Дети Солнца

Оглавление

Пробуждение

Далеко на востоке простиралась бескрайняя равнина с поросшими высокими травами полями и полноводными реками. На берегу одной из рек спал человек и снился ему странный сон.

Будто бы у подножия холма с плоской вершиной разбита палатка, возле которой стоял король огромного роста и повелевал кому–то из своих подданных:

— …и ещё распорядитесь, чтобы сегодня вечером, как только зайдёт солнце, в Гран Пирионе запустили праздничные фейерверки! Проверьте, работают ли фонтаны! Ах, да! Накройте на площади столы для горожан! Сейчас, когда, победив богов, мы находимся в зените славы, я хочу участвовать в победных торжествах вместе со своим народом!

От слов неизвестного короля человек проснулся. Первое, что он увидел, приоткрыв глаза, было солнце. Жаркое, яркое белое солнце в чистом голубом небе. Оно слепило до слёз глаза и, вместе с тем, согревало окоченевшее от долгой ночи тело. Оно казалось строгим, как отец, и ласковым, как мать.

Искупавшись в ещё холодной, непрогретой утренним солнцем, реке, он пошёл вдоль берега. Неподалёку, крупный зверь с бурой шерстью ловил в реке рыбу. Человек посмотрел на своё отражение в воде, на всклокоченные каштановые волосы, серые глаза, крепкое телосложение и подумал: «Уж если я так похож на медведя, моё имя Беор».

Продолжая идти по берегу реки, он увидел ещё двоих и разбудил их.

— Кто ты? — спросил один из них.

— Моё имя Беор, — ответил первый проснувшийся из людей. — Солнце разбудило и согрело меня и, по видимому, я — его сын. А вы кто?

— Зови меня Халадин, — представился светловолосый, голубоглазый, рослый и мускулистый, видимо обладающий большой силой, мужчина.

— А я — Марах, — ткнул себя в грудь третий проснувшийся. — Как и ты я восхищаюсь солнцем, как и ты полагаю, что все мы Дети Солнца.

Трое знакомых шли вдоль берега и будили других людей. И, после знакомства, всем им нравилось то, что они Дети Солнца. Они восхищались им на рассвете и, ловя последние лучи, прощались на закате.

* * *

В предутренний час большой чёрный ворон сидел на ветке дерева и, поворачивая из стороны в сторону голову, внимательно изучал бездонными чёрными глазами спящего под деревом человека. «Исполнилось предсказание! Проснулись вы в зените славы гигантов. Вот только ни гигантов, ни зенита не встретите вы в этом мире», — злорадно думал ворон. — «Вам пора выходить на сцену. Вас уже заждались!».

И в эти мгновения Беору, спящему под деревом, приснилось, что сквозь завесу ярких слепящих солнечных лучей кто–то говорит с ним.

— Иди в Мой Дом, по пути, указанным Мной! Там исполнится твоё предназначение, — сказал ему Голос Солнца.

Услышав эти слова, Беор резко проснулся в испуге и недоумении. Он не стал никому рассказывать о сне, но принялся настойчиво расспрашивать других.

— Кто мы? — задавал он окружающим вопросы.

— Мы — Дети Солнца, — единодушно отвечали ему.

— Откуда и куда мы идём? — продолжал задавать вопросы Беор.

— Мы рождены в Доме Солнца и путь наш оканчивается здесь, — считали одни. — Здесь на равнине и следует нам жить.

— Мы рождены в Доме Солнца и потерялись в пути, — полагали другие. — Нам следует вернуться туда, откуда мы пришли. Там наш дом.

Но здесь мнения спорящих разделились.

— Солнце выходит из своего дома по утрам, — утверждали одни.

— Нет! Солнце заходит в свой дом по вечерам, — не соглашались другие.

Так и не достигнув согласия, люди разделились. Одни направились на восток. Беор, Марах и Халадин выбрали путь на запад. А третьи остались там, где проснулись, и решили подождать, пока станет понятен истинный путь.

Первые встречные

Беор, Марах и Халадин двигались на запад, но каждый своим путём и своим темпом. Первым шёл Беор, а с ним те, кто не боялся трудностей и жаждал быстрее увидеть Дом Солнца. За отрядом Беора шёл Марах с самой многочисленной группой. Последними шли люди Халадина.

В походе люди столкнулись с многочисленными трудностями, к которым они оказались не готовы. Некоторые теряли веру и жаловались, желая вернуться. Тогда Беор сочинил свою первую песню, которая подбадривала его спутников, вселяла в них уверенность и твёрдость перед жизненными невзгодами:

Не думай кто тебя родил,

Какую получил ты долю!

Сожми в кулак остатки сил.

Направь к свободе жизни волю.


Не плачь, не бойся, не проси!

Не верь, не жди и не надейся!

Ни перед кем не голоси!

А если надо — сам добейся!

* * *

Первопроходцы Беора отыскали проход между двумя пустынями, названных ими Великой и Малой. Так они пересекли Великую равнину и вышли к предгорьям континента. Там они встретились с небольшим табором авари, ведущим кочевой образ жизни. Авари отнеслись к людям по дружески. Они рассказали Беору, что на западе живут их сородичи эльфы.

— А боги, вы бывали в Доме Солнца? — задал самый важный для людей вопрос Беор.

— Мы не знаем, что происходит на западе, — признались авари. — Мы ушли из тех земель в первые же годы после того, как проснулись. И с тех пор не поддерживаем ни со своими сородичами, ни с другими племенами какие–либо отношения. Мы бродим во свету и не задумываемся о том, куда пойдём завтра.

Беор, в свою очередь, поведал авари о том, как преодолеть пустыни, которые они встретят на своём пути. А также описал бескрайние поля и широкие реки, которые текут на востоке.

Встреча с авари вселила в Беора уверенность в правильности выбранного пути. Теперь он знал, что на западе есть плодородные земли, населённые эльфами, а, может быть, и другими разумными существами.

Солнечные Дети Селены

Долго брели Беор и его соратники вдоль цепи преграждающих дорогу гор в поисках прохода. В один из дней они заметили эльфа, одетого в длинную белую рубаху, который собирал травы, растущие у подножия гор.

— Здравствуйте, уважаемый авари! — подошёл к эльфу Беор и поприветствовал его.

— Авари?! Авари не существуют, это отголоски далёких легенд. — неизвестно чему больше удивился тот. Тому, что его так назвали или тому, что он впервые увидел неизвестные ему разумные существа. — Кто вы?

— Меня зовут Беор, а это мои друзья, — представились путники.

— Откуда и куда путь держите?

— Мы вышли из восточной равнины и идём на запад, в Дом Солнца, — пояснил Беор. — По дороге мы встретили авари и они рассказали нам о том, что на западе живут их сородичи. Поэтому, я и подумал, что вы тоже авари.

— А меня зовут Феофанор, — представился новый знакомый. — Да, я эльф и на западе живут другие племена эльфов, но мы не авари. Я служу в храме Селены и, кроме эльфов, среди нас есть орки и гномы.

— Храмом Селены вы называете свою стоянку? — поинтересовался Беор.

— Пойдёмте, я провожу вас. Сами увидите, — предложил Феофанор.

По узкой, одному ему известной горной тропе, эльф провёл отряд Беора к подземному храму.

— Наш храм построили во времена потопа, — рассказывал Феофанор, удивлённо озирающимся вокруг себя людям. — Не все ушли по окончании строительства, многие, в том числе и я, остались.

— Потоп, это когда разливается река? — пытались понять люди о чём это говорит эльф.

А Феофанор, рассказывая о давно минувших временах, удивлялся тому, что они ничего об этом не слышали.

Дети Селены, как называли себя служители храма, доброжелательно встретили людей, которых привёл к ним Феофанор. Они поделились с гостями едой, нехитрой одеждой и кровом. Жрецы Селены терпеливо растолковывали Беору и его спутникам о своей вере, и о доброте богини Селены, которая защищает от трудностей и возродит их после смерти. Многие из людей, узнав о том, как долго живут гномы и особенно эльфы, подумали, что это богиня поддерживает в них долголетие.

— Беор, прости, мы не пойдём дальше, — пришли к лидеру многие из его отряда. — Мы нашли свой дом. И пусть это не Дом Солнца, а Дом Селены, но мы хотим в нём остаться, чтобы служить столь милостивой богине, как нам рассказывают жрецы храма.

— Что ж, оставайтесь! Я не могу вас неволить, — ответил Беор.

Так община Детей Селены стала пополняться за счёт, идущих с востока людей. Старые священники, эльфы и гномы, обучали неофитов особенностям служения и прослыли среди людей святыми.

Глудио

Значительно поредевшие ряды племени Беора продолжили путь на запад. Священники храма Селены показали людям проход в горах и первые люди ступили в западные земли. Они шли, ожидая чудес, представляя, что навстречу им выйдут боги, гиганты и старшие племена, приветствуя их и помогая освоиться в новом, блаженном мире.

Дни сменялись днями, но навстречу пробивающимся через чащи и топи людям никто не выходил. «Видимо, вести о нашем приходе ещё не достигли чертогов богов», — успокаивали себя люди.

В один из вечеров, остановившись на привал, люди разожгли костры и стали устраиваться на ночлег. Кто–то из них затянул песню, другие стали подпевать. Они пели о том, что радость переполняет их оттого, что пришли они, наконец, в страну богов, в которой опасности не подстерегают путников и жители которой не знают страха.

В свете меркнущих углей костра поющие затихли и лагерь погрузился в сон.

* * *

Виндор со своими друзьями отправились на восток поохотиться. День не задался, и утомившись от погони за быстроногим оленем, они решили передохнуть. У истоков небольшой речушки они поставили лагерь. Наступила ночь и где–то вдалеке Виндор услышал нестройное и непривычное его уху пение. Охотник очень удивился, поскольку в этих краях никто не жёг костры и не пел по ночам. «Орки!», — мелькнула у Виндора первая мысль. — «Решили обойти земли эльфов с востока и вторгнуться оттуда, откуда их никто не ждёт. Это их обычная тактика».

Виндор, прячась за деревьями, осторожно приблизился к поющим и прислушался, пытаясь разобрать о чём они поют и говорят. Однако, он не смог разобрать ни одного слова. Этот совершенно чужой язык он прежде никогда не слышал. Не эльфийский, не наречие орков или гномов.

Виндор бесшумно подобрался ближе к кострам и увидел там совершенно незнакомый народ. «Нет, это не орки. Но кто они?».

Князь серебряных эльфов долго наблюдал за людьми, пока они не уснули. По их поведению и примитивному оружию он понял, что они не собираются ни на кого нападать и никого не опасаются. «Даже не выставили караульного», — убедился Виндор подходя к угасающему костру.

Виндор поднял примитивную деревянную арфу, которая лежала возле уснувшего певца, настроил её и тихо запел. Люди никогда не слышали подобной музыки, ведь никто не обучал их музыкальному искусству. Простенькая деревянная арфа звучала будто целый оркестр. Лежащие вокруг костра люди проснулись, слушая песню эльфа. Каждый их них полагал, что видит красивый сон. Никто из них не пошевелился и не сказал ни слова, боясь прервать этот сон.

Виндор пел на эльфийском и люди не понимали слов его песни. Но им этого и не требовалось. Они так долго ждали чудес, что подумали, что поющий — это один из богов Дома Солнца, который пришёл познакомиться с ними.

На следующий день Виндор пришёл в лагерь людей и многие узнали в нём ночного гостя. Беор поприветствовал его на эльфийском языке, который он немного освоил общаясь с авари, и пригласил присесть и побеседовать.

Они проговорили целый день и чем больше узнавал Виндор людей, тем больше они ему нравились: открытые и искренние, смелые и рассудительные. Многое из того, о чём говорил Беор звучало удивительно для Виндора. Путешествие людей из восточных земель, совершенно неизвестных эльфам, которые мнили себя очень образованными. Древние эльфийские слова, которые Беор запомнил, общаясь с авари. Известия о совершенно забытых всеми жрецах храма Селены. Виндор ощущал себя так, будто далёкое прошлое вернулось и говорит с ним.

— Куда вы идёте? Почему отправились в столь изнурительное путешествие? Почему не остались в своих землях? — поинтересовался Виндор.

— Мы — Дети Солнца и желаем воссоединится со своими прародителями. Мы хотим найти Дом Солнца, в котором будем счастливы, — простодушно ответил Беор. — А вы часто встречаетесь с богами? Что они сказали вам, когда послали нам навстречу?

Виндор растерялся, он не знал что ответить Беору. Люди просто не поверили бы ему, если бы он сказал правду о том, что он лично никогда не встречался с небожителями, что никто его посылал и что с людьми он встретился на охоте совершенно случайно.

— Я не могу раскрыть перед вами замысел божий. И не потому, что не хочу, а потому, что и мне он неизвестен в всей полноте, — туманно ответил Виндор. — Всё, что я могу — проводить вас до западного побережья королевства серебряных эльфов.

Беор поверил Виндору, так как они сразу приняли его за вестника и проводника.

Виндор познакомил Беора со своими друзьями–эльфами и повёл людей, обходя с юга королевство зелёных эльфов.

Пограничники зелёных эльфов обеспокоились, обнаружив чужаков у своих границ, и тут же послали вестника во дворец.

— Король Эльвар, вдоль наших южных границ, порой заходя в наши леса, движется неизвестное племя, — доложил разведчик. — Мы бы жёстко выпроводили их, но во главе их скачет князь Виндор со своей свитой. Что прикажете делать?

— Я напишу послание Виндору. — ответил король и сел писать короткое письмо.

— Дорогой, приближаются великие события! — взволнованно обратилась Мелиана к супругу, услышав доклад разведчика. — Не принимай поспешных решений! Они дорого нам обойдутся!

— Пока я король, никто из чужаков не войдёт в наше королевство! — отказался слушать Мелиану король Эльвар и протянул письмо ожидающему посыльному. — Срочно передайте Виндору!

Посыльный догнал серебряных эльфов, едущих в авангарде отряда переселенцев:

— Князь Виндор, у меня послание к вам от короля Эльвара.

— О, король Эльвар столь внимателен! — иронично улыбнулся Виндор. — Передаёт мне весточку, выследив, что я проезжаю мимо его королевства.

Виндор распечатал письмо и прочитал: «Князь Виндор. Надеюсь, вы понимаете, что несёте полную ответственность за действия тех, кто вам служит. Окажите влияние на странное племя, которое следует за вами. Прикажите им не нарушать покой нашего леса, не рубить в нём деревья и не охотиться на наших животных. Мы им не друзья и не собираемся ими становиться. Если они в ближайшее время не уйдут, мы принудим их это сделать всеми доступными нам средствами! Искренне ваш, король Эльвар».

— Передайте королю Эльвару, что его беспокойство напрасно, — обратился Виндор к посланнику. — Мы, насколько это возможно для идущих пешком людей, быстро проследуем мимо Эльфийского Леса.

После этого, Виндор подозвал Беора и рассказал ему об обеспокоенности зелёных эльфов. Беор собрал семьи своего народа и попросил их двигаться побыстрее.

Племя Беора, ведомое Виндором, переправилось через реку и обосновалось на южных границах королевства серебряных эльфов. Изначально эти земли принадлежали братьям Амроду и Амрасу дома Вэарона. Но они пустовали, поскольку серебряные эльфы не горели желанием поселиться на окраине.

— Беор, я выполнил своё обещание и хотел бы вернуться в своё королевство, — сообщил вождю Виндор.

— Князь, возьмите меня с собой, — неожиданно попросил Беор. — Кажется, для себя я нашёл «Дом Солнца».

Виндор с Беором отправились в Менегрот, а вождём племени стал его старший сын Белен.

Своё поселение люди назвали Глудио, а эльфы — Эстоладом, что означало Лагерная Стоянка. Но эльфийское слово не прижилось и скоро забылось, а жители округи — эльфы и люди — пользовались названием «Глудио».

* * *

Через год после прибытия Беора, до Глудио, наконец, добрался и Марах со своим племенем. Они расселились в зелёных и плодородных землях к югу от Глудио. Со временем, образовался смешанный народ, ставший коренными жителями земель Глудио.

Марах остался жить в Глудио до самой смерти. Он дружил с Беленом, сыном Беора, и помогал тому править Глудио.

* * *

Виндор и Беор, а с ними и многие серебряные эльфы, иногда посещали Глудио. В свою очередь, энергичные молодые люди ехали в на север королевства служить королю и князьям серебряных эльфов, постигая военное дело. Среди них оказался и Малах, сын Мараха, который отслужил четырнадцать лет в войсках серебряных эльфов.

Приграничные стычки между орками и эльфами продолжались. Малах, сын Мараха, посещая Глудио призывал молодых людей идти на военную службу в его отряд.

— Война с орками — не наша война. — выступил против призывов Малаха молодой Белег из племени Беора. — Это война эльфов. Вот пусть они и воюют! Наши жизни слишком кратки!

— Но мы живём на землях, которые милостиво нам предоставили эльфы, — напомнил жителям Малах.

— Мы их не просили об этом! — бросил Белег. — Не хочу чувствовать себя чем–то обязанным эльфам! В ближайшие дни моя семья уйдёт с их земель на юг. Какая разница, какие земли обживать!

— От орков исходит зло. Они желают господства над всеми племенами, — пытался уговорить Белега Малах. — Куда бы вы не пошли, рано или поздно, туда придут орки. Сейчас, лишь доблесть эльфов сдерживает жадных захватчиков от проникновения к нам. Помогая эльфам, мы помогаем себе.

— Малах, эльфы, которых ты так нахваливаешь, ничуть не лучше орков, — продолжал отстаивать свою точку зрения Белег. — Эльфы, как и орки, ищут владычества над всем континентом. Они так поступали раньше и будут поступать впредь. Пусть орки и эльфы сами разбираются со своими королевствами! Нам нет до этого никакого дела! В этом мире всем хватит места! Пусть эльфы и орки оставят нас в покое! Мы уходим!

Среди людей племён Беора и Малаха возникли сомнения, замешательство и разногласия. На многих присутствующих слова Белега произвели сильное впечатление и они решили покинуть Глудио и пойти с семьёй Белега.

Белег, как и обещал, повёл своих единомышленников на юго–восток, уводя их за пределы королевства серебряных эльфов. На свободных землях они основывали маленькие селения, иногда хутора на одну семью. Вслед за первыми переселенцами потянулись и другие. Сперва поодиночке, потом семьями и родами они покидали Глудио и селились восточнее, за его пределами.

Деревня и гавань Глудин

Племя Халадина следовало по пути, проложенному Беором и, вслед за ним, Марахом. Подойдя к Эльфийскому Лесу, люди натолкнулись на недружелюбное отношение к себе зелёных эльфов. Те недвусмысленно давали понять, что если люди как можно быстрее не покинут границы королевства, то против них будут развязаны военные действия.

Люди этого племени отличались немногословием и избегали большого скопления народа. Они никогда не жили большими поселениями, предпочитая жить самостоятельно. Именно поэтому, зная, что племена Беора и Мараха пошли южнее, племя Халадина обошло Эльфийский Лес с севера и расселилось в землях Сарантира Смуглого, сына Вэарона. Сам же Сарантир отнёсся совершенно безразлично к переселенцам и не обращал на людей никакого внимания.

Дикие леса севера очаровали степных жителей своей необычностью и загадочностью. Люди разбрелись, строили дома в отдалении от других семей, находя отраду в уединении.

* * *

Большой отряд орков отправился в очередной набег на королевство серебряных эльфов. Легко преодолев пограничные дозоры эльфов орки вошли в северные земли и там впервые столкнулись с людьми. Разрозненные, разбросанные по лесу дома стали лёгкой добычей для орков. Плохо вооружённые люди не могли сопротивляться оркам и те захватывали семьи людей в рабство, а стоянки поджигали и разрушали.

В первые же дни нашествия от клинков орков погиб Халадин. Но среди людей нашёлся бесстрашный герой по имени Халдад, вокруг которого объединились храбрецы. В лесной чаще они поставили частокол и вырыли перед ним ров. За стенами укрепления люди укрыли свои семьи.

Орки осадили крепость и попытались взять её, но натолкнулись на отчаянное сопротивление.

Плечом к плечу с мужьями сражались их дети и жёны, не уступая им в мужестве. При очередной атаке орки изрубили Халдада, возглавлявшего сопротивление. Его старший сын Халдар бросился спасать тело отца от надругательства захватчиками и тоже погиб под кривыми мечами орков.

Халета, дочь Халдада, чёрная от горя по погибшим отцу и брату, приняла командование крепостью. Положение людей казалось безвыходным, закончились съестные припасы, защитников становилось всё меньше.

Орки в очередной раз пошли в атаку. Они проломили частокол и, казалось, вот–вот ворвутся в лагерь. Люди оборонялись из последних сил, не желая сдаваться врагу. У них не осталось никакой надежды на спасение. И тут послышались призывные звуки труб и оркам с тыла ударили воины Сарантира. Ни один орк не ушёл живым от возмездия эльфов.

Люди собрали павших защитников крепости и ночью при свете факелов с почестями похоронили под холмом. Халета, чувствуя душевную пустоту, стояла и смотрела на похоронную процессию. Из рук она не выпускала меч, словно не верила, что бой закончен.

Сарантир, до нашествия орков не обращавший на людей никакого внимания, оценил их мужество и героизм в бою. Ведь они продержались гораздо дольше, чем пограничные заставы эльфов.

— Сочувствую вашей утрате, — выразил своё сожаление Сарантир, подойдя к Халете. — Вы смело сражались с орками. С этого дня я готов оказывать вам покровительство. Можете свободно селиться в северных землях.

— Благодарю вас за помощь в бою и за сочувствие, — ответила гордая Халета. — Бойня с орками послужила нам напоминанием о том, что мы забыли завет предков — идти в Дом Солнца. Нынче же, мы продолжим свой путь.

В последующие дни соратники Халеты разыскали спрятавшихся от орков в лесу сородичей. Они собрались перед холмом и перед ними выступила Халета:

— Сородичи, нападение орков послужило нам напоминанием о нашей миссии — идти в Дом Солнца. Здесь оставаться опасно — орки вернуться, и ещё не раз.

— Может быть нам стоит поселиться вместе с эльфами? — спросил кто–то из стоящих людей.

— Зелёные эльфы относятся к нам враждебно, а серебряные — безразлично. Мне не понятны их слова и поступки. Ничего я не хочу от них после гибели моего отца и брата!

Люди, посоветовавшись, выбрали Халету своей предводительницей, собрали остатки имущества из сгоревших хижин и двинулись на запад.

Вскоре море преградило им путь, и они пошли по побережью, надеясь найти сухопутный проход к Дому Солнца.

* * *

Старики, обосновавшиеся в Глудио, оставили позади дни тяжких скитаний. Да, они не достигли Дома Солнца, но уже не хотели никуда уходить с обжитых мест. Хотелось спокойно дожить в достатке и с крышей над головой.

Но среди жителей Глудио довольно много оставалось тех, кто хотел бы продолжить поиски Дома Солнца. Они спорили и обсуждали как туда добраться, однако, среди них не находилось достойного лидера, который мог бы повести их за собой. И вот, они услышали, что племя Халеты идёт по пути завета.

Из Глудио вышла большая группа людей и направилась к побережью, где присоединилась к племени Халеты. Объединение единомышленников подняло идущим настроение, вдохнуло в них новые силы и надежды.

* * *

Покинув королевство серебряных эльфов, люди столкнулись с большими трудностями и потерями. Они противостояли необжитой природе и диким животным, не встречавшимся им прежде. Некоторые роптали, но Халета силой своей несокрушимой воли поощряла их преодолевать трудности и идти дальше.

Море по прежнему преграждало путь на запад, а побережье вело на юг.

— От эльфов мы слышали, что нужно пересечь море, чтобы попасть в западные земли, — говорили некоторые из людей, долго общавшиеся с эльфами.

— Всё это выдумки эльфов! Россказни для легковерных пришельцев. За морем нет берегов! Нет Дома Солнца на западе! Вы так и собираетесь бегать в поисках этого дурацкого дома? Кто из вас видел хотя бы самого мелкого из богов? — брюзжали скептики, уставшие от нескончаемого пути.

— Нужно построить корабли и пересечь море, — говорили друзья эльфов.

Споры усиливались, порой доходя до потасовок. Халета понимала, что дальше продолжать путь нельзя. Люди слишком устали и, главное, потеряли надежду найти сухопутный проход на запад.

И вот, как только разведчики, идущие впереди, нашли удобную гавань. Халета решила воспользоваться этим.

— Берег уводит нас всё дальше и дальше на юг, — сказала она соплеменникам. — Мы остановимся в этой бухте и начнём строить корабли.

Гавань, а позже и поселение возле неё, получили название Глудин. Люди из племён Беора и Мараха, пришедшие из Глудио, построили деревню и поселились в ней, а люди племени Халеты по–привычке разбрелись по окрестностям.

Халета остаток своих дней провела в Глудине, завершив на этом свой долгий путь к Дому Солнца. Она оставалась вождём объединённого племени людей, так и не выйдя замуж. После её смерти в память о ней жители Глудина возвели зелёный курган.

Правление поселением перешло к Халдану, сыну её старшего брата Халдара, некогда погибшего от меча орков.

Остров Болтунов

Даже после того, как племя Халеты обосновалось в гавани Глудина, оставались упрямцы желающие продолжать путь к Дому Солнца. Небольшой отряд первопроходцев, идя вдоль берега моря, достиг южного мыса континента и убедился, что дальше прохода нет. После нескольких месяцев странствий они вернулись в Глудин.

* * *

Люди стали учиться строить лодки, малые и неказистые поначалу. На этих утлых судёнышках они рыбачили, отплывая дальше и дальше от берега и вглядываясь за горизонт.

Однажды, один из рыбаков причалил к берегу с радостными криками:

— Земля! На юго–западе я видел землю!

Эта новость взбудоражила посёлок, вновь воскресив надежду найти Дом Солнца. Добровольцы, забрав чуть ли не все лодки посёлка, отправились в направлении, указанным рыбаком. Они доплыли до новой земли и поплыли вдоль берега. Радость вскоре сменилась разочарованием. Это оказался, пусть и большой, но остров. В сердцах кто–то обозвал его островом Болтунов, твердящих о Доме Солнца. Как ни странно, но название прижилось.

Постепенно племя Халеты расселилось между гаванью Глудина и островом Болтунов. На острове возникло поселение, которое обитатели материка иронично обозвали деревней Болтунов.

Послесловие

Вот так получилось, что люди пришли в южную часть континента и расселились там. Одни племена вели кочевой образ жизни, другие основывали поселения.

До прихода в земли серебряных эльфов у людей не было своей письменности, но тесное общение с эльфами позволило им освоить эльфийский языки. Научившись читать и писать люди стремительно постигали знания старших цивилизаций. Узнали об уничтоженном королевстве гигантов. Научились у серебряных эльфов политике и магии.

Многие юноши служили в военных подразделениях эльфов и воевали с орками на северных границах. Накопив военный опыт, воины образовывали отдельные подразделения, состоящие только из людей, и имели своих военачальников.

Соседство и служба у серебряных эльфов оказали на людей сильное влияние. Поселенцы во всём брали с них пример. Так же как и эльфы обустраивали собственные поселения и распахивали поля. Так же как и эльфы управляли землями и племенами. Вожди племён подражали эльфийским князьям и королям.