Про́клятый эрцгерцог

Оглавление

Заложники чужой славы

Королевство Дион. Бедное, несчастное, разорённое до предела. Разрушенные деревни и сожжённые поля. Что же случилось с этой прекрасной плодородной землей, расположенной в приятном южном климате? Ведь некогда Дион славился богатыми урожаями пшеницы, а зерно поставляли во все соседние королевства. Большие деревни и довольные селяне зависть у жителей других королевств. Многие из них мечтали переехать в дионское королевство, построить домик и счастливо дожить до старости.

Говорят, беда не приходит одна. Но в Дион беды пришли шумной кампанией, устроили шабаш и уходить не собирались.

Началось с того, что между королевствами Грация и Аден разгорелась война. Земли Диона, лежащие между воюющими государствами, стали полем боя и приняли на себя основной удар. Аденский король Амадей Кадм заставил дионских баронов покупать снаряжение для армии, а население — поставлять продовольствие для фронта. Кроме того, король Адена решил спешно построить возле Диона замок для защиты от захватчиков. Жители дионского королевства терпели. Понимали, что победа в войне достигается напряжением не только сил, но и карманов.

Война с Грацией закончилась славной победой аденского королевства. После чего король Амадей Кадм отбыл во дворец в Адене, оставив Дион выкарабкиваться из послевоенной ситуации самостоятельно. Жители дионского королевства надеялось, что смогут быстро восстановить разрушенное войной. Однако, быстро не получилось.

Война оставила после себя сожжённые поля и деревни. Пашня пришла в негодность, земли пустовали и на них расплодились ранее не виданные в данной местности хищники. Из Топей Крумы, расположенных на северо–западе, полезли болотные стакато. С севера пришли орки и приползли звероящеры–людоеды.

Кроме того, на стороне Грации воевало много наёмников–гноллов. Как только Грация потерпела сокрушительное поражение, гноллы сбежали и обосновались в северо–восточной части дионского королевства. Одни из них вошли в разбойничьи шайки, грабившие путников на большой дороге. Другие добрались до Диона, промышляя обманом и мошенничеством в тёмных переулках.

Правитель Диона неоднократно жаловался королю Амадею Кадму на расплодившихся монстров и на невозможность собственными силами замка Диона справиться со злобными тварями. Чтобы отделаться от навязчивых просьб король отправил в дионское королевство четвёртый взвод отряда Чёрного Льва под командованием капитана Софьи. Отряд ушёл на север сражаться с монстрами и больше его никто не видел.

Холодное лето

Пять лет назад, старый эрцгерцог решил отойти от дел и передал власть в Дионе по наследству своему сыну Байрону Эштону. Подданные благожелательно приняли нового эрцгерцога.

— Новый правитель молод и полон жизненных сил, — говорили горожане. — Он вернёт нашим землям процветание и благополучие.

Однако, свежеиспечённый эрцгерцог не спешил углубляться в экономику и политику королевства, спихнув дела на усмотрение местной аристократии. Его больше привлекала охота, балы и придворные увеселения. Бароны, изрядно обедневшие за время войны, не хотели тратиться, а зачастую и не имели денег на восстановление деревень. Другими словами, земледельцы жили где могли и продолжали пахать как получится.

Казалось, пусть и медленно, но жизнь наладится. Но случилась новая напасть — неурожайный год. Поздняя весна, холодное лето и проливные дожди осенью уничтожили и без того скудный урожай. Жители деревень подъедали последние запасы и с ужасом понимали, что зерна для посевов в следующем году нет. Они упрашивали баронов закупить зерно в соседних королевствах. Те разводили руками, мотали головами и поясняли, что денег на закупку нет.

Нехватку продовольствия почувствовали и горожане Диона. Их жалобы и просьбы дошли до эрцгерцога, который вызвал в замок баронов–землевладельцев.

— Бездельники, вы почему перестали поставлять продовольствие в Дион? — орал на баронов эрцгерцог Байрон Эштон.

— Ваша Светлость, неурожай… — попытались объяснить ситуацию бароны.

— Да какое мне дело! — не слушал правитель. — Отправить отряд войск из замка по деревням. Забрать продовольствие для города!

Повозки сборщиков податей в сопровождении солдат эрцгерцога ехали от деревни к деревне. Не обращая внимание на слёзы земледельцев, они грузили последние оставшиеся у них мешки с зерном.

— Вы же обрекаете нас на голодную смерть зимой! — плакали женщины с ребятишками. — Как дожить до весны?

— Эрцгерцог велел! — хмуро отвечали сборщики.

В одном из хуторов в восточных землях солдаты, как обычно, открыли амбар, чтобы погрузить в повозку зерно.

— Миленькие, не делайте этого! Оставьте! — бросилась к солдатам пожилая женщина.

— Отойди! — врезал ей по лицу с размаха полупьяный вояка.

Женщина отлетела и упала в грязь.

— Мама! — побежал ей на помощь юноша. — Сволочи!

Юноша с кулаками набросился на солдата, обидевшего его мать. Другой солдат, увидев драку, выхватил меч и рубанул безоружного юношу. Тот замертво упал на землю. Завыла от горя мать, гнев захлестнул отца и братьев. Они с вилами и топорами напали на сборщиков. Изрубили солдата–убийцу и жестоко избили остальных.

Весть об избитых сборщиках докатилась до эрцгерцога.

— Сэр Калибус, — вызвал правитель Диона одного из лучших рыцарей королевства. — Возьмите из замка десяток солдат, найдите напавших на обоз и казните!

— Слушаюсь, Ваша Светлость! — склонил голову рыцарь.

Утром маленький отряд во главе с сэром Калибусом выехал из ворот замка. Он скакали от деревни к деревне, расспрашивая жителей о случившимся. Отвечали им сквозь зубы, крайне неохотно. Порой приходилось прибегать к угрозам и побоям, чтобы выбить сведения об убийцах солдата. И чем больше Калибус узнавал о происшедшем, тем мрачнее становился.

И вот наконец, рыцарь с отрядом прибыл в ту самую деревушку, в которой дали отпор сборщикам податей. Завидев вооружённых солдат, жители разбежались в разные стороны. Рыцарь подъехал к одному из домов и слез с коня. Навстречу ему вышла пожилая женщина в стареньком платке.

— Сынок! — протянула к нему руки женщина.

— Здравствуй, мама! — обнял женщину рыцарь.

— Они убили Николоса! — заплакала она, уткнувшись ему в плечо. — Твоего младшего брата больше с нами нет.

— Мама, пойдём в дом, поговорим, — ласково проговорил рыцарь и громко скомандовал сопровождавшим его солдатам. — Спешиться, накормить коней, отдыхать, ничего не предпринимать!

Рыцарь с женщиной вошли в дом и присели на скамью. Она со слезами поведала о гибели младшего сына. О том, как полупьяный вояка убил безоружного мальчика. И о том, что этой зимой многие умрут от голода, потому что хлеба до весны не хватит. Поток горьких слёз и причитаний обрушились на рыцаря.

Когда рыцарь вышел из дома, выглядел он совсем другим человеком. Он решительной походкой подошёл к стражникам своего отряда.

— Солдаты, — обратился к ним Калибус. — Многие из вас, как и я, родились и выросли в маленьких дионских деревнях. Мы не понаслышке знаем насколько тяжёл труд наших отцов, обрабатывающих землю. Неурожай, страшная беда, поразила земли в этом году. Но бароны и эрцгерцог вместо того, чтобы закупить зерно в других землях, решили отобрать последнее у наших семей, обрекая их на голодную смерть. Братья по оружию! Я остаюсь и буду защищать крестьян Диона от сборщиков эрцгерцога. Кто пойдёт со мной? Те, кто не согласен, возвращайтесь в замок! Мы поймём и не осудим!

Тишина повисла над деревней. Никто не ожидал такого поворота дел.

— Я остаюсь! И я! И я! — раздались голоса стражников. — Мы доверяем вам, сэр Калибус!

Жители деревни, увидев, что солдаты не зверствуют, вылезли из укрытий и подошли поближе. Они с удивлением слушали разговор военных.

— Рыцари станут нас защищать? — не веря своим ушам переспрашивали друг друга селяне. — Готовы гнать взашей сборщиков эрцгерцога? А какую плату с нас они требует за это?

— Земляки, послушайте меня! — подошёл поближе к собравшимся сэр Калибус. — Мы видим ваше бедственное положение, видим надвигающийся голод. Со своим отрядом мы решили до весны охранять земледельцев Диона от поборов эрцгерцога. Но нас мало, всего десять человек. Мы не сможем противостоять большому отряду, который рано или поздно выставит против нас эрцгерцог. Нам нужны помощники. Кто из вас, крепких мужчин, готов присоединиться к нам?

— Ну, я пойду! Пожалуй, и я! Меня берите! — зазвучали суровые мужские голоса.

— Возьмите оружие какое есть, хоть топоры! — При первых же стычках со сборщиками или стражниками баронов мы отнимем у них оружие.

Вот так возникло вооружённое ополчение под предводительством сэра Калибуса. Они двигались от деревни к деревне, прогоняя сборщиков.

Лёгкие деньги

В зал к пирующему эрцгерцогу Эштону вошёл охранник замка.

— Ровельт, есть новости от сэра Калибуса? — вопросительно поднял брови эрцгерцог. — Надеюсь, все бунтовщики повешены?

— Ваша Светлость, бунтовщики образовали отряд и охраняют деревни, — без обиняков доложил Ровельт. — Сэр Калибус предводитель этого отряда.

— Калибус… у бунтовщиков? — чуть не подавился Эштон. — Собрать войско, схватить, доставить в замок и казнить! На площади казнить!

— Не получится, — покачал головой охранник. — Сэр Калибус опытный воин. Да и отряд у него по численности сопоставим с численностью солдат в замке. Конечно, у Калибуса не хватит сил захватить замок. Но и наши солдаты не смогут гоняться за ним по густым дионским лесам. Тот, кто начнёт войну первым, тот и проиграет.

— Тот и проиграет…, — задумчиво повторил слова охранника Эштон. — Мы напасть не можем, Калибус — не хочет. Значит, нужно сделать так, чтобы начал кто–то третий, посторонний. Ровельт, а помните как–то в замок приезжал лидер наёмников и предлагал свои услуги? Как называлась та банда?

— Железные Дубины, Ваша Светлость, — напомнил страж.

— Ровельт, я вам приказываю, — разыщите этих наёмников и поговорите с ними. — Пусть займутся подавлением бунта!

— Как прикажете, Ваша Светлость, — отозвался охранник.

На следующий день охранник вошёл в комнату эрцгерцога с донесением.

— Мне удалось встретиться с Шарком, лидером банды Железные Дубины, — рассказал Ровельт. — Они готовы взяться за наведение порядка в дионских землях. Просят за это двадцать слитков золота.

— Но это же куча денег! Почему так много? — подскочил на месте эрцгерцог. — Да и нет у нас казне столько золота.

— Видимо бандиты подумали, раз мы обратились к ним, то другого выхода у нас нет, — пояснил Ровельт.

— Висельники! — шипел эрцгерцог. — Ничего, ничего! Сейчас мы согласимся на любые условия, а потом всех перевешаем! Ровельт, позовите ко мне казначея!

— Сейчас схожу на ним, Ваша Светлость!

Через пару минут совершенно неслышно в зал вошёл казначей и мелкими шажками засеменил к эрцгерцогу.

— Вы меня звали, Ваша Светлость? — тихо спросил он.

— Да, звал, — подтвердил лорд Диона. — Я знаю плачевное состояние нашей казны. Но нам срочно нужно двадцать слитков золота на оплату наёмников. Есть идеи?

— Э… Идея только одна, — быстро сообразил казначей. — Помните наши археологи нашли золотые реликвии в древних руинах возле Глудио? Вы ещё хотели преподнести их королю Адена? Предлагаю переплавить их в слитки.

— Ничего не остаётся…, — задумчиво почесал висок эрцгерцог. — Переплавляйте! Король обойдётся! У нас безвыходная ситуация.

— Слушаю, Ваша Светлость! К завтрашнему дню будет готово, — поклонился казначей и, не поворачиваясь спиной к эрцгерцогу, попятился к выходу.

— Ровельт! — опять позвал стражника Эштон. — Завтра получите у казначея золото и доставьте наёмникам! Пусть приступают немедленно! Пусть безжалостно казнят тех, кто отказывается мне подчиняться!

— Да, мой господин! — поклонился охранник.

Глубокой ночью того же дня в дом на окраине Диона тихо постучали.

— Входите, быстро! — негромко, но решительно скомандовал хозяин, впуская посетителей. — Вас точно никто не видел?

— Мы два раза обошли квартал, — сообщил один из гостей по имени Солт. — Уже поздно, горожане спят.

— Ровельт, что случилось? К чему такая таинственность? — спросил другой гость, которого звали Макелл.

— Друзья, вот тот случай, который выпадает раз в жизни! — заговорщически сообщил охранник эамка. — Эрцгерцог посылает меня расплатиться с наёмниками. С кучей денег! Отдавать золото бандитам — полная глупость! С таким же успехом, мы можем поделить эти деньги между собой. Обеспечим себя на всю жизнь! По пять золотых слитков на брата!

— Пять слитков? — округлились глаза друзей. — Такие деньжища! И что нужно делать?

— Нужно меня убить, — совершенно серьёзно проговорил Ровельт.

— Убить? — недоумённо смотрели на него друзья.

— Ну, понарошку. Сделать вид, что меня по дороге ограбили и убили, — пояснил Ровельт.

— Ух! Напугал, придурок! — вздохнул третий из друзей по имени Ламберт.

— К завтрашнему дню найдите труп ростом с меня, — изложил свой план Ровельт. — Чтоб волосы такого же цвета… Обезобразьте лицо, вроде как в бою резанули кинжалом по нему. Мертвяка положите в телегу, навалите сверху какой–нибудь дряни, чтобы посторонние не заметили. Ранним утром отправляйтесь из города и ждите меня возле моста через реку. Встретимся там.

— И правда, лёгкие деньги, — согласились ночные гости.

Утром Ровельт, разодетый в яркий плащ поверх доспехов, сновал по замку, изображая бурную деятельность. Каждому встречному он по секрету сообщал, что едет выполнять тайное поручение эрцгерцога. Наконец, он спустился в цокольный этаж замка, где располагалось хранилище.

— Золото готово? Дайте проверю! — спросил у казначея охранник, заглядывая в сундук.

— Далеко вам ехать? — поинтересовался казначей.

— Мы встречаемся в тайном месте, о котором никто не знает. Возле моста у реки, — понизив голос сообщил казначею Ровельт. — Грузите сундук на вторую лошадь!

Вскоре из ворот замка выехал всадник, держа под уздцы вторую лошадь. Ровельт гнал лошадей по промёрзшей зимней дороге во весь опор. Через пару часов он подъехал к реке.

— Ровельт, мы здесь! — позвали из–за деревьев подъехавшего всадника. — Сюда!

Охранник въехал в лес и спешился.

— Телега там, в кустах спрятана, — показали пальцами друзья.

— Вот моя одежда, переоденьте в неё мертвого бедолагу! — раздеваясь командовал охранник. — А затем несите труп на дорогу. Бросьте там, воткните ему в горло нож. Башмаками взройте землю, будто происходила драка. Пустой сундук пусть валяется рядом с телом. И грузового коня там оставьте, он далеко не уйдёт, будет бродить вокруг.

Пока друзья изображали место нападения, охранник переоделся.

— Ровельт, тебя не узнать! — улыбнулся один из друзей. — Я бы принял тебя за городского плотника или бондаря из пригорода.

— Поехали, поехали отсюда! — подгонял друзей бывший охранник.

Похитители пересекли реку и проехали с десяток миль в направлении Флорана. Там в лесу они закопали под дубом бочонок, наполненный золотыми слитками. Ровельт на ткани нарисовал схему и отметил на ней место расположения клада. Кусок ткани разрезал ножом на четыре части и отдал каждому.

— Сейчас нам нужно затаиться, чтобы об истории с золотом забыли, — объяснил Ровельт. — А ровно через год встретимся в Дионе, вернёмся на это место и разделим наше богатство. У каждого из вас лишь кусочек карты, без остальных частей, место клада не найти.

— Я возвращаюсь в Дион, — показал в сторону дороги Солт. — Не могу бросить семью. Год как–нибудь протянем.

— Что касается меня, то я ухожу на восток, — сообщил Макелл. — Деревушки Флорана находятся под защитой восставших. Военные из замка и сборщики податей там не появляются.

— Я остаюсь на службе в замке эрцгерцога, — предупредил Ламберт. — А ты куда, Ровельт?

— Как вы понимаете, вернуться обратно в замок я не могу. Мертвые не возвращаются на прежнее место работы, — хохотнул бывший стражник. — Останусь в памяти знакомых как верный слуга эрцгерцога, погибший в неравном бою с превосходящими силами противника. Скроюсь на южном побережье, пока здесь в Дионе «пыль не уляжется».

— Ну, прощайте! Увидимся через год!

Друзья разошлись в разные стороны.

Солт топал через лес в направлении дороги, ведущей в Дион. В сладких мечтах он представлял себя зажиточным горожанином в хорошей одежде, прогуливающимся по улице под ручку с красивой женой… Мечты, не лучший помощник путнику, идущему холодной зимой через лес, в котором водятся голодные хищники. Солт успел лишь вскрикнуть, когда ему в горло впились острые клыки гигантской крысы. Стая вонючих хвостатых тварей последовала за вожаком. Раздался хруст костей и стоны, живьём разрываемого человека…

Макелл дошёл до ближайшей деревушки и решил заночевать в ней. Он дал монетку хозяину деревенского дома и попросился на ночлег.

— Оставайся, — буркнул хозяин.

— А не подскажешь, мятежники заходят в эту деревню? — поинтересовался путник.

— Хочешь к ним присоединиться?

— В каком–то смысле да, — подтвердил Макелл.

— Нет, к нам мятежники не заходят, — покачал головой хозяин, — а вот солдаты частенько.

— Ладно, переночую, а завтра пойду дальше, — решил путник, укутался в одеяло и сладко задремал.

— Вставай, сволочь! — удар сапога разбудил спящего.

Солдаты замка выволокли не успевшего проснуться Макелла из деревенской избы. Он озирался, пытаясь понять что же произошло.

— Эй, ты! — обратился один из солдат к хозяину дома, в котором ночевал гость. — Этот, что ли бунтовщик?

— Этот самый! — подтвердил мужик. — От них засланный! Выспрашивал приходят ли солдаты.

— Именем эрцгерцога Эштона приговариваю смутьяна к смертной казни, — объявил командир отряда.

— Я не мятежник! — плакал пленник. — Я даже в глаза их никогда не видел!

Но его мольбы и слёзы никого не трогали. Солдаты хотели хоть на ком–нибудь сорвать зло на восставших фермеров. Незадачливого Макелла повесили на ветке большого дуба, росшего на краю деревни. Казнь объявили показательной, что означало запрет по погребение тела. Долгое время высохшая мумия, висевшая на дубе, покачивалась на ветру. Ей даже стали пугать непослушных деревенских детей, рассказывая, что повешенный не успокоился и по ночам дерево, с покачивающимся трупом, бродит по окрестностям, ужасая случайных прохожих.

Ламберта, служившего стражником замка, эрцгерцог отправил сопровождать богатого дворянина, направлявшегося с семьёй в Аден. В пути на обоз напала банда «Дорожные Мусорщики», защищаясь от которой погиб Ламберт.

О смерти охранника Ровельта, погибшего в неравном бою с бандитами, эрцгерцогу доложили на следующий день.

— А золото? Где золото? — стонал Эштон.

— Похищено бандитами, — сообщили ему. — Пустой сундук лежал рядом с погибшим.

Говорят, с той поры эрцгерцог Эштон постоянно находился в дурном расположении духа, начинал орать по любому пустяку и порой сильно напивался.

Далеко на юге на краю Пустоши к местному гному–торговцу Роленто нанялся телохранитель с военной выправкой. В свободное от службы время этот молчаливый одинокий человек, которого все здесь звали Джаксом, иногда стоял на окраине селения и задумчиво смотрел на север, вспоминая прошлое и старых друзей.

Урожай Гильотина

Долговязый тёмный эльф в чёрном балахоне прошёл по дальней улице подземного города и спустился к озеру с почти чёрной водой. В центре озера возвышалась статуя богини Селены. Он подошёл к краю озера и плюхнулся на колени. Прикрыл глаза и погрузился в молитву. Ежедневно он приходил сюда, надеясь, что именно статуя служит глазами и ушами богини.

— О, великая богиня Селена! Услышь мои молитвы! — шептал коленопреклонённый проситель. — Ты создала нас, эльфов, ты дала нам магию. Сделай же милость, богиня! Открой мне секрет бессмертия!

Молящийся эльф некоторое время помолчал, прислушиваясь, не отзовётся ли богиня. Статуя, как обычно, молчала.

— Наверное, ты ожидаешь от меня жертвы?

По подземному озеру пробежала рябь. Мелкая рыбёшка плеснула хвостом и по воде мягко разошлись круги.

— Богиня, наконец–то, ты отвечаешь на мои молитвы! — оживился эльф. — Но какую жертву должен я принести?

Из глубины озера поднялся пузырёк воздуха и лопнул, как только достиг поверхности.

— Душа? — попытался угадать тёмный эльф. — Тебе нужна чья–то душа?

В это время из–под воды к поверхности поднялось множество пузырьков.

— А! Понял! — с религиозным восторгом воскликнул фанатик. — Нужно принести тебе в жертву множество душ! И как только соберётся нужное количество, ты сделаешь меня бессмертным. Да?

С потолка пещеры упал камешек, звонко ударился несколько раз о каменные выступы и, сопровождаемый эхом, плюхнулся в озеро.

— Да! Да! Да! — завопил проситель. — Богиня, я выполню твою просьбу! Я принесу тебе в жертву столько душ, сколько пожелаешь!

Тёмный эльф резко вскочил на ноги. Его глаза сверкали, а на лице отражалась фанатичная решимость. Наконец, после нескольких лет ожидания и молитв, он точно знал, что делать.

Через месяц небольшой хорошо вооружённый отряд подъехал к замку Диона. От отряда отделился всадник в чёрно–зелёных доспехах и постучал в ворота.

— Открывайте, я к эрцгерцогу! — закричал он.

— По какому делу? — поинтересовался охранник.

— Слышал, что правителю нужны наёмники, —- отозвался всадник.

Стражи замка попросили вошедшего оставить оружие и проводили его к эрцгерцогу.

— Слушаю, — сухо обратился Эштон к эльфу.

— Великий эрцгерцог, — уважительно заговорил посетитель. — Меня зовут Ахерон, я командую отрядом, в котором очень опытные воины. Некоторые участвовали в войне с Грацией и имеют боевой опыт. До нас дошли слухи, что у вас есть работа…

— И какую оплату вы потребуете? — с неприязнью спросил Эштон, которого передёрнуло от воспоминаний о потере золота и преданного охранника при общении с предыдущей бандой.

— Позвольте нам забрать то, что мы отнимем у бунтовщиков, — неожиданно предложил Ахерон.

— Не возьмёте денег? — недоверчиво переспросил эрцгерцог.

— Только в том случае, если вы будете на этом настаивать, — мрачно ухмыльнулся посетитель. — Мы, конечно, возьмём и деньги, но исключительно из глубокого уважения к вам.

— Нет, настаивать не буду, — оценил мрачную шутку Эштон. — Когда приступаете?

— Сегодня! Если не возражаете! — сообщил Ахерон. — У Вашей Светлости будут особые пожелания к нашей миссии?

— Покарайте эту взбунтовавшуюся сволочь самым жестоким образом! — сорвался на крик от ненависти эрцгерцог. — Казните их целыми семьями! Отбейте у оставшихся в живых охоту бунтовать против меня!

— О! Я учту ваши особые пожелания, — откланялся на прощание наёмник.

Ахерон взялся за дело. Убийцы и садисты, которых он нанял, казнили всех, кто попадался на их пути. Они не разбирались, связаны ли эти люди с мятежниками или нет.

В восточных землях королевства наёмники Ахерона оборудовали лагерь, в котором совершали кровавые экзекуции. Особенно выделялся палач по имени Гильотин. Он построил устройство чудовищных размеров, позволяющее за один раз казнить сразу несколько человек. Земля в этой местности пропиталась кровью. По горам трупов прыгали обожравшиеся вороны. Это страшное место в народе получило название Место Казней.

— Почему так мало! — подгонял Ахерон своих подельников. — Тащите ещё фермеров! Моя богиня требует больше жертв!

Вскоре местность вокруг Диона стала необитаемой. На многие мили в округе не осталось ни одной живой души. Лишь голодные хищники бродили по обезлюдевшим деревням между холодных домов с пустующими глазницами выбитых окон.

Бароны–землевладельцы тихо, один за другим покидали дионское королевство. Уж они то знали о том, что если некому обрабатывать землю, то и урожая в ближайшие годы не будет. Никакого! За баронами из Диона потянулась местная аристократия. Самые богатые переехали в Аден — столицу королевства. Другие аристократы купили красивые дома в Гиране.

Ранее шумный и весёлый Дион превратился в тихий и горестный город–призрак с пустующими домами, в котором осталась лишь городская беднота, не имеющая ни денег, ни работы.

Мрачный эрцгерцог безвылазно, как сыч, сидел в своём замке. Закончилось время весёлых пиров и шумных балов. Придворные разбежались и лишь жалкая горстка приближённых, да личной охраны окружали правителя. Эштон несколько раз посылал гонца к Ахерону с приказом остановить казни, но Ахерон не обращал на приказы никакого внимания.

— Великая богиня Селена пока не открыла мне завещанную тайну. Видимо ей требуется больше жертв, — отвечал свихнувшийся фанатик.

Сэр Калибус с маленьким отрядом фермеров пару раз нападал на озверевших наёмников Ахерона. Однако, силы оказались неравны, и людям Калибуса пришлось отступить подальше в лес. Рыцарь искал союзников, но оказалось, что только жители дионского королевства могли помочь сами себе. Калибус отправился во Флоран, куда бежали от произвола эрцгерцога выжившие фермеры.

— Братья, вокруг Диона мёртвая пустошь! — обратился к свободным поселенцам Флорана рыцарь Калибус. — Восточные земли Диона залиты кровью. Если мы не объединимся и не уничтожим наёмников, то завтра они будут здесь, на юге. И уже никто не спасёт вас он фанатичных убийц.

На зов сэра Калибуса откликнулась сотня крепких мужчин, понимающих, что нужно спасать свои семьи. Через пару дней усиленный отряд восставших окружил лагерь наёмников.

— Пусть Место Казни послужит могилой убийцам!, — сквозь зубы шептали разъярённые землепашцы. — Наёмники останутся здесь навсегда!

Сэр Калибус помчался на коне в атаку. Увлекаемое его примером ополчение бросилось на штурм лагеря убийц Ахерона. В жестокой бойне сошлись любовь к близким и ненависть ко всему живому. Звенели топоры работяг и мечи профессиональных убийц. Сэр Калибус на коне пробился через ряды убийц и сошёлся в схватке с Ахероном.

— Великая богиня Селена! — взывал Ахерон, отбиваясь от ударов рыцаря. — Ты не можешь оставить меня именно сейчас! Я принёс тебе столько жертв! Где же твоя милость? Где моё бессмертие?!

Меч Калибуса насквозь пронзил тёмного эльфа и тот, истекая кровью, как мешок свалился с коня.

— Гильотин, я вызываю тебя! — заорал рыцарь. — Где ты?

На зов Калибуса мчался всадник в чёрных доспехах с зазубренным мечом в руке. Бой продолжался долго. В отличие от психопата убийцы Ахерона всадник Гильотин имел долгий боевой опыт. Он участвовал в войне с Грацией, служил наёмником, состоял в бандах разбойников… И если Калибус сражался по рыцарски честно, то Гильотин использовал грязные и подлые бандитские приёмы.

Гильотин прыжком выбил Калибуса из седла и бой продолжался на земле. Уставшие и израненные они оба ждали приближения рокового момента последнего удара. Рыцарь воспользовался неудачным движением противника и вонзил меч в грудь Гильотина, а тот, в свою очередь, успел воткнуть кинжал в бок Калибуса… Они упали рядом, оба истекая кровью.

— Сюда! Калибус здесь! — закричал солдат, поворачивая тело рыцаря на спину. — Сэр, вы живы?

— Жив, — одними губами прошептал рыцарь.

— Сэр, мы победили! Наёмники мертвы! — со слезами на глазах доложил солдат.

Рыцарь улыбнулся и потерял сознание.

Отряд восставших подобрал убитых и раненых и вернулся в деревню Флоран. Солдаты, преданные своему командиру, привезли бесчувственное тело рыцаря в его дом в Дионе.

Через пару дней Калибус пришёл в себя и приоткрыл глаза. Яркий солнечный свет ослепил его. Вокруг стояла тишина и лишь за окном чирикала птица. Мужчина повернул голову и увидел женщину, сидящую на краю его кровати.

— Мелисента, ты? — улыбаясь спросил он. — Видимо я в раю?

— Нет, ты дома, — ответила она, проводя ладонью по его заросшей щеке.

— О! Это намного лучше рая, — прошептал он и взял её ладонь в свою.

День завершался. Солнце клонился к закату и длинные мрачные тени башен дионского замка тянулись по земле. Стражник нехотя поднялся по винтовой лестнице. Его шаги отдавались гулким эхом в пустых коридорах замка.

— Кто, кто здесь? — испуганно спросил эрцгерцог, но увидев знакомое лицо стража успокоился и вяло поинтересовался. — Что слышно?

— Банда Ахерона уничтожена, — лаконично доложил стражник.

— Кем, когда? — подскочил как ужаленный Эштон.

— Сэр Калибус с отрядом мятежников напал на лагерь, с жутким названием Место Казней. Ахерон и его прихвостни убиты. Среди мятежников большие потери.

— Так! Значит против нас сильных соперников в землях Диона больше не осталось, — размышлял вслух эрцгерцог. — Жаль, что у нас нет хотя бы маленького отряда, чтобы укрепить свою власть и добить изменника Калибуса.

— В бою Сэра Калибуса ранили, — бесстрастно сообщил стражник. — Он сейчас отлёживается у себя дома в Дионе.

— Калибус в Дионе? — переспросил Эштон. — Сколько солдат его охраняет?

— Никто не охраняет.

— Вот он, наш шанс! — взвизгнул эрцгерцог. — Срочно соберите стражников замка, отправляйтесь в Дион. Арестуйте Калибуса и его жену! Доставьте их в замок!

— Слушаюсь, Ваша Светлость!

К вечеру стражники притащили в замок израненного сэра Калибуса.

— Так, так! Изменник пойман! — торжествующе потирал руки эрцгерцог, стоя над распростёртым на каменном полу подземелья телом рыцаря. — А где его жёнушка?

— Она с кинжалом в руках отчаянно защищала мужа, — безразличным тоном доложил страж. — Два охранника получили ранения, один убит. Нам пришлось прикончить эту бешеную стерву.

— Приведите его в чувство! — Эштон злобно пнул ногой лежащего рыцаря. — Я хочу лично зачитать ему смертный приговор!

Стражник вылил ведро холодной воды на голову рыцаря. Тот тихо застонал и открыл глаза.

— Калибус, вы больше не рыцарь! Я разжаловал вас в солдаты! — издевательски проговорил эрцгерцог. — Вы обвиняетесь в измене королевству и в предательстве мне лично!

— Байрон, я проклинаю вас и нанятых вами Ахерона и Гильотина! — тихим, но твёрдым голосом прошептал Калибус. — Ваши души я обрекаю на вечное скитание! Никогда больше представители династии Эштонов не будут править!

После этого рыцарь что–то неразборчиво прошептал и затих.

— Пустые слова! — отмахнулся Эштон. — Я правитель Диона, полновластный и единственный! Казните его на рассвете!

— Не получится, — по прежнему бесстрастно ответил стражник. — Он умер!

Проклятия сбываются

В тронном зале замка Адена продолжался королевский приём. Дипломат от тёмных эльфов, приспособившийся подслушивать королевские разговоры, пристроился за колонну недалеко от трона.

— Эрцгерцог Байрон Эштон! — вызвал королевский глашатай.

К трону короля, с видом побитой собаки, шаркающей походкой плелась жалкая фигура в мятой, местами грязной одежде. Никто не узнавал в этом нервном старике молодого человека, всего пять лет назад пришедшего к власти. Низко опущенные плечи, понурая голова, грязные спутавшиеся, прилипшие к лицу волосы…

— Эштон, чем мы обязаны вашему неожиданному визиту? — пропустив положенное придворным этикетом приветствие иронично спросил король.

— Ваше Величество! Замок Диона захвачен мятежниками, — совершенно убитым голосом всхлипнул бывший эрцгерцог. — Спаслось лишь моё ближайшее окружение, да моя дочь.

— Об этом я уже знаю! Плохие новости приходят гораздо быстрее виновников этих событий, — продолжал мрачно издеваться над Эштоном король Амадей. — И что вы собираетесь делать дальше?

— Ожидаю, что вы выделите под моё командование армию и мы отвоюем замок Диона, — самонадеянно заявил Эштон. — А до этого моя дочь поживёт в Адене.

— Нет, уж! — резко отказал Эштону аденский правитель. — Я не стану участвовать в череде совершаемых вами глупостей! Всего несколько лет назад Дион кормил четыре королевства Адена. А сейчас это нищая, выжженная голодная земля. И это последствия вашего правления. Надо быть альтернативно одарённым, чтобы разорить своё собственное королевство, настроить против себя подданных, потерять замок и трон.

— Я подавлял бунт…, — попытался оправдываться Эштон.

— А теперь бунт подавил вас, — оборвал его король и обратился к глашатаю. — Пожалуйста, пригласите прибывшего посланца из Диона.

— Ваше Величество! — задохнулся Эштон. — Не будете же вы вести переговоры с бунтовщиками?!

— Почему бы мне их не выслушать? — хмыкнул король.

— Полномочный представитель дионского королевства! — объявил глашатай.

В зал раскрепощённой походкой вошёл элегантно одетый молодой человек. Он приятно улыбался и лёгким поклоном головы отвечал на приветствия знающих его лично придворных. Посланец подошёл к трону и отвесил настолько изысканный и вычурный поклон, что заставило короля улыбнуться от неожиданности. Бывший эрцгерцог по сравнению с подошедшим юношей казался просто неотёсанным деревенщиной.

— Ваше Величество, славный король Амадей Кадм! — приятным баритоном заговорил посланник. — Пожалуйста, примите мои верительные грамоты, заверяющие мои полномочия вести дела от имени дионского королевства.

Посланник в уважительном поклоне протянул королю запечатанный конверт. Амадей распечатал конверт, бегло пробежал по строкам и передал бумагу стоящему рядом слуге.

— Верительная грамота составлена в надлежащей форме, —- кивнул король.

— Ваше Величество, — продолжил посланник. — Новый правитель Диона хотел бы выразить вам совершеннейшее почтение и заверить в искреннем уважении! Если вы не станете возражать, правитель Диона просил бы вас позволить ему служить Вашему Величеству на благо аденского королевства.

— Вот как?! — удивлённо поднял брови король. — Возражать я не буду! Принимаю ваши верительные грамоты и признаю полномочия нового правителя Диона. Приглашаю его посетить замок Адена, чтобы мы могли познакомиться лично и обсудить взаимоотношения королевств.

— Со столь прекрасной новостью я немедленно отправляюсь в Дион и передам ваше приглашение правителю, — отвесил грациозный поклон посланник и направился к выходу, по дороге строя глазки придворным фрейлинам.

— Новый правитель Диона? — трясущимися губами спросил наблюдавший происходящее Эштон.

— Ах, да! — спохватился король Амадей и брезгливо указал пальцем на Эштона. — Выбросьте этот мусор за ворота!

Стража схватила и потащила из тронного зала упирающегося и не желающего верить происходящему Эштона.

— Проклятие Калибуса! Сбылось проклятие Калибуса! — стучал зубами от страха Эштон. — Вечные скитания неприкаянной души! Н-е-е-е-т!