об успешной операции?

Татару замотала головой, ладонями прикрывая горящие от смущения щёки и уши.

— Ваша репутация опережает вас! — возвышенно обратился ко мне долговязый элизен в жёлтом мундире гарнизона Двух Змей. — Мы удивлены, что обычный авантюрист глянул в глаза чудовищу и одержал над ним победу! — при этом он с неприязнью посмотрел на меня, как солдат на вошь. — Гриданцы будут рады видеть вас и окажут вам неимоверный почёт, — офицер кивнул, будто ни секунды не сомневался, что к моему прибытию все гриданцы, от мала до велика, выстроятся вдоль улицы и будут приветливо размахивать мне цветными флажками. — Гарнизону Двух Змей нужны такие блестящие военнослужащие, как вы. Объединим наши силы, друг, и вместе выступим против врагов Гридании!

Помню, я нахмурился и слегка кивнул, в знак того, что выслушал его пафосное обращение ко мне. Офицер, казалось, немного растерялся. Вероятно, он предполагал, что от подобной чести я с криками радости брошусь в его объятия.

Гиур в чёрном мундире офицера гарнизона Вечного Огня недовольно покосился на своего жёлтомундирного коллегу, опередившего его, шагнул вперёд и расплылся в широкой дружеской улыбке.

— Как приятно, наконец–то, познакомиться с вами! Мои боевые товарищи говорят о вас в самых восторженных тонах!

Я вспомнил о судьбе патруля и вздохнул. Как оказалось, осадок личной неприязни к руководству гарнизона Вечного Огня ещё не осел в моей душе. Офицер в чёрном мундире увидел недовольную перемену в моём лице и решил подсластить пилюлю, вылив на неё неимоверное количество вёдер липкой лести:

— Только благодаря вашим дедуктивным способностям удалось раскрыть жесточайшие преступления амалий! Обожающие вас горожане Ул'ды прославляют ваше имя и слёзно просят султану объявить вас уважаемым гражданином. Ваш талант, несомненно, должен принадлежать гарнизону Вечного Огня! Приходите и разделите с нами радость благополучного будущего Ул'ды!

Я почувствовал себя очень неуютно от фарса, разворачивающегося вокруг меня. Я с надеждой посмотрел на офицера из Лимсы Ломинсы. «Только не ты!», — молили мои глаза. Ругадиин в красном мундире гарнизона Водоворот воспринял мой взгляд как желание выслушать и, не задумываясь, с мостика нырнул в ту же позорную лужу лести.

— Лимса Ломинса первой узнала ваше славное имя! Задолго до того, как о вас услышала остальная Эорзия! — громогласно заявил ругадиин. — Вас знает каждый горожанин. Да что там горожане! О вас говорит вся Ла Носка! Адмирал, каждый день приводит вас в пример личному составу кораблей флотилии, без преувеличения, называя величайшим героем! Поэтому, совершенно естественно, что вы вступите в ряды гарнизона Водоворот. Давайте вместе поднимем паруса и направим корабль по имени Лимса Ломинса к берегам славы!

«Мерлвииб, как я сочувствую вам! — подумал я. — Какой же планктон плавает в аквариуме вашего штаба!». Моё молчание офицеры восприняли за нерешительность и, перебивая друг друга, заговорили. Приводили какие–то доводы, льстили, заискивающе смотрели в глаза то мне, то Минфилии…

— Господа офицеры! — остановила словесный поток Минфилия.

— Леди Минфилия! — вытянулись во фрунт офицеры и козырнули.

— Очень хорошо…, — вздохнула Минфилия и раздражённо дёрнула плечом. — Гек, в дополнение к красноречию господ офицеров хотела бы добавить следующее. Во время войн и глобальных катастроф государства создают военные организации — гарнизоны. Как вы уже поняли, — лидер ордена выразительно посмотрела на присутствующих офицеров, — в Эорзии действуют три гарнизона: Водоворот в Лимсе Ломинсе, Двух Змей в Гридании и Вечного Огня в Ул'де. Служа в гарнизоне, вы служите нации. За верную службу полагаются звания, награды, привилегии, — офицеры закивали, а Минфилия подмигнула мне. — То, к чему вы так непрестанно стремитесь! Гек, на мой взгляд вы не очень подходите для военной службы. Ваше свободолюбие и самостоятельность принятия решений постоянно будут конфликтовать с жёсткой дисциплиной и необходимостью выполнять чужие приказы, часто довольно глупые. И тем не менее, я решительно призываю вас присоединиться к любому из гарнизонов, по вашему выбору. Как я уже говорила сегодня, вы неординарная личность и привлекаете к себе внимание. Если вы полагаете, что у вас будет всё больше и больше друзей, вы заблуждаетесь. С каждой вашей победой армия завистников, бросающих злобные взгляды, будет увеличиваться с неимоверной быстротой. Один в поле не воин! А в гарнизоне вы станете одним из многих. Да, ваши победы будут считаться достижениями гарнизона. Но и ваши враги станут врагами гарнизона.

— А как же Клятва Пурпурной Зари? — непонимающе посмотрел я на неё. — Всё было напрасно?

— Присоединение к одной организации не означает выхода из другой, — мягко успокоила меня Минфилия. — Вам не придётся нас бросать. Впрочем, как и друзей из гильдии авантюристов. Но конфликт интересов непременно возникнет. Дело в том, что авантюристы заботятся лишь о себе, гарнизон защищает интересы нации, а наш орден стремится к процветанию Эорзии в целом.

Мне очень не хотелось дальше участвовать в разыгрывающемся фарсе и Минфилия поняла это.

— Ах! Мне пришла мысль! — воскликнула она. — Вы, конечно, помните, что в городах пройдут поминальные службы. Гек, почему бы вам не принять участие в них?! Послушаете выступления лидеров каждого из гарнизонов и это поможет вам принять обоснованное решение. Что скажете на это мои дорогие офицеры?

— Отличное предложение! — похвалил офицер в жёлтой форме.

— Вы настолько же мудры, насколько привлекательны, миледи! — подлизался офицер в чёрном.

— Очень хорошо! Пусть послушает военачальников! — прямолинейно высказался военный в красном.

— Ждем вашего ответа! — гаркнули хором три офицера, козырнули и строевым шагом вышли из кабинета.

Минфилия открыла ящик стола, вытащила маленький тусклый кристалл и протянула мне.

— Прежде чем вы уйдёте, возьмите эту жемчужину. Постоянно носите её с собой. Это позволит нам оставаться на связи вне зависимости от вашего местоположения. Итак, вперёд, отправляйтесь! Перед отъездом поговорите с Татару, она поможет составить план вашей поездки.

В приёмной я подошёл к столу секретаря.

— Э–э–э… мне жаль, что из–за меня на вас теперь столько хлопот, — смущённо проговорила Татару, стараясь не смотреть мне в глаза. — Простите! В следующий раз я буду держать язык за зубами. Обязательно!

— Подскажите, где и когда пройдут поминальные службы, — попросил я.

— Если всё пойдёт по плану, то первая служба пройдёт в Гридании. Магистресса Кан-И-Сиина выступит в амфитеатре Ми Хетто. Хочу обратить ваше внимание, что в связи с большим числом приглашённых гостей могут возникнуть трудности с размещением в гостиницах. Я, конечно, попытаюсь сделать что могу, но готовьтесь ночевать на лавочке в аэропорту… — она сделала паузу и добавила. — Шучу! Далее проследуете в Ул'ду, где перед вами, ну и ещё сотней другой горожан, выступит генерал Робан Олдин. Мероприятие пройдёт на улице Королевской Прогулки. По слухам там будет присутствовать очень важный гость. Как интересно! И, наконец, вы продолжите свой путь в Лимсу Ломинсу, где выступит адмирал Мерлвииб Блуфисвиин. Мероприятие пройдёт на площади возле здания Бизань–мачты.

— Гридания, Ул'да, Лимса Ломинса, — повторял я, запоминая маршрут.

— Пока! — Татару подняла на меня глаза, похлопала длинными ресницами, улыбнулась и помахала на прощание пальчиками.

— Пока! — ответил я. Сердится на неё было решительно невозможно!

Эфирит перенёс меня на центральную площадь Новой Гридании. Полупустая в обычные дни, сейчас она пестрела прибывающими многочисленными гостями. Возле вращающегося голубого кристалла было не протолкнуться. Я кое–как выбрался, порой работая локтями.

Времени до начала печального мероприятия оставалось довольно много и я решил навестить старых знакомых в пабе «Курятник».

— Добрый день, Мюина! — поприветствовал я лидера гриданской гильдии авантюристов.

— Ой, Гек, какими судьбами? — обрадовалась моему появлению элизенка.

— Прибыл с секретным заданием, — скорчил я таинственное выражение лица и тут же рассмеялся. — Да, нет! Шучу! Прилетел поучаствовать в мероприятиях, которые пройдут у вас сегодня.

— Тогда подожди немного, сейчас я закончу и пойдём вместе, — предложила элизенка. — Садись за столик, угощу тебя чаем.

Вечерело. Мы с Мюиной по мощёным мелкими камушками дорожками перешли в Старую Гриданию и вошли в переполненный зрителями амфитеатр Ми Хетто. Горожане толпились в проходе, пытаясь найти местечко и пробраться поближе к сцене. Кто–то из знакомых позвал Мюину. Сидящие на скамье подвинулись, освободив для нас два места.

— О! Попутчик, — неожиданно услышал я возглас за спиной. — Приятная встреча!

Обернувшись, я увидел близнецов–элизенов, с которыми мы прибыли в Лимсу Ломинсу на одном корабле.

— Добрый вечер! — поприветствовал я их.

На сцену грациозно поднялась Кан-И-Синна, подошла к краю и обвела глазами зал. Собравшиеся затихли. Кан-И-Синна улыбнулась, кивнула с знак благодарности за внимание и начала свою речь.

— В незапамятные времена наши предки пришли в здешний лес, в котором чувствовали себя чужаками. Опасаясь всего и прячась в тёмных подземных закоулках, они мечтали о ярком солнечном свете и ласковом шелесте леса. Со временем они сблизились с элементалами, вышли из подземелий и нашли своё место под ветвями вековых деревьев. Пять веков назад родилась Гридания. Элизены и гиуры рука об руку трудились поднимая город, создавая нашу культуру и цивилизацию. Вскоре к ним присоединились и другие народы. Питаемая водами единства и освещённая благословенным светом согласия, Гридания утвердилась как великая нация.

— Посмотри на штандарт Гридании! — услышал я за спиной полушёпот элизена, обращённый к сестре. — Вон там, за спиной магистрессы! Переплетённые змеи символизируют единство между элизенами и гиурами. Элегантно, не правда ли?

— Элементалы завещали нам жить в мире, — продолжила магистресса. — К сожалению, наши соседи не всегда придерживались того же принципа. Мы, гриданцы, ненавидим войны, но еще сильнее мы ненавидим тех, кто мешает нам жить. Когда Гриданская Империя напала на Эорзию, мы сплотились под знамёнами Двух Змей, чтобы опрокинуть тьму. Мы вели переговоры по созданию Эорзийского Альянса, в котором государства единым фронтом выступили бы против общей угрозы. Мы защищали и будем защищать святость Тёмного Полога Леса.

Кан-И-Синна замолчала, аудитория зааплодировала, после чего она продолжила.

— Пять лет назад на равнине Картено Альянс столкнулся с войсками Империи. На нашей памяти это самая кровопролитная битва. Много гриданцев погибло. И я, как верховный главнокомандующий, ощущаю груз наших потерь. Но потери в бою не единственная трагедия, случившаяся в тот день. Шрамы леса постоянно напоминают нам о Катастрофе. Наша жизнь безвозвратно изменилась, каждый час стал борьбой за выживание. Доведённые до отчаяния, некоторые из нас сбились с пути праведности, прибегая к бандитизму, браконьерству и другим бесчестным поступкам. Усложняют ситуацию звериные племена иксалов, старающихся воспользоваться нашими страданиями, чтобы взять реванш. Они день за днём, час за часом испытываются оборону города, отыскивая слабые стороны. Гридания оказалась в осаде, извне и изнутри. И неудивительно, что наше единство даёт сбои. Наступили тёмные времена.

Аудитория недовольно зароптала, проклиная гарлеанцев и иксалов. Магистресса на мгновение закрыла глаза и продолжила говорить.

— В этот день пять лет назад смертью храбрых пали наши соотечественники. Они погибли ради того, чтобы мы могли дышать свободным воздухом леса. Давайте почтим их память!

Слушатели поднялись со своих мест. Наступила минута молчания. Многие приложили руку к сердцу. Военные отдали честь павшим.

— А как, скажите на милость, она собирается почтить память воинов света? Тех, лиц которых она не помнит? — раздался визгливый циничный полушёпот элизенки–близнеца у меня за спиной.

После минуты молчания Кан-И-Синна вздохнула и продолжила свою речь.

— Катастрофа не выбирала своих и чужих. Она уносила жизни не только гриданцев, но и гарлеанцев. Пока мы восстанавливали наши города и посёлки, Империя строила стальные укрепления на землях Эорзии. Не заблуждайтесь! Война не окончена! Империя продолжает угрожать нам! И если мы хотим выстоять, следует вспомнить, что значит единение. Личное горе заслонило беды соседей. Мы потеряли гармонию, но именно гармония в основе Гридании! Сегодня, когда мы собрались почтить память павших, давайте помянем их не только словами и мыслями! Давайте почтим их действием! Давайте объединимся под знамёнами гарнизона Двух Змей! Давайте вместе залечивать раны леса, чтобы наши потомки жили в гармонии под этими вековыми деревьями. В спокойствии, чистоте и святости!

Магистресса закончила своё выступление. Амфитеатр взорвался аплодисментами и возгласами поддержки. Кан-И-Синна тепло улыбнулась присутствующим и сошла со сцены. Гриданцы, обсуждая услышанное, начали расходиться по домам. Мы тепло распрощались с Мюиной и она пожелала мне удачи в дальнейшем путешествии.

Ко мне подошли двойняшки–элизены, сидевшие в амфитеатре позади меня.

— Разрешите представиться! Альфинод, — вежливо улыбнулся юноша и показал рукой на свою спутницу. — Моя сестра Алисия. К вашим услугам!

— Здравствуйте, Альфинод, Алисия, — поприветствовал их я. — Меня зовут Гек.

— Мы сразу узнали вас — нашего попутчика. — продолжил Альфинод. — На корабле нам не представилась возможность пообщаться, вы чувствовали себя не очень хорошо. Видимо качка… Мы — студенты–историки, собираем воспоминания очевидцев и ищем…

— …просветление, — довольно грубо перебила его сестра.

— Как вам речь магистрессы? — поинтересовался Альфинод.

— Трогательная, — уклончиво ответил я.

— Гриданцам не повезло, — скрестил руки на груди элизен. — Им приходится противостоять двум звериным племенам: иксалам и сильфам. Иксалы, несомненно, более воинственны. Гаруда — демон, которому поклоняются иксалы — представляет большую опасность Гридании. Сильфы, напротив, более миролюбивы. Скорее, их можно назвать озорными, чем злобными. С гриданцами они давно в дружеских отношениях. Однако, после Катастрофы в племени наблюдаются мутации. В последнее время некоторая часть сильфов всё чаше призывают демона Раму.

Альфинод помолчал, видимо, раздумывал. Легкая самодовольная улыбка скользнула по его лицу.

— Гриданцы миролюбивы, это правда! Они до последнего будут воздерживаться от открытого вооружённого конфликта со звериными племенами. И хотя с иксалами случаются мелкие стычки, но назвать это полноценной войной никак нельзя. Что же касается сильфов, они не связаны с Гриданией мирным договором и мало ли что может произойти в будущем?

— Как отметила Кан-И-Синна, Гридания восстанавливается, — не согласился с мнением Альфинода я. — Укрепление государства снижает вероятность войны.

— Да, восстанавливается! Но сколько времени это займёт? Держу пари, века! — отрицательно покачал головой Альфинод, тихонько посмеиваясь. — А за это время иксалы продолжат набеги, разожгут ненасытный аппетит уничтожения Гаруды. Сильфы из дружелюбных соседей превратятся в злобных. Да и не превратится ли Раму из покровителя леса во взбесившегося демона? Нравится это гриданцам или нет, может чуть раньше, может чуть позже, но их ожидает тотальная война. Извне — с Империей и изнутри — со звериными племенами. Гарнизону Двух Змей просто не хватит ресурсов отбиваться по всем фронтам. Догадайтесь, почему они уже создали воинское подразделение, целиком состоящее из авантюристов?!

— Что вы хотите этим сказать? — спросил я.

— Ничего! Просто размышляю над происходящим, — рассмеялся он. — Привлекая авантюристов гарнизон столкнётся с совершенно новым, непривычным отношением. Авантюристы выбирают службу не из чувства долга и не из–за сострадания к нации, как коренные жители. Авантюристы не думают о том, что лучше для гарнизона, они руководствуются тем, что лучше для них. Я не говорю о том, хорошо это или плохо. Я обращаю внимание на то, что проблема Гридании не только в наличие внешнего и внутреннего врага. Проблема и в том, как от них защищаться.

Альфинод счёл, что сказал достаточно. Вежливо мне поклонился, прощаясь, и зашагал к выходу из амфитеатра. Сестра, оставив меня без внимания, поплелась за ним.

Я прогулялся по пустеющим к ночи улочками Гридании, вдыхая вечерний аромат леса и вслушиваясь в стихающий гомон птиц. «Пожалуй, не останусь здесь на ночь, — подумал я. — Полечу в Ул'ду.».

Прилетев эфиритом в южный город, я, приходя в себя, немного постоял под сводами пустого прохладного зала и пошёл на выход. Позади раздавалось звонкое эхо моих шагов на фоне тихого звона вращающегося голубого кристалла.

— Момоди, вы ещё работаете? — искренне удивился я, входя в кафе «Зыбучие пески». — Давно пора домой! Но для меня, несомненно, большая удача застать вас.

— Добрый вечер, Гек! — узнала меня хозяйка кафе. — Какими ветрами?

— Северными, попутными, — пристроился я на высоком стуле возле барной стойки. — Своим знаменитым чаем угостите? Или хотя бы чашечкой кофе?

— И у вас хватает совести ещё спрашивать?! — шутливо возмутилась Момоди. — Неужели вы ожидаете, что другу–авантюристу я отвечу: «Кафе закрывается, приходите после выходных!»?

Она поставила передо мной большую чашку ароматного, парящего чая и подвинула блюдце с булочкой.

— Прилетел на поминальную церемонию? — спросила она.

— Угу, — кивнул я, уплетая булку.

— С ночлегом решил? — поинтересовалась она.

— Решил! Буду всю ночь сидеть здесь, пить чай и беседовать с вами, — сообщил я.

— Ну уж нет! — категорически не согласилась она. — Я, конечно, вам рада. Но не настолько, чтобы всю ночь не спать. У меня, всё–таки был трудный день. Да и завтра будет не легче. Хотелось бы отдохнуть.

— Да вы идите! Я поброжу по ночному городу…

— Посиди здесь, я сейчас вернусь, — предупредила хозяйка кафе.

Я допил чай и с тоской посмотрел на пустое блюдце из–под булочки…

— Гек, я договорилась с владельцем постоялого двора, — сообщила вернувшаяся Момоди. — Конечно, свободных мест в гостинице нет, но он пустит тебя в свою служебную комнату. Ему всё равно всю ночь сидеть в регистратуре, а ты отоспишься. Иди!

— Спасибо и спокойной ночи! — поблагодарил я заботливую хозяйку кафе.

Я проснулся в прекрасном настроении. Перекинулся парой слов с владельцем гостиницы, поблагодарил его за приют и направился завтракать в кафе «Зыбучие пески».

— Гек, вы явно собрались неделю странствовать по пустыне без еды и питья, — подтрунивала над моим разгулявшимся аппетитом Момоди.

Наговорив кучу любезностей гостеприимной хозяйке кафе, я не торопясь отправился к месту предстоящего события.

Широкая, спускающаяся каскадом, лестница Королевской Прогулки заполнялась горожанами: купцами, военными, ремесленниками, священнослужителями… К счастью, многие из них были лалафелями. Мальчишки и юноши, чтобы лучше видеть, залезали на перила вдоль лестницы, образуя, как бы, второй ярус зрителей.

Резная дверь из покоев султаны отворилась, вошли два гвардейца в белых латах и разошлись в стороны, пропуская вперёд идущих за ними генерала Робана и султану. Разом головы собравшихся повернулись к ним. В толпе слышались восхищённые возгласы. Генерал и султана остановились у края верхней ступени лестницы. Робан поднял руку, приветствуя жителей столицы, и раздался его зычный голос перекрывший шум толпы.

— Слушайте, души пламени, пробивающиеся в веках сквозь пески пустыни! С древних времён превращающие пески в золото, под мудрым и справедливым правлением султанов династии Ул! Процветающие по милости и в славе бога Налд'Тала! Слушай Ул'да!

В этот момент ко мне сквозь толпу пробрались близнецы элизены.

— Добрый день! — поприветствовал меня Альфинод. Его сестра вежливо, но бесстрастно кивнула.

— Здравствуйте! — улыбнулся я. — Снова встретились!

Генерал сделал паузу. Толпа ревела, восхищённая его словами. Робан продолжил речь, резко выбросив вверх кулак:

— Величие и богатство дарованы нашему народу. В тёмные времена, во время побоища при Картено, ни одно государство не потратило денег больше, чем мы! И не пролило крови больше чем мы! И вот, Седьмого Имперского Легиона больше нет!

— Ах, так вот кто победил легион! — фыркнул Альфинод. — Быстро же переписывается история!

— Много наших солдат не вернулось с поля боя, — продолжал генерал. — Давайте помолимся за них! Пусть услышат нас в загробном мире Тала, в котором они пребывают как почётные гости.

Генерал замолчал и замер, отдавая павшим воинскую честь. После минуты молчания он продолжил:

— Если бы судьба платила по счетам, то та неимоверная цена, которую мы заплатили на полях Картено, сполна бы окупила победу. Но увы!

Генерал сделал паузу, а затем воздел руки кверху.

— Оглянитесь вокруг! Что вы видите? Разделённый и униженный народ! Где милосердное подаяние богатых? Где праведники? Я спрашиваю вас, тот ли это народ, чьи братья отдали свои жизни за спасение государства? Сегодня, через пять лет после битвы, дух героизма, служивший источником нашей силы, остался лишь у погибших. Те, кто называет это жизнью, позорят славное имя гарнизона Вечного Огня! Для нас это медленная смерть!

Враги подступают к Ул'де. Дикие орды амалий разбойничают на дорогах и душат торговлю. Гарлеанцы стоят у наших границ, мечтая разграбить наши природные богатства. Мы на самом краю пропасти. И упадём, если мы не начнём действовать! Вне зависимости от того кто вы: торговец или военный, монетарист или роялист, вы должны признать — разделённая Ул'да не выстоит!

Генерал снова поднял руку со сжатым кулаком в небо.

— Победа и удача идут рука об руку! Те, кто думает лишь о том, как бы урвать у ближнего своего, ослабляют Ул'ду. Без сильного гарнизона город падёт и вы потеряет всё нажитое! Во имя султаны, умоляю вас, объединитесь вокруг гарнизона!

Толпа разразилась аплодисментами. Генерал повернулся, встал на одно колено перед султаной. Она шагнула вперёд и уселась на его предплечье. Робан с лёгкостью поднял её над толпой. Султана печально улыбнулась и обратилась к собравшимся.

— Граждане Ул'ды! Я. Нанамо Семнадцатая из рода Ул, обращаюсь к вам. Мы много слышим о богатстве Ул'ды. Но те, кто измеряет богатство монетами и каратами серьёзно ошибаются. Истинное богатство города кроется в здоровье, счастье и надеждах её народа. Уважаемые граждане, призываю вас высоко поднять факел Ул'ды, чтобы он служил маяком для всей Эорзии!

Зрители взревели от любви к султане, бурные аплодисменты и возгласы эхом прокатились по улице.

— За победу и удачу! — прокричал генерал. — За нас, огнём рождённых!

— Ул'да! Султана! — скандировали собравшиеся.

Султана и генерал ушли, гвардейцы закрыли дворцовые ворота, публика начала расходиться. Мы с близнецами–элизенами не торопясь спускались по ступеням Королевской Прогулки.

— Алисия, — обратился Альфинод к сестре, — посмотри на герб Ул'ды! Золотые весы. На одной чашке которых бриллиант процветания, а на другой пламя могущества.

— Думаю, жители Ул'ды уже давно забыли, что он означает, — отмахнулась сестра. — Вряд ли кто–то станет проливать свою кровь за эту ничего не значащую картинку.

— Что нового почерпнули студенты–историки из выступления генерала? — поинтересовался я.

— Ул'да давно конфликтует с амалиями, — слегка откашлявшись, начал говорить Альфинод будто отвечал на уроке. — Бросается в глаза, что в последние пять лет амалии всё чаще и чаще призывают демона Ифрита. И хотя гарнизон Вечного Огня каждый раз отражает агрессию, победы покупаются кровью. Это война на истощение, которую всё труднее и труднее поддерживать. Жителей Таналана уже не хватает для выполнения всех военных задач: контроля границ, патрулирования дорог, подавления вылазок звериных племён. Поэтому гарнизон рекрутирует авантюристов. Но из истории известно — наёмники полезны лишь пока в казне есть деньги. А денег–то катастрофически не хватает. Внутренняя и внешняя торговля в упадке. В город и окрестности пребывают многочисленные беженцы. Султана и Синдикат никак не могут выработать миграционную политику. Помогать или выгонять беженцев? Если помогать, то казна опустеет ещё больше и последуют протесты в связи с резким обнищанием самих горожан. А если выгонять, то последуют протесты и обвинения в отсутствии сострадания.

Я кивнул, соглашаясь с тем, что говорил молодой элизен. В лагере Высохших Костей я убедился и в бедственном положении странников, и в нежелании местных жителей помогать им, и в отсутствии возможностей и ресурсов у султаната.

Альфинод хотел ещё поболтать со мной, но его сестра, всем видом показывавшая, что ей очень скучно, многострадально вздохнула, повернулась и пошла прочь.

— До свидания! — бросил элизен мне на прощание и помчался за сестрой.

— Пока! — крикнул я им вслед.

Больше ничего не удерживало меня в Ул'де и я эфиритом улетел домой. Лимса Ломинса встретила меня ярким солнцем, блеском зайчиков на водной глади, криками чаек и многоголосием собиравшихся на площади Октанта горожан. Кого тут только не было: торговцы, мастеровые, рыбаки, колоритно разряженные пираты… Публика прижималась к зданию Бизань–мачты.

Из помещения Капитанского Мостика, расположенного на втором этаже, на балкон вышла адмирал. Из толпы раздались возгласы приветствия. Адмирал подняла вверх руку, желая привлечь внимание собравшихся.

— Братья и сёстры моря! Посмотрите на наше знамя и признайтесь. Разве ваши сердца не наполняет гордость?!

Она позволила публике покрутить и покивать головами, а затем продолжила.

— Семьсот лет прошло с тех пор, как наши предки, ведомые Матерью Океанов, сели на мель в этой благодатной бухте. Лимса Ломинса из скромной рыбацкой деревушки выросла до правителя морей.

— Здравствуйте, Гек, — пробились поближе ко мне двойняшки элизены.

— Добрый день! — поприветствовал я их. — Очередной урок истории?

— Почему бы нет? — пожал плечами Альфинод. — Мы стараемся не терять времени даром. Посмотри на штандарт Лимсы, Алисия!

— Какая скука! На алом фоне, символизирующем кровь погибших экипажей, чёрная пиратская галера. Ладно хоть не череп с костями! — презрительно бросила сестрица.

Между тем, адмирал продолжала своё выступление.

— Когда корабли Империи приплыли к нашим берегам, мы возродили гарнизон Водоворот. На призыв откликнулись все. От флотилии Рыцарей Барракуды до Кровавых Палачей капитана Хииллфиира. Вместе, борт к борту, мы дали бой гарлеанским войскам на равнине Картено. В этот день Лимса Ломинса стала единой, объединённой общими устремлениями. Ни одна армия в истории войн не билась так смело и упорно! К сожалению, не все выжили на поле боя. Давайте помянем тех, кто сражался во имя нашей свободы и пал! Пусть души их возвращаются в море!

Адмирал отдала честь павшим, собравшаяся публика затихла в минуте молчания.

— Свобода… Кто бы говорил о свободе! Ругадиины, это ж рыболюди, случайно вылезшие на сушу. Да они все на одно лицо! — презрительно забормотал Альфинод.

Алисия подавила смешок, слушая слова брата. После минуты молчания адмирал продолжила.

— Прошло пять долгих лет после постигшей нас Катастрофы. Иногда я стою на вершине Бизань–мачты, смотрю на наш потрёпанный корабль и думаю. Разве не мы всё это построили после крушения Галадиона?! — адмирал широко показала рукой на строения Лимсы Ломинсы. — И, как столетия назад, сделаем это снова! Наш корабль не затонет в море истории. И пусть о борт бьются волны кобольдов и сахагинов! Пусть уже совсем рядом набухает шторм мрачной Гарлеанской Империи. Мы выстоим и выплывем!

Адмирал вытянула вперёд руку, словно показывая направление.

— У нас остался только один курс, который позволит отбиться от врагов и привести наш корабль к безопасную гавань. Те, кто был в море, знают: если в команде нет единства, корабль обречён! Эта простая истина записана на дне море остовами затонувших кораблей. Гарнизон, пираты и авантюристы – это команда одного корабля. Только вместе выстоим мы в бурю!

Братья и сёстры моря! Соберём же под алым флагом нашу силу, ловкость и мудрость! И под покровительством Навигатора поведём наш корабль вперёд! Да будет так, пока море не поглотит нас!

Собравшиеся криками и аплодисментами поддержали выступление адмирала. Она поблагодарила их и ушла с балкона. Публика, бурно обсуждая услышанное, понемногу стала расходиться.

— Фух… Наконец–то, сборище закончилось! — как обычно жеманно вздохнула Алисия.

— Уроки истории вам видимо в тягость? — иронично вставил я.

— А я слушал с интересом! — попытался выправить натянутую ситуацию Альфинод.

— И какие же выводы из услышанного? — поинтересовался я.

Альфинод сосредоточился и, как исправный ученик, вызванный строгим учителем к доске, начал пересказывать «вызубренный урок».

— Лимса Ломинса находится в крайне тяжёлой политической ситуации. Сахагины и кобольды пытаются взять реванш и заселить земли Ла Носки. Два демона вот–вот обрушат свою мощь на жителей взморья. Сахагины молятся Левиафану, а кобольды пытаются призвать Титана. Гарлеанская Империя после неудачи на равнине Картено пытается закрепиться на берегах острова Вилбрандт, строит фортификационные укрепления. Среди фракций пиратов продолжается раздрай. Каждый корабль желает пуститься в собственное плавание. Если граждане Лимсы не решат внутренних противоречий, то не выстоят даже против небольших сил Империи.

Альфинод посмотрел на висящий штандарт гарнизона Водоворот:

— Судя по всему, слегка вылинявшее знамя Лимсы скоро окрасится ярким алым цветом.

— Да, факты вы собирать умеете, — грустно кивнул я.

— Пошли уже! — дёрнула за рукав брата Алисия и направилась прочь.

— Простите, мы вынуждены идти, — извинился Альфинод и припустил за своей сестрой.

— До свидания! — попрощался с ними я.

Вибрации и пульсирующий звук привлекли моё внимание. «Что это? — удивился я. — Ах, да! Совсем забыл о связи!». Я и поднёс пальцы к уху для активации.

«Гек, это Минфилия, — услышал я. — Финальная церемония закончилась?».

«Да, закончилась только что», — подтвердил я.

«Надеюсь, вы не забыли, что следует дать ответ? Вы выбрали гарнизон?».

«Лимса Ломинса стала для меня родным городом. Здесь, среди авантюристов у меня появились первые друзья. Пожалуй, я продолжу помогать адмиралу!».

«Вот и ладно! — обрадовалась Минфилия. — Так и сообщу представителям! Пусть отправляются обратно в свои гарнизоны!».

Поговорив с Минфилией я отправился к площади Ют, рядом с которой располагался штаб гарнизона Водоворот.

— Эй, стой! Что нужно? — обратился ко мне офицер. — Здесь командный центр гарнизона, а песочница гильдии авантюристов в другом здании.

— Я бы хотел вступить в ряды гарнизона? — сообщил я.

— Навигатор, когда же ты начнёшь посылать нам настоящих вояк, а не салаг, которых и в юнги–то страшно записывать?! — закатил глаза офицер и крайне нехотя сообщил. — Для рассмотрения вопроса о вашем вступлении в ряды гарнизона следует заполнить некоторые документы. После этого, вы пройдёте курс молодого бойца и…

— Тревога! — прервал его запыхавшийся военный, вбежавший в здание штаба.

— Старший матрос, почему нарушаем устав? Обратитесь по форме! — сделал замечание вбежавшему, говоривший со мной офицер.

— Получено донесение. В Нижней Ла Носке имперские войска подбили воздушный корабль, — доложил солдат. — По сведениям очевидцев, корабль совершил экстренную посадку в Кедровой долине.

— Кедровая долина? Проклятье! — от досады офицер стукнул кулаком по столу. — В этом районе у нас никого нет. Все подразделения сдерживают атаки рыбозадых у Южного Шлюза.

— Я немного знаю Кедровую долину, — сообщил я.

— Призывникам не положено…, — начал офицер. — А, ладно! Документы оформим потом. Считайте это курсом молодого бойца. Отправляйтесь вместе со старшим матросом в Кедровую долину и попытайтесь спасти экипаж корабля!

— Есть! — ответил я и вместе с матросом побежал к выходу из штаба.

— Наши разведчики сообщили, что в районе посадки корабля замечен имперский десант, — на бегу пояснял мне военный. — Нужно найти корабль раньше них.

Мимо гильдии рыбаков мы пробежали жилой квартал Туманы и вбежали в Нижнюю Ла Носку.

— Направляйся вон к тем деревьям, — показал рукой в северо–западном направлении матрос, — а я зайду с другой стороны,

В роще я увидел ругадиина в униформе пилота — серо–белой куртке с голубыми рукавами. Он прятался за кустами, наблюдая за воздушным кораблём. Возле приземлившегося у скалы дирижабля суетились шесть имперских солдат. Я подкрался к пилоту и тут у меня под ногой хрустнула ветка. Гарлеанцы насторожились, вытащили оружие и стали внимательно присматриваться к окружающим деревьям. Неожиданно из дальних кустов выскочила крупная птица додо и побежала от группы имперских солдат. Те хохотнули, убрали оружие и вернулись к сбитому дирижаблю.

— Авантюрист, ты что тут делаешь? — шёпотом спросил меня пилот. — А, неважно! Иди и позови кого–нибудь на подмогу!

— Я и есть подмога, — прошептал я.

— Что? — напрягся пилот. — Так я тебе и поверил! Где форма, знаки различия? Да ты имперский шпион!

Он сжал кулаки и повернулся ко мне, готовый к драке.

— Эй, полегче! — раздался сзади голос подоспевшего матроса, вместе с которым подошёл лейтенант.

— Лейтенант гарнизона Водоворот, — представился он и обратился к пилоту. — А вы, вроде, один из инженеров Гарлонда?

— Да, я Биггс, — представился тот.

— Наша разведка доложила о подбитом дирижабле. Мы здесь, чтобы спасти экипаж, — сообщил лейтенант..

— Вдвоём? — всё ещё недоумевал инженер. — Вы видели, там целое подразделение имперских солдат?

— Втроём, — поправил лейтенант, подмигнув мне.

Мы подползли поближе и услышали разговор гарлеанских солдат.

— Никогда не видел подобной конструкции. Наверное работа Гарлонда. Когда ж его наконец поймают?!

— Хорошо, что этот предатель не знает секретов создания магитеков, — вторил другой. — Недопустимо, чтобы эти технологии попали в руки эорзийских дикарей.

— Тащите корабль в крепость! — приказал один из гарлеанцев. — Если надо, разберите его. И поймайте инженеров! Наверняка где–то прячутся за деревьями. Они у нас ответят за преступления Гарлонда!

— Насколько я понял, это разведка из крепости Каструм Окчиденс, — прошептал лейтенант. — Инженер, по–моему, они хотят утащить ваш корабль.

— Там Ведж! Нужно помочь ему! Этот глупый лалафель спрятался внутри «Малышки Бронко», — горядчо зашептал ругадиин.

— «Малышка Бронко»? Это что? Корабль новой конструкции? — переспросил лейтенант.

— Это первый дирижабль… вернее, прототип, построенный после Катастрофы. Первый с тех пор, как мастер Гарлонд… пропал, — пояснил Биггс. — Годы работы. Наконец, сегодня мы решили провести первый испытательный полёт. И наша малышка взлетела! Она летела… пока эти мерзавцы не подбили её.

— Так, ребятки! — обратился к нам с матросом лейтенант. — Будем бить легионеров жёстко и быстро. Корабль они не заберут. Единственный сувенир, который они получат в Эорзии — клинок в живот. Готовы?

Мы с матросом кивнули и приготовили оружие.

— Мощно, как приливная волна, вперёд! — скомандовал лейтенант.

Втроём мы выскочили из кустов и помчались на имперских солдат.

— Засада! К оружию! — закричали они, занимая оборонительную позицию.

Лейтенант сцепился с офицером гарлеанцев, а мы с матросом рубили остальных легионеров.

— Не подпускайте их к дирижаблю! — командовал имперский офицер.

Один за другим имперские военные замертво падали в траву.

— Дикари! Вам не выстоять против Империи! — орал гарлеанец. — Скоро вам придёт конец! Сопротивление бесполезно! Уничтожайте варваров!

Имперский офицер вытащил из кармана пульт и нажал кнопку. То, что я принимал за металлический ящик в траве, развернулось и поднялось.

— Боевая машина! Сзади! — гаркнул я, предупреждая соратников.

— Опасайтесь выстрелов магитека! — кричал нам сзади Биггс. — Отходите в сторону!

Шагающий магитек размахивал механическими руками с острыми пиками и периодически выстреливал очередь перед собой. В первые минуты это выглядело довольно устрашающе. Но разобравшись, что механический болван повторяет одни и те же движения, мы быстро приспособились уворачиваться от него.

— Рубите механизмы движения и шланги пневматики! — подсказывал нам Биггс.

Последний гарлеанец лёг носом в траву, а вскоре и выведенный из строя магитек свалился набок, беспомощно жужжа механизмами и шипя воздухом перерубленных шлангов.

— Би–и–иггс!

Из дирижабля навстречу нам бежал лалафель в лётной форме.

— Ведж! Зачем ты остался на корабле? — шёл ему навстречу Биггс.

— Я изучал неполадки. Вспомогательный пропеллер — дохлый номер! Но можно получить больше тяги основного винта, — размахивал руками Ведж.

— Лейтенант, мы кое–что подправим и «Малышка Бронко» будет в состоянии полететь домой, — объяснил Биггс

— Чините! А мы постережём, — согласился офицер Водоворота. — Только побыстрее! Гарлеанцы наверняка пойдут искать исчезнувших разведчиков.

— Курсант, можете быть свободны! — обратился ко мне лейтенант. — Я напишу рапорт в штаб о том, как вы достойно проявили себя в бою. Это ваша первая встреча с имперскими захватчиками?

— Да, — честно признался я. — До этого времени мне приходилось сталкиваться лишь с монстрами, пиратами, да демоном.

— Эм… Хочу извиниться за то, что назвал тебя шпионом, — протянул мне руку Биггс. — Кто ж знал! Если б не вы, мы с Веджем сейчас уже томились бы в имперских казематах. Так что мы у тебя в долгу. Оба!

— Спасибо, брат–лалафель! — хлопнул меня по плечу Ведж.

Я вернулся в штаб гарнизона Водоворот и подошёл к офицеру, с которым мы не закончили разговор о приёме.

— А, рекрут! — встретил меня офицер. — Ну что ж, будем считать, вы прошли курс молодого бойца. Неплохо, неплохо! Я получил рапорт о вашей смелости. Скажу честно, вначале я сильно сомневался, стоит ли вас принимать в гарнизон, но вы рассеяли мои сомнения. Итак! Начнём знакомство заново!

Офицер достал чистые формуляры, книгу регистрации, перья… Порылся в канцелярских принадлежностях. Затем, словно заметив меня в первый раз расплылся в гостеприимной улыбке.

— Добро пожаловать! Очень приятно, что такой способный авантюрист решил вступить в ряды гарнизона Водоворот. Прежде чем мы начнём оформление, разрешите вкратце познакомить с историей нашего гарнизона.

В течение тысячелетий Эорзия подвергалась катастрофическим циклам разрушений и восстановлений. Беды накатывали одна за другой и народы Эорзии нашли как противостоять подступающей гибели. Они создавали гарнизоны — командные центры, сочетающие в себе военные, экономические и технологические ресурсы государства.

Первые сведения о гарнизоне датируются полутора тысячами лет назад в конце Пятой Астральной эры. Наступление Великого Потопа заставило враждующие между собой государства отложить в сторону разногласия и объединиться. Сформированный альянс гарнизонов позволил выжить.

Нападение на Эорзию Гарлеанской Империи вновь принесло беды и страдания. И, как когда–то, пришлось воссоздать гарнизоны. Талассократия Лимсы Ломинсы держится на военно–морском флоте, состоящем из девяти независимых эскадр. Гарнизон Водоворот создан на базе первой эскадры, которая всегда служила флагманом Армады. Командованию гарнизона подчиняются не только восемь военных эскадр, расположенные в разных морях, но и многочисленные торговые флоты. По решению капитанов кораблей возглавила гарнизон адмирал Мерлвииб Блуфисвиин.

Главная задача тех, кто становится под наши знамёна — поддерживать на плаву великий корабль под названием Лимса Ломинса. Будучи частью нашего большого экипажа, вам придётся грести на вёслах. Нет, мы не полагаемся на ветры удачи, они часто уносят на рифы обстоятельств. Только монотонная работа вёслами приведёт корабль в безопасную гавань. Нация предоставляет нам всё, что может. И ожидает от нас того же. Победа – как плавание к далёким берегам. Без доверия к своей команде, вы их не достигните.

А сейчас, матрос, вам следует принести присягу. У нас нет одного текста на всех, который тараторят без чувств и собственных мыслей. Каждый военный, как понимает, так и клянётся в верности Лимсе Ломинсе. Что хотели бы сказать вы?

Я призадумался и сказал то, что шло от чистого сердца:

— Лимса Ломинса, присоединяясь к воинству гарнизона Водоворот, я клянусь тебе в верности. Обещаю оставаться дружелюбным и гостеприимным к твоим друзьям. Обещаю сражаться с твоими врагами своим примером, доблестью и оружием. В любых обстоятельствах жизни буду подчиняться адмиралу и старшим по званию в гарнизоне. И в этом, перед присутствующими здесь военными гарнизона, я клянусь тебе, Лимса Ломинса.

— Крепко сказано! — похвалил меня офицер. — Спокойная и твёрдая решимость, достойная братьев и сестёр моря. Юнга, настоящим присваиваю вам звание старшего матроса. С сегодняшнего дня вы официально приняты в ряды вооружённых сил гарнизона Водоворот. Добро пожаловать на борт!

— Служу Лимсе Ломинсе! — козырнул я офицеру.

— Пока море не поглотит нас! — ответил он на моё воинское приветствие принятым в гарнизоне отзывом.

Я немного пообщался с другими офицерами штаба. У кадровика узнал условия повышения по службе. Квартирмейстер показал оружие и форму одежды, полагающуюся военнослужащим гарнизона.

— Кстати, вы знаете, что вашему подразделению морской пехоты положен собственный скакун? — уточнил квартирмейстер. — Ведь вам придётся преодолеть тысячи малмов дорог. Сложно проделать это на своих двоих.

— Нет, а как его получить? — приятно удивился я.

— Сейчас выпишу сертификат, — достал чистый бланк офицер. — Передайте его Фраэгейму в загоне, принадлежащем гарнизону.

Я попрощался с офицерами штаба и спустился на первый этаж здания Бизань–мачты. Там на выходе из Бастиона располагался загон.

— Получать чокобо? — поинтересовался загонщик лишь только я подошёл. — Предъявите сертификат.

Я передал ему документ.

— Вроде всё в порядке, — проверил он. — Минуточку, приведу вашу чокобо.

Я волновался, ожидая загонщика. Конечно, чокобо я видел много раз. Пользовался общественными загонами для переезда между населёнными пунктами. Но я никогда не всматривался в них. Все они выглядели для меня одинаковыми, «на одно лицо». Будто это одна и та же птица, каким–то неведомым образом встречавшаяся мне на пути. Но сейчас! Совсем другое дело! Это мой, именно мой чокобо! Какой он?

Загонщик привел смешную тёмно–жёлтую птицу чуть выше моего роста.

— Вот! Этот паренёк в течение последних часов находился в приподнятом настроении. Вероятно чувствовал, что скоро за ним придут.

— А откуда берутся чокобо? — спросил я. — Никогда не видел их в природе.

— Они водятся только в лесах Дравании, — пояснил загонщик. — Дикие чокобо очень агрессивны. И если пара–тройка чокобо накинется на одинокого путника, заклюют насмерть. Святой Престол Исгарда издавна научился приручать и объезжать чокобо. Тяжеловооружённые исгардские рыцари представляли серьёзную военную мощь. Исгард понимал стратегическое значение военных всадников и всегда выступал против экспорта чокобо другим государствам. С началом войны Эорзии с Гарлеанской Империей Святой Престол отказался войти в состав Альянса, но в качестве военной помощи согласился поставлять чокобо гарнизонам. Однако, даже в этом Исгард не пожелал поступиться своими военными и коммерческими интересами. Святой Престол не уступил монополии на разведение чокобо и продаёт гарнизонам только самцов. Государства Альянса много раз выражали свой протест, пытались добиться отмены ограничений и, между собой, считают подлым получение Исгардом прибыли в условиях военного времени.

— Если чокобо поставляют только гарнизонам, то как же они попадают в общественные загоны? — продолжал любопытствовать я. — Ими пользуются и торговцы, и горожане…

— В общественные загоны передают старых, отслуживших свой срок на военной службе, или потерявших хозяина чокобо, — ответил загонщик. — Так, на первое время я даю тебе самую простую сбрую. А сбрую со знаками различия гарнизона приобретёшь у квартирмейстера, — протянул мне поводья собеседник.

Я подошёл и взял чокобо под узцы.

— Кви! — чирикнул мой чокобо, вытянул шею, привстал на цыпочки и замахал крыльями, будто собираясь взлететь.

— Привет! — потрепал я его по шее. — Ах, ты мой маленький орёл!

— Для завершения оформления документов назовите имя вашего благородного скакуна.

— Орлик, — не минуты не сомневаясь, сказал я.

— Оформлено! Возьмите документ! Пусть ваша дружба продлится вечность.

— Кви! Кви! — закивал головой чокобо.

— О! Смотрите ка! Кажется ему понравилось имя! — улыбнулся загонщик. — Вот свисток. Им подзывают чокобо. Просто свистните и он прибежит. Только в городах не вызывайте. Не любят они шумных мест и толчеи. Теряются и нервничают.

— Ну, что, дружище, пошли? — обратился я к птице.

— Кви! — заглянул он мне в глаза, как бы говоря: «Пойдем, пойдём же скорее гулять!».

— Погодите минутку! — остановил нас загонщик. — Вот ещё что. Чокобо — он скорее компаньон, боевой товарищ, чем рабочий скот. Вам, как военному, желательно бы научить его сражаться. Обратитесь за консультацией к Люкелоту в Лугах Кривой Ветки. Он родом из Исгарда и разбирается в птицах гораздо лучше любого эорзийца.

По дороге из Новой Гридании Орлик бежал бодро, вертел головой и с интересом рассматривал новые для себя места. В Лугах Кривой Ветки располагались крупные вольеры и сараи для молодняка. Гриданцы учились сами, без участия Исгарда, выращивать чокобо.

— Здравствуйте, вы Люкелот? — поприветствовал я элизена в зелёно–коричневой кожаной одежде.

–- Да, — подтвердил он, продолжая возиться с одной из птиц. — Что–нибудь случилось?

— Я только что поступил на военную службу и хотел бы научить своего чокобо сражаться, — попросил я.

— Есть одна тонкость…, — замялся Люкелот, видимо думая как мне это сказать. — Дайте обещание, что никогда не станете подвергать своего друга излишней опасности.

— Вы ещё спрашиваете! Конечно, не буду! — запальчиво то–ли возмутился, то–ли пообещал я.

— Вот и ладненько! — повеселел тренер. — Для начала вам понадобится куча листьев гизал–салата. Идите на огород и соберите пару–тройку кочанов.

Я сходил на огород и выбрал самые свежие, ярко–зелёные листья салата, покрытые капельками росы. Откусил и пожевал один из листиков. «Довольно вкусно!».

— Набрал? — уточнил элизен. — Превосходно! Приступим! Скажу вам по–секрету, чокобо очень любят гизал–салат. Настолько любят, что готовы за него горло перегрызть, — он расхохотался. — В переносном смысле, конечно! Кормите птицу салатом, за это она понемногу, не сразу, будет соглашаться выполнять ваши приказы. И в один прекрасный день она не просто будет сражаться рядом с вами, но и освоит военную специальность. Например, сможет подлечивать или защищать вас. Этот простой, но очень эффективный метод, разработан в аристократической семье Фортемпсов из Исгарда. А теперь, хватит теории! Идите и тренируйтесь!

Я отъехал немного от загонов и увидел диких зизов.

— Ну что? Попробуем на них? — спросил я Орлика, заглядывающего мне в глаза и выпрашивающего салат. — На, на! — протянул я ему несколько листьев гизал–салата.

Орлик хрустел сочными листьями, закатывая глаза. По всему, ему очень нравилось.

— А теперь повоюем! — скомандовал я ему и бросился с топором на диких злобных зизов.

Зизы распушили хвосты и загривки, зашипели и принялись клеваться. Я не стал их сразу приканчивать и в основном оборонялся. Чокобо вначале побегал сзади меня, потом потоптался рядом, переминаясь с ноги на ногу. И вдруг, видимо получив удар от зиза, рассердился и стал клевать в ответ.

— Молодчина! — обрадовался я.

Потренировавшись вдоволь мы вернулись к тренеру.

— Ну как? Ваш пернатый друг помогал вам? — выспрашивал элизен.

— Да, когда рассердился, клевал в отместку, — потрепал я по шее своего чокобо.

— Это самое главное! Уж если он стал помогать вам, значит подружился. Дело пойдёт! Тренируйте его почаще! И дайте свободу, пусть сам выбирает, что ему делать в бою. Помните, вы оба несовершенны. Так объедините свои сильные стороны! Дополняйте друг друга! Станьте единым целым! В этом весь секрет!

Я поблагодарил Люкелота за наставления. Завибрировала моя жемчужина связи и я приложил пальцы к уху, чтобы активировать её.

— Гек, слышите меня? Это Минфилия, — раздался весёлый голос. — Мне только что сообщили. Матрос, поздравляю вас с вступлением в ряды гарнизона Водоворот!

— Старший матрос, — поправил я её.

— Извиняюсь, господин старший матрос! — всё также шутливо исправилась Минфилия. — Гек, как только появится возможность, пожалуйста, навестите штаб–квартиру нашего ордена. Я хочу познакомить вас с новыми друзьями. Мы ждём вас!

Первый раз дорога из посёлка Горизонт, в который я перелетел эфиритом, до Вечернего залива не показалась мне такой скучной. Орлик весело скакал по дороге, при первой же возможности шлёпал по лужам, довольный кучей брызг, окружавших его. А я показывал ему величественные развалины. Он кивал, будто запоминал.

Дом на набережной встретил меня знакомыми лицами и голосами.

— С возвращением, Гек! Леди Минфилия ждет вас! — весёлым голоском доложила мне Татару.

Мы с секретарём вошли в кабинет. Собрался весь состав ордена: Ида, Папалимо, Уриангер, Я'стола и Танкред.

— Гек, недавно мы встретили старых друзей. Хочу вас с ними познакомить. Татару, позови их пожалуйста. Татару кивнула, приоткрыла дверь и крикнула туда:

— Пожалуйста, входите!

Дверь распахнулась и в неё вошли… два инженера — Биггс и Ведж.

— Ба! Знакомые всё лица! — рассмеялся Биггс, увидев меня. — Ещё раз спасибо за наше спасение!

— Как? Вы уже знакомы? — удивилась Минфилия и немного расстроилась из–за того, что сюрприз не удался. — Тогда, сообщу вам, что Биггс и Ведж из знаменитого конструкторского бюро Гарланда некоторое время побудут в нашем ордене. Магитековские штуковины, вроде дирижаблей, очень важны государствам Эорзии. И это означает, что мы обязаны служить хранителями этих технологий.

В ордене царила непринуждённая обстановка. Всё хорошо знали друг друга. Я'стола и Танкред обменивались воспоминаниями с Биггсом, Ида и Папалимо хихикали с Веджем, я слушал редкие и туманные цитаты Уриангера.