Король Орен

Оглавление

Завещание короля Диона

Аденское королевство погрузилось в траур. Не звучала музыка, не раздавались весёлые песни работающего люда. Жители, насколько далеко они бы не жили от Адена, даже говорили между собой тихо, словно боясь потревожить вечный сон короля и королевы.

Закончилось прощание с королевской четой в Адене. Прозвучали речи придворных и делегации серебряных эльфов. Собравшиеся на траурное мероприятие жители повернулись, а некоторые попытались подойти поближе, к краю центральной площади, где на деревянном помосте, сколоченном на скорую руку, стоял верховный судья королевства. Рядом с ним стояла принцесса Финдуила, которую удерживал стражник.

— Граждане Аденского королевства! — насколько возможно громко прокричал верховный судья, чтобы привлечь внимание.

Судья сделал паузу, давая возможность публике развернуться, подойти поближе и успокоиться.

— Королевский суд Адена вынес решение, — продолжил выступление судья. — Финдуила признана виновной в организации заговора против королевской семьи Адена, а также в подрыве безопасности. Её злонамеренные действия преследовали целью начало войны между Аденским королевством и королевством серебряных эльфов. За совершённые преступления Финдуила приговаривается к смертной казни. Приговор будет исполнен немедленно, — судья повернулся и обратился к эльфийке. — Принцесса Финдуила, ваше последнее слово.

— Вы предатели! Вы не имеете права меня судить! Вы низшая раса, предназначенная ковыряться в земле! Отпустите меня! Если вы хоть пальцем ко мне прикоснётесь, доблестные эльфийские рыцари выпотрошат вас всех! — выкрикивала эльфийка, оскорбляя собравшихся.

Делегация эльфов стояла довольно далеко, но видела и слышала то, что происходило на помосте казни. Митраэль выразительно посмотрел на эльфийских аристократов.

— Надеюсь, теперь вы понимаете, почему нам следует изменить политику в отношении людей? — тихо, почти шёпотом, произнёс он. — Гибель короля Ородлэда и его дочери, а также убийство двух королей Адена станет причиной многолетней вражды между эльфами и людьми.

Эльфы едва заметно кивнули, соглашаясь с Митраэлем.

Судья позволил Финдуиле излить всю свою злобу и желчь. И, как только она запнулась, раздумывая над тем, что бы ещё сказать, верховный судья снова выступил вперёд к краю помоста и взял слово:

— В соответствии с судебной процедурой у обвиняемой есть право апеллировать непосредственно к народу Адена, к вам. Ответьте, поддерживаете ли вы решение суда или просите пересмотреть судебные действия?

— Поддерживаем приговор! Смерть убийце! Это не должно повториться! — зазвучали гневные выкрики горожан. — Финдуила должна умереть, чтобы жило Аденское королевство!

— Апелляция рассмотрена. Палач, приступайте! — завершил суд королевский сенешаль и решительно спустился с помоста.

Стражник вытолкнул Финдуилу ближе к краю помоста и силой заставил стать на колени. Она попыталась сопротивляться и ей связали руки за спиной. Затем, на глаза завязали белую повязку. Палач, в чёрной одежде и чёрном колпаке, закрывающем лицо, зашёл со спины и стал позади обвиняемой. Он поднял над головой меч, показывая публике, что принцесса имеет право умереть как аристократка. Резкое движение палача и голова принцессы упала на помост.

Ни одного возгласа жалости, ни одного сочувствующего взгляда не удостоилась казнённая принцесса.

* * *

На следующий день после похорон королевской четы принцы и придворные собрались в большом тронном зале аденского замка.

На ступень перед троном поднялся верховный королевский сенешаль, исполняющий судебные обязанности, и обратился к присутствующим:

— Господа, перед вами вскрываю я завещание короля Диона, — сенешаль поднял над головой небольшой футляр, обитый фиолетовым шёлком, и показал присутствующим целостность сургуча с отчётливым оттиском королевской печати. Затем, сломал сургуч, вытащил из футляра свёрнутый лист бумаги и зачитал. — Я король Дион, находясь в здравом уме и твёрдой памяти, в случае невозможности исполнения мной королевских обязанностей прошу следовать следующему политическому завещанию. Объявить королём моего сына Орена, прямого наследника Аденского трона. Моего второго сына Элмора признать наследным принцем. На момент объявления моего завещания все придворные сохраняют свои должности и обязанности, а далее на то будет воля короля Орена. Все военные чины — безоговорочно признают объявленного короля своим главнокомандующим. Король Дион, дата, личная подпись.

Верховный сенешаль закончил оглашение завещания и, оторвавшись от листа, поднял глаза на придворных. Присутствующие с полным пониманием и согласием приняли обращение к ним прежнего короля.

— Если существуют причины, по которым невозможно приступить к коронации, объявите о них сейчас, — предложил сенешаль и обвёл взглядом подошедших ближе к трону придворных. — Поскольку возражений нет, принц Орен, выйдите вперёд, пожалуйста! Согласно завещанию вашего отца перед лицом собравшихся здесь достойных придворных объявляю вас законным правителем Аденского королевства! Передаю вам символы королевской власти: меч Анду́рил — символ командующего армией и перстень–печать короля.

Принц Орен стоял на коленях перед троном. В его серых, как у деда, глазах стояли слёзы печали по утерянным родителям, потрясения пережитыми невзгодами, радости признания королём.

— Я король Орен, торжественно клянусь служить Аденскому королевству и защищать его! Бороться с несправедливостью! Поддерживать рыцарские ордена Адена! Защищать привилегии торговцев и ремесленников королевства! — повторял вслед за церемониймейстером Орен.

Сенешаль возложил на его длинные тёмные волосы корону и, попросив подняться с колен, опоясал мечом растерянного Орена, напоследок надел на средний палец кольцо со змеем, держащим зелёный камень.

— Оммаж королю! — объявил церемониймейстер, жестом приглашая присутствующих.

Весь зал, военные и придворные, опустили перед новым королём на одно колено и хором прокричали:

— Да здравствует король! Да здравствует король Орен!

История любви

Принц Элмор мерно вышагивал от стены к стене свой комнаты в замке. Он никак не мог свыкнуться с переменами. Произошедшие за прошедший месяц события выбили его из колеи, сводили с ума и не давали покоя. «Почему?», — задавался вопросами принц и не находил ответов. — «Почему так повернулась судьба? За что на нас напали эльфы? Почему не убили? Наконец, почему отец предпочёл брата Орена и объявил его королём? Ведь я любил его не меньше!»

После коронации Элмор несколько раз попытался поговорить с братом, но тот, не нашёл для встречи времени. Неотложные государственные дела свалились на плечи нового короля тяжким бременем, не оставляя ни одной свободной минуты. «Ну, конечно! Его Величество занят!», — обиделся на брата Элмор. — «Не буду ему мешать! Надо привыкать жить самостоятельно!»

И Элмор всё реже и реже стал появляться в замке, поселившись на постоялом дворе в городе. Чтобы горожане его не узнавали и не задавали лишних вопросов, он отпустил усы и одевался так, как обычно одеваются рядовые стражники у ворот замка. Принц придумал себе новое имя — Ромэл, и именно им и представлялся при знакомстве. Он целыми днями гулял по городу, беседуя со случайными людьми: ремесленниками, торговцами, каменщиками… Он вслушивался в их речь, перенимал манеру говорить и вести себя.

Вскоре у Ромэла появились друзья, с которыми он частенько коротал вечера в тавернах за кружкой эля. Молодые люди обсуждали городские новости, делились планами на будущее, а порой горланили песни и танцевали с румяными дочерьми заезжих фермеров.

Тот день начинался как обычно. Днём Ромэл бродил по улицам, а вечером пошёл к трактиру, в котором они обычно собирались с друзьями. Внезапно, кто–то из знакомых окликнул его:

— Эй, вояка! В трактире пусто, все двинули к южным воротам! Там играют музыканты и начались танцы!

— Ты тоже туда?

— Конечно! Не могу же я такое пропустить! А вдруг там свадьба и щедрый фермер на радостях угостит кружкой доброго вина!

В узкой улочке неподалёку от южных ворот и правда играла музыка. Горожане, освободившиеся от дневных забот, подходили и с удовольствием присоединялись к веселью. Посторонние смешались с гостями. Болтали, выпивали, танцевали. И со стороны казалось, никого не заботит, а с чего, собственно, начался праздник?

Многих из веселящихся горожан Ромэл, целыми днями бесцельно слоняющийся по городу, уже знал в лицо. Он переходил от группы к группе, обменивался приветствиями и грубоватыми шуточками, поднимал наполненную до краёв элем кружку и пил за здоровье неизвестных ему людей.

Музыканты заиграли заводную польку, кто–то из девушек схватил Ромэла за руку и потащил танцевать. Они задорно прыгали по кругу, порой меняясь партнёрами. Несколько раз Ромэлу при смене партнёрши пришлось танцевать с миловидной девушкой в синем платье с голубыми вставками с развевающимися на ветру светлыми волосами.

Заиграла следующая мелодия и Ромэл, очарованный девушкой, пригласил её на танец, не желая потерять в толпе.

— Как вас зовут? — смело спросила она.

— Э… Ромэл, — чуть не оговорился он, любуясь правильными очертаниями её лица. — А вас?

— Бриана, — представилась она, улыбнувшись краями губ.

— Чем вы занимаетесь, Ромэл? — поинтересовалась она.

— Ничем интересным! Сторожу ворота замка, чтобы не унесли, — с деланным безразличием ответил он.

— Так, вы служите в замке! — рассмеялась его шутке она. — И часто вам приходится встречаться с королём?

— Увы! Он редко ночует у ворот! По крайней мере не в мою смену, — подражая тупому юмору вояк отшутился он.

— Ха–ха–ха! — во весь голос залилась она звонким смехом. — Ночует у ворот…

Они танцевали весь вечер, а когда музыканты и гости разошлись, он проводил её к дому.

— Вот и мой дом! — остановилась у ступеней она.

— Здесь живут ваши родители? — желая ещё хоть на минуту продолжить столь прекрасный вечер, поинтересовался он.

— Нет, это дом друзей моего отца, — покачала она головой. — Я у них в гостях.

— Разрешите я навещу вас завтра? — неожиданно для себя спросил Ромэл.

— Разрешаю! — шутливо прищурилась она. — К вечеру я буду совершенно свободна!

На следующий день задолго до наступления вечера Ромэл уже стучал в дверь дома Брианы. Он предполагал, что пришёл чуть раньше намеченного, но на его счастье она оказалась дома.

— Добрый день! — чуть поклонившись, и тут же одёрнув себя за придворные манеры, поздоровался он. — Извините за столь ранний визит!

— Здравствуйте! — улыбнулась она, заметив его неуклюжий поклон. — Вы галантны как рыцарь! Видимо, только вернулись со службы и ещё не пришли в себя от необходимости кланяться каждому въезжающему в ворота вельможе!

— Вы правы! — подтвердил её догадку Ромэл. — Иду прямо со службы. Как насчёт прогуляться?

— С удовольствием! — приняла приглашение она. — Подождите минутку, я только переоденусь. Не идти же мне в кухонном фартуке!

Уже через полчаса они неторопясь шли по ещё многолюдной улице, непринуждённо беседуя.

— А кто ваши родители? Есть братья и сёстры? — попыталась узнать о его семье она.

— Мои родители погибли довольно молодыми. Их и младшую сестру убили бандиты, промышлявшие на дороге. Мне больно говорить об этом, — грустно ответил он.

— Ах, простите! — огорчилась она своей бестактностью и сразу попыталась поправить ситуацию. — Тогда я расскажу о своей семье. Насколько я знаю, мои прабабка и прадед принадлежали к роду Халадина и проживали на севере королевства серебряных эльфов. Обрабатывали землю, построили собственный просторный дом. Но пришли орки, жгли поселения, людей угоняли в рабство. После очередного налёта орков, Халета — выжившая дочь вождя Халдада — призвала людей рода Халадина уходить из опасных мест. С потоком беженцев мои родные дошли до гавани Глудина. Жизнь на побережье не привлекала их, и они отправились в окрестности Глудио, где проживали потомки племён Мараха и Беора.

— Кстати, мои предки из рода Беора, и вполне могли встречаться с вашей прабабушкой в Глудио, — сообщил он.

— Ах! Так мы не родственники! Жаль, а то я по дальней линии могла бы приходиться вам младшей сестрой, — шутливо предположила она.

— Меня вполне устраивает, чтобы вы пришлись мне младшей подругой, — улыбнулся краем губ он.

— Младшей подругой?! А что?! Есть и старшая?! — шутливо возмутилась она.

— Нет, нет! Никакой нет! Ни старшей, ни младшей! Вы единственная — неожиданно серьёзно для их шутливой перепалки ответил он. — Так, как там сложилась дальше судьба вашей милой прабабушки?

— Прадедушка построил прабабушке небольшой дом, в котором родился мой дед, и, по заведённому обычаю, они принялись обрабатывать землю. Когда пронёсся слух о том, что где–то на востоке у озера Нарсил доблестный воин Атен сражается с гигантами, многие молодые мужчины, и мой повзрослевший дед в их числе, захотели славы и богатства. Они покинули родные дома и отправились навстречу приключениям. Дальше, судьба деда сложилась так же, как и у многих аденцев того поколения. Под предводительством короля Атена они воевали с орками и вместе с гномами строили Аден… Наш дом, в котором родилась моя мама Артания, а потом и я, дед выстроил довольно далеко от Адена. Сказалась давняя мечта людей племени Халадина селиться обособленно, не имея близких соседей. У нас огромный земельный участок. Причём, большая часть не обрабатывается, просто не хватает рук. Когда я спрашиваю у отца зачем нам столько? Он отвечает, что так сложилось и отказываться глупо. Вот такая у меня семья.

— О! Вы прекрасно знаете историю своей семьи! Чего, увы, не скажешь обо мне, — притворился Ромэл, чтобы заранее пресечь дальнейшие расспросы о своей семье, а затем спросил. — Долго собираетесь гостить в Адене?

— Если получится, то всю жизнь! — рассмеялась она. — Разве что, попытаюсь обзавестись своим домом. В отличие от моих предков, мне нравится город с его суетой. Ни один день не похож на предыдущий. Новые друзья и новые знакомые, с которыми так весело проводить вечера, — она кокетливо состроила своему спутнику глазки. — Нравятся красивые дома, богато одетые горожане и множество магазинов.

— Кстати о магазинах, мы недалеко от ювелирной лавки, — показал рукой Ромэл. — Зайдём?

— Ну разве что посмотрим…, — смущённо ответила она.

— Заходите, заходите! — гостеприимно распахнул перед покупателями дверь гном и слащаво рассыпался в любезностях. — Очень приятно вас видеть! Надеюсь, я смогу подобрать вам и вашей девушке лучшие украшения! Обратите внимание, в этой витрине кулоны, а в той серьги!

Бриана раньше проходила мимо подобных магазинов, не имея денег на покупку дорогих украшений. И сейчас попала словно в сказку. Подойдя к витрине с кулонами, она с восхищением любовалась тонкой филигранной работой мастеров–ювелиров.

— Вам очень подошёл бы кулон с голубым камнем, — посоветовал гном. Быстрым взглядом на простое платье, причёску и обувь оценил тощий кошелёк девушки и вытащил из витрины самый дешёвый кулон на короткой тонкой цепочке. — Примерьте!

— Нет, что вы! — попыталась отказаться Бриана.

— Примерьте, не отказывайтесь! Вы же сами хотели посмотреть, — вмешался в разговор Ромэл. — Давайте помогу!

Ромэл взял с витрины украшение, расстегнул цепочку, обвил ею длинную шею Брианы и, осторожно приподняв её тяжелые длинные волосы, застегнул сзади на шее.

— Гляньте в зеркало! — легонько повернул он её к тяжёлой массивной раме, висевшей на стене, положив ладони на плечи.

— Красиво! — вздохнула она, поправляя амулет на груди.

Он стоял сзади, держа её за плечи и вдыхая аромат её светлых волос. Как же она ему нравилась!

— А к кулону есть серьги с точно такими же камешками, — уловив нежные отношения молодого стражника к своей спутнице, засуетился гном. — Сейчас принесу!

Гном, откуда взялась прыть, достал из другой витрины пару серёжек и подскочил к покупателям, протягивая на ладони красивую коробочку с бархатной тканью внутри.

— Наденьте! — попросил девушку Ромэл, с явной неохотой убирая ладони с её плеч. — Тут я не помощник. С закрытыми глазами попаду мечом в ножны, а вот серьгой в ухо — точно промажу, — подражая простоватому юмору стражников, пошутил он.

Бриана вынула из мочек ушей маленькие, словно точки, серебряные пусеты и вставила серьги с голубыми камнями из коробочки гнома. Довольная она вертелась перед зеркалом, поворачивая голову то в одну, то в другую сторону.

— Великолепно! Изящно! Неотразимо! — рассыпался в комплиментах гном.

— Мы берём! — повернулся к гному Ромэл.

— Что? — уточнил гном. — Кулон или серьги?

— И то, и другое, — без колебания ответил Ромэл. — Пойдёмте, я заплачу.

С того дня она часто проводили время вместе. Он заходил за ней и они шли развлекаться в большом городе. Посещали дорогие таверны с хорошей кухней и отборным вином, модные магазины, в которых Ромэл оплачивал выбранные ей модные шляпки, перчатки, а порой и платья.

* * *

К дому фермера, стоящему довольно далеко от Адена, подъехала повозка и из неё вышла девушка с большой дорожной сумкой в руках.

— Бриана! — обрадовалась вышедшая на крыльцо Ариана.

— Мама! — бросилась в объятия матери девушка. — Я так соскучилась! А где отец?

— В поле, как обычно, — пожала плечами мать. — Ты приехала насовсем? Или вскоре опять сбежишь?

— Побуду несколько дней с вами, а потом вернусь в город. У меня там столько дел! — ответила девушка и вошла в дом.

— Бриана, ты забыла о вознице! — крикнула в открытую дверь Ариана и не дождавшись от дочери ответа подошла к повозке. — Спасибо, добрый человек, что по пути подвезли мою дочь! — поблагодарила хозяйка возницу. — Может останетесь, пообедаете с нами?

— За всё уплачено! — безразлично буркнул бородатый мужик, стеганул кобылу кнутом и покатил обратно в Аден.

«Уплачено?» — удивилась Ариана. «Это же очень дорого нанять повозку от Адена до нас! Дочь, видимо, так хотела нас с отцом проведать, что отдала последние адены!»

Растроганная приездом дочери хозяйка дома поднялась на второй этаж в комнату Брианы. Та, распаковав дорожную сумку, заканчивала переодеваться, вертясь перед зеркалом. Она поправляла складки роскошного тёмно–зелёного платья из дорогого шёлка с серебряным шитьём по краям рукавов и полочек. Её волосы украшала серебряная цепочка тики с бирюзовым кулоном посреди лба. На пальцах кольца с прозрачными аквамаринами. На груди в качестве застёжки платья красовалась огромная брошь из драгоценных камней.

— Ну, как я выгляжу? — повернулась Бриана, увидев в зеркало вошедшую мать.

— Никогда не видела такой роскоши! — всплеснула руками Ариана.

— Тебе я привезла подарок! Первое, что купила, — Бриана полезла в сумку, достала коробочку и открыла, протягивая матери. Там на бархатной ткани лежали скромные серьги и кулон с маленькими голубыми камнями.

— Дочь, спасибо тебе! — растрогалась мать, осторожно беря огрубевшими от фермерской работы пальцами маленькие украшения.

— Давай, давай, надевай! — подтолкнула мать ближе к зеркалу Бриана. — Встретим отца как две королевы!

Две женщины — мать и дочь — вертелись перед зеркалом, восхищаясь украшениями. Наконец, когда первый восторг утих, Ариана поинтересовалась:

— Бриана, а откуда у тебя такие дорогие вещи и украшения? Надо очень много работать, да и то столько не заработаешь, чтобы купить всё это. По твоим гладким ладоням и нежному личику не скажешь, что ты трудишься до изнеможения.

— Мама, у меня есть поклонник! И это он дарит такие подарки.

— И кто же он? Богатый торговец Адена? Надеюсь не гном?

— Нет, от страж в королевском замке.

— И страж позволяет себе столько тратить на тебя? Видимо он по уши в долгах.

— Ну какое мне до этого дело! — вспыхнула Бриана, огорчившись тем, что мать задаёт столько неприятных вопросов. — Если покупает, значит есть на что!

— Наверное, он очень любит тебя. И когда же свадьба?

— Мы об этом не говорили. Ты, как всегда, опережаешь события!

— Другими словами, ты принимаешь подарки от мужчины, не считая себя его невестой? — с укоризной посмотрела на дочь Ариана. — Пожалуйста, не говори об этом отцу, а то он сочтёт тебя женщиной лёгкого поведения.

— Ах, мама! — совсем расстроилась Бриана на такие слова матери. — Ты не понимаешь! Мир изменился и совсем не такой, как в ваше с отцом время. Аден — такой большой город! По улицам гуляют ухоженные дамы под ручку с хорошо одетыми господами. А придворные! Если бы ты видела придворных! В моём самом лучшем платье со всеми украшениями я замарашка рядом с ними! Как я хочу войти в их круг! Стать одной из придворных дам!

— И для этого тебе нужен королевский страж? Хочешь на его плечах въехать во дворец? — догадалась замыслам дочери Ариана.

— Да, хочу! И не вижу причин для осуждения! Я не желаю прозябать в бедности и пойду на всё, лишь бы оказаться при дворе! Даже если для этого придётся переспать со стражем, королевским конюхом и вельможей, который выносит ночной горшок короля!

— Пойду я готовить обед. Скоро твой отец вернётся с работы, — вздохнула расстроенная Ариана. — А ты переоденься в обычное платье. И не рассказывай отцу о том, чем поделилась со мной. Не огорчай его!

* * *

Принц Элмор без памяти влюбился в Бриану. Он боготворил её, думал о ней по ночам, а днём не мог дождаться оговорённого времени свидания. Каждый день он пытался её удивить и порадовать чем–нибудь. Без оглядки тратил на подарки все свои карманные деньги, благо в этом недостатка он не испытывал. Да что там деньги! За её милый взгляд, за горячий поцелуй он отдал бы всю королевскую сокровищницу!

«Как рассказать ей о моей любви?», — мучился сомнениями принц. — «Как сказать, что Ромэл не моё, а выдуманное имя, и после этого не выглядеть лжецом? И даже если признаюсь и сделаю предложение, что дальше? Чем заниматься, где мы будем жить? При дворце? Нет, только не это! Придворные сочтут наш брак мезальянсом и будут судачить за нашими спинами. А самое невыносимое — каждый день лицом к лицу встречаться с братом. Нет, не с братом, с королём!»

Неделю, пока Бриана гостила у родителей, Элмор не находил себе места, не знал чем заняться и куда пойти. Наконец, он оплатил самую дорогую и красивую повозку, которую нашёл в городе, и отправил возницу привезти девушку в Аден.

— Ромэл, как я рада тебя видеть! — расплылась в очаровательной улыбке Бриана, вылезая из повозки навстречу ожидающему её поклоннику. — Там, в глуши, мне казалось я покроюсь мхом от скуки!

— Добрый день, Бриана! — протянул руку, помогая выбраться из повозки, совершенно счастливый влюблённый. — Надеюсь, вечером безудержным весельем мы разгоним накопившуюся скуку!

Остаток дня они провели в безудержных развлечениях. Он угощал её самыми изысканными десертами в трактирах. Они посетили кучу магазинов, из которых она выходила со свёртками, перевязанными цветными ленточками. Они успели встретиться со знакомыми и даже немного потанцевать. А поздним вечером он привёз её к воротам замка и они поднялись на верхнюю площадку башни.

— Посмотри на пламенеющий закат! — показал рукой он. — Там внизу уже темно, а нам всё ещё виден краешек солнца. А ты знаешь, что сегодня самая короткая ночь в году?

— Ах! Отсюда, с башни, виден двор королевского замка! — пропустила мимо ушей слова поклонника Бриана. Дворец, а не солнце, больше интересовал её. — Какие правильные дорожки и зелёные лужайки! Я чувствую себя большой птицей, парящей над замком.

Бриана развела руки в стороны, как крылья птицы, а прохладный вечерний ветер, подыгрывая ей, забился в широких рукавах её платья.

Стемнело. Сквозь вечернюю мглу проявилось ночное небо усыпанное звёздами.

— Бриана, смотри! Падающая звезда! — нежно обнял девушку за плечи и повернул в сторону яркой черты, рассекающей тьму, Ромэл. — Загадала желание?

— Да! Я мечтаю когда–нибудь попасть на королевский бал. Хотя бы издалека увидеть это чудо! — глядя туда, где погасла звезда, проговорила она.

— Хм… Эта мечта вполне осуществима. Есть лишь одна маленькая сложность…

— Какая?

— …на балу я не смогу танцевать вместе с тобой, — грустно проговорил он.

— Ой, Ромэл! Мы с тобой и так танцуем на вечеринках! — беззаботно отмахнулась она. — А во дворце я и не мечтала танцевать! Хотела лишь постоять в самом дальнем углу, послушать музыку, полюбоваться на наряды придворных.

* * *

Прошёл месяц. Бриана забыла о ночном разговоре с Ромэлом на башне, не придав ему никакого значения. Но принц помнил о данном любимой обещании. Узнав, что у короля будет приём, после которого состоится небольшой бал для придворных, он занялся приготовлениями.

Бриана слонялась по комнате, ещё не придумав чем будет заниматься вечером. Неожиданно в дверь постучали и раздался голос хозяйки дома:

— Бриана, к тебе гости!

— Да, да, входите! — лениво отозвалась девушка.

В комнату вошёл Ромэл с кучей свёртков и большой коробкой. Позади него стояли две неизвестных ей женщины.

— Ромэл! Не ждала тебя так рано! — обняла она его. — Что это? Подарки?

— Бриана, это сюрприз! — загадочно улыбнулся поклонник, аккуратно раскладывая коробки на столе. Затем он выпрямился, манерами и голосом изображая гарольда, объявил. — Сударыня, вы приглашены на королевский бал! Ваше платье и украшения, — показал рукой на коробки он. — Ваши парикмахер и костюмер, — представил вошедших женщин Бриане Ромэл. — Они помогут вам одеться.

— Ах, Ромэл! Неужели это правда! — распахнула от удивления глаза Бриана, кидаясь ему на шею.

— К семи вечера внизу будет ждать коляска. Постарайтесь не опаздывать! — договорил Ромэл. — До встречи!

Вечером коляска, в которой сидели Ромэл в военной форме королевского стража и Бриана в бальном платье с дорогими украшениями, прогромыхала по мостовой города и въехала в ворота королевского замка. Ромэл подал руку и помог девушке спуститься на выложенную плиткой дорожку королевского двора. Вместе с другими прибывшими гостями они прогулялись мимо усеянных цветами газонов и вошли во дворец.

Ромэл подвёл Бриану к одному из придворных рыцарей и попросил его:

— Пожалуйста, проводите даму в бальный зал!

Рыцарь, не задавая вопросов и подчиняясь приказу принца, учтиво поклонился Бриане и, показав ей путь жестом, предложил:

— Следуйте за мной, миледи!

«Наверное это друг Ромэла», — предположила Бриана, следуя за рыцарем по длинному коридору дворца. — «А может он его просто подкупил. Впрочем, какое мне дело!»

— Входите, пожалуйста! — открыл перед дамой дверь рыцарь, пропуская её в бальный зал.

Бриана вошла в полный гостей зал и медленно пошла вдоль стен, выискивая для себя укромное место, открывающее вид на весь зал.

— Его Величество король Орен! — объявил церемониймейстер.

Придворные расступились, образуя широкий проход. Король прошёл через зал, иногда останавливаясь и обмениваясь репликами с гостями.

Начался бал, заиграла музыка, посреди зала танцевали придворные. Бриана, которая раньше успешно скрывалась за многочисленными гостями, оказалась на виду. Внезапно, король Орен, который общался с кем–то из дипломатов, обернулся улыбаясь. Видимо, собеседник короля отпустил в её адрес какую–то шутку. Орен, стараясь не мешать танцующим парам, обошёл зал и приблизился к девушке.

— Добрый вечер, миледи! — приветствовал гостью король Орен. — Скажите, кто тот неучтивый рыцарь, который оставил даму на балу в одиночестве?

— Добрый вечер, Ваше Величество, — попыталась держаться уверенно Бриана и соврала не моргнув глазом. — Мой кавалер отлучился на минуту.

— Давайте его за это накажем! — заговорщически наклонился к ней король. — Потанцуем вдвоём, а он пусть всю жизнь переживает, что упустил этот шанс. Разрешите пригласить вас?

— Огромная честь для меня, Ваше Величество, — согласилась на приглашение короля девушка.

— Как вас зовут? Не танцевать же мне с незнакомкой!

— Бриана, Ваше Величество.

Король раз за разом приглашал Бриану на танец, видя её одиночество, и мило беседовал с ней во время танца.

— Что–то ваш рыцарь задерживается, — отметил король и Бриана поняла, что ему крайне интересно узнать, с кем она пришла на бал.

— Вероятно, неотложные королевские дела, — спокойно ответила она.

— Несомненно! Только неотложные королевские дела могут отвлечь от бала, — иронично улыбаясь согласился с девушкой король.

— Скажите, Бриана, вы часто бываете на дворцовых балах?

— Первый раз, Ваше Величество. Я гостья, а не придворная.

— Надо же! Как обидно! Первый бал и такая неудача с кавалером! — шутливо посочувствовал король.

— Что Вы! Ваше Величество! О большем счастье я и мечтать не смела! Танцевать с королём! Этот чудесный вечер запомнится мне на всю жизнь!

— Не служите при дворе? — переспросил король. — Это поправимо. Мне срочно нужна фрейлина свиты. Не согласитесь ею стать?

— Ваше Величество! Вы столь великодушны и добры ко мне! — рассыпалась в благодарности Бриана.

— И всё–таки жаль, что нам так и не удалось встретиться с вашим кавалером! — рассмеялся прощаясь с Брианой король. — Мне так много хотелось ему сказать!

* * *

Элмор сходил с ума. После бала в королевском замке Бриана пропала, не оставив ему ни записки, ни сообщения. Принц метался по городу и окрестностям, пытаясь узнать о ней хоть что–нибудь.

— Вы не знаете где она? — расспрашивал Элмор хозяйку дома, в котором жила Бриана.

— Сказала, что возвращается в дом родителей, — недоумённо пожала плечами пожилая женщина.

Тогда Элмор подослал своего человека в дом фермеров, чтобы тот под надуманным предлогом поговорил с родителями девушки.

— Да, Бриана приезжала, — подтвердила мать. — Сказала, что нашла работу. Я так обрадовалась! Эти её непонятно откуда взявшиеся платья и украшения меня так беспокоили. Боялась, что она сбилась с пути и не пошла по кривой дорожке.

«Где же она? Чем я её обидел?», — недоумевал Элмор. — «Я пытался исполнить её мечту. Полагал, что она будет счастлива. А она бросила меня…»

* * *

Через месяц в городской дом Элмора прибыл гонец из замка с вестью, что с ним хотел бы встретиться король.

«Братец вспомнил обо мне и снизошёл до встречи», — ядовито подумал Элмор. — «И зачем это я ему понадобился?»

— Элмор, брат мой, куда ты пропал? Не появляешься во дворце даже на важных приёмах? — доброжелательно поприветствовал Элмора король Орен, принимая брата в своём кабинете.

— Эти приёмы важны для тебя, а от меня на них ничего не зависит, — довольно сухо ответил королю Элмор. — Придворной массовки хватает и без меня.

— Зачем ты так? — с укоризной посмотрел на принца король. — Ты же знаешь, что я всегда ценил твоё мнение! Вот и сейчас, я пригласил тебя, чтобы ты первым узнал о моей радости. Я женюсь! Свадьба через неделю.

— И кто же она? — из вежливости поинтересовался Элмор. — Как ты с ней познакомился?

— Она служит фрейлиной в моей свите. Замечательная девушка. Умна, мила и хорошо танцует, — восторженно отозвался о своей невесте король. — Вчера я сделал ей предложение и она согласилась. Хочешь я вас познакомлю?

Король выглянул из кабинета и что–то сказал стражу в коридоре. Элмор не расслышал. Впрочем, он и не вслушивался, подойдя к окну и наблюдая за происходящим во внутреннем дворе замка.

Входная дверь хлопнула.

— Вы меня звали, Ваше Величество? — спросила вошедшая и её голос показался Элмору удивительно знакомым.

— Элмор, разреши тебе представить мою невесту! — позвал, стоящего у окна, брата король. — Её зовут Бриана…

Элмор резко повернулся и не поверил своим глазам. Рядом с улыбающимся от счастья братом стояла его Бриана. Точнее, уже не его.

— Бриана, этот мрачный тип у окна мой родной брат Элмор, — закончил знакомство король.

Бриана побледнела и ничего не ответила, а у Элмора на скулах нервно заиграли желваки.

— Брат, надеюсь, что девушка, согласившаяся стать вашей женой, безо всякой лжи и лицемерия полюбит тебя всем сердцем и душой! — высокопарно поздравил короля Элмор, бросив презрительный взгляд на Бриану. — Рад за вас обоих! Вы достойны друг друга!

— Спасибо, Элмор! Но что ты так мрачен! Встряхнись! Давайте выпьем за знакомство? — попытался развеселить брата король и подошёл к винному столику.

— Нет, выпьем в другой раз, — остановил брата Элмор. — У меня для тебя тоже новость, не срочная и не важная. Я отправляюсь странствовать.

— Конечно, Элмор! Хорошая конная прогулка тебе не повредит! — не стал возражать король, полагая, что брат отправится гулять по окрестностям, а, может быть, на охоту. — И не забудь! Мы ждём тебя на пиру!

Через неделю Элмор не только не появился на королевской свадьбе, но и без вести пропал из Адена.

Белая птица

Тихая размеренная жизнь маленькой рыбацкой деревушки Глудин, тянувшаяся веками с приходом сюда ведомых Халетой людей, внезапно закончилась как сон. Глудин пробудился.

Днём и ночью прибывали и уплывали корабли. Из южных портов континента корабли везли грузы для строителей Диона. На остров Болтунов отправлялись многочисленные переселенцы.

Население порта стремительно росло. И если раньше здесь селились лишь рыбаки, то теперь преобладали кораблестроители и мореходы. Довольно уютно чувствовали себя в Глудине гномы. Они управляли большими складами и владели кораблями. При этом, сами владельцы кораблей предпочитали оставаться на суше. А вот численность коренного населения — серебряных эльфы — сокращалось. Они не принимали участие ни в развитии порта, ни в строительстве города Диона. И хотя никто из людей и гномов не относился враждебно к эльфам, чужие нравы и чужое наречие делали своё дело — выдавливали эльфов на север.

Переселенцы принесли с собой расчёты в аденах, язык и законы Аденского королевства. И хотя местные серебряные эльфы попытались противиться этому, люди не обратили на них никакого внимания. Тогда эльфы написали коллективную жалобу и отправили её в столицу — Менегрот.

Аристократы Менегрота отреагировали как обычно — прислали вооружённый отряд наводить порядок, заставить людей и гномов соблюдать законы эльфов. Однако, власть над побережьем оказалось вернуть не так–то просто. Между людьми и эльфами начали происходить стычки, чего раньше никогда не случалось. Порой доходило до кровавой резни.

Мирные, безоружные жители Глудина оказывали сопротивление хорошо вооружённым эльфийским всадникам. И хотя люди превосходили эльфов численностью вести боевые действия они не могли.

— Надо просить подмоги у Адена, — обсуждали глудинцы между собой.

— Но как послать гонца? Эльфы перекрыли дороги от побережья до Адена?

— А морем? Под покровом ночи отправим корабль.

— Кто же сможет ночью незаметно вывести корабль в море?

— Есть такой человек! Азрубел Мореход!

* * *

Винга шла по песчаному берегу и морские волны ласково набегали на её босые ноги. Столько лет прошло с тех пор, как она впервые увидела море! Море… жизни без него она не помнила. Вернее, боялась и не желала вспоминать. Прошлое превратилось для неё в сказочную историю, которую Винга придумала для себя ещё в детстве. Историю, в которую никто, кроме неё самой, не верил, но, из сочувствия к горю девочки, никто и не высмеивал.

Однажды в детстве, Винга с подругами из соседних рыбацких хижин собирали цветные раковины на берегу.

— Я слышала в деревне судачат, что у тебя мама неродная! — заявила одна из девочек Винге.

— Это правда! — наполнились слезами серые глаза Винги. — Когда–то с мамой, папой и братьями мы жили в высоком замке и они называли меня принцессой. И вот, мы поехали в лес кататься. Мы с мамой ехали в красивой коляске, а братья верхом. Неожиданно из густого леса выехали чёрные всадники и напали на нас. Убили маму и братьев. От страха я закричала и превратилась в белую птицу. Вспорхнула над головами убийц и полетела в сторону солнца. Летела, пока не увидела море и солнце, тонущее в волнах. На берегу стояла женщина и приветливо махала мне рукой. Обессиленная я упала к её ногам и из птицы вновь вернулась в облик девочки. А моя приёмная мама взяла меня на руки и отнесла домой.

Услышав от Винги эту грустную историю дети побережья прозвали её Белой птицей.

Прошли годы. Повзрослевшая Винга вышла замуж за Азрубела, прозванного Мореходом за смелость и поиск новых маршрутов в море. Они знали друг друга с детства и когда он предложил ей стать его женой, она не раздумывая согласилась.

* * *

Убедившись в том, что вояк серебряных эльфов в глудинской бухте нет, поздней ночью Азрубел с небольшой командой тихо вывели свой корабль из гавани. Лишь отплыв далеко от берега они полностью развернули хлопающие на ветру паруса и вышли в открытое море. Пройдя мимо острова Болтунов, они обогнули материк с юга и, обнаружив широкое устье, вверх по течению реки дошли до Диона.

— Кто в городе главный? — спросил Азрубел у гнома, первого попавшегося на его пути.

— Главный архитектор? — не понял вопроса гном.

— Нет, главный вояка, — пояснил моряк.

— А! Об этом лучше спрашивать у рыцарей. У них казарма в центре города. Вы её сразу узнаете, — подсказал гном.

Пройдя по улице к центру города Азрубел решительно вошёл в здание.

— Здравствуйте, кто здесь главный? -- поинтересовался он у крепкого телом белокурого рыцаря, сидящего за столом.

— Допустим, я, — спокойно ответил рыцарь, внимательно рассматривая необычного посетителя.

— Я из Глудина, — перешёл к делу мореход. — Эльфы прислали вооружённый отряд к нам. Те бесчинствуют, убивают мирных жителей. Мне нужно в Аден, встретиться с королём.

— Почему именно с королём? — всё также лениво переспросил увалень.

— А кто ещё может отдать приказ об отправке войск к нам, в Глудин? — с вызовом ответил моряк.

— Пожалуй, никто, — согласился рыцарь. — Как вас зовут?

— Азрубел, — представился вояке мореход.

— А я — Рассел. Будем знакомы! — неожиданно резво встал из–за стола рыцарь Серебряного света и пожал собеседнику руку. — Поехали!

— Куда? — не сразу понял Азрубел.

— В Аден, конечно! Куда ж ещё! Надеюсь сумеешь отцепить якорь от седла и распустить коню паруса? — беззлобно хохотнул Рассел.

Они гнали коней во весь опор. В пути Рассел делал небольшие остановки, давая Азрубел передохнуть.

— Приедешь домой будешь хвастаться новыми мозолями! — по–солдафонски шутил Рассел. — Совсем не на морских местах! Бу–га–га!

На следующий день они въехали в ворота аденского замка.

— Доложите королю прибыли рыцари Серебряного света, — представился королевскому стражу Рассел. — Срочное сообщение!

Королевская стража не в первый раз сталкивалась с рыцарями этого ордена и знала, что по пустякам во дворце они не появляются. Довольно скоро придворный проводил вестников в кабинет короля.

— Добрый день! — поприветствовал вошедших король.

— Добрый день, Ваше Величество, — учтиво, но без заискивания, поклонился королю Рассел. — Прибыл посланник из Глудина, — показал рукой на моряка рыцарь. — Срочные и тревожные вести.

— Меня зовут Азрубел, Ваше Величество. Жители Глудина поручили мне встретиться с вами и просить защиты. Дело в том, что эльфы прислали вооружённые отряды. Те, навязывают свои порядки. Убивают мирных жителей. Мы сопротивляемся как можем, но у нас почти нет оружия и боевого опыта. — эмоционально обратился к королю посланник.

— Эльфийские всадники попытались вторгнуться и в Дион, — добавил Рассел. — Мы им этого не позволили и выдавили за пределы города. Однако, если прибудет ещё несколько отрядов эльфов, мы не сможем обеспечить безопасность строителей и жителей Диона.

— Эльфы, эльфы, эльфы! — в ярости вскочил король. — Проклятые эльфы! Лицемерно заявляют о мире, не прекращая военных провокаций. Хватит! Пора положить этому конец! Завтра же направляю боевой отряд на защиту Глудина. Бойцы поступят под командование магистра ордена Серебряного света.

На следующий день конный отряд уже мчался в Дион.

* * *

— Отряд всадников прибыл под ваше командование, — доложил Рассел магистру ордена. — Приказ короля — очистить Глудин от эльфов.

— Как вы добрались до Диона? — спросил магистр у Азрубела.

— Кораблём…, — немного растерянно ответил тот, не понимая, как ещё моряк может добраться куда бы то ни было. — Стоит на реке против Диона.

— Сделаем так! Разделимся и ударим с двух сторон. Половина отряда на корабле отправится в Глудин и начнёт действовать там. Дополните отряд ополчением из крепких моряков! Рассел, принимай командование! Я со второй половиной отряда, и городской милицией Диона, двинусь по суше. В первую очередь следует разблокировать дороги, что позволит нам объединить силы при необходимости стычки с крупными силами противника. А затем, мы выбьем эльфов из всех населённых пунктов между Дионом и бухтой Глудина.

* * *

— Как же хорошо вновь заняться любимым делом! — зевнул и потянулся Азрубел, сидя на ступенях своего дома.

— Развалиться и дремать на солнышке? — поддела мужа Винга.

— Ха–ха–ха! — в голос рассмеялся моряк шутке жены. — Да нет же! Спокойно выйти в море, не опасаясь за жизнь своих любимых. А быстро вояки короля выгнали эльфов с наших земель! Я даже не ожидал. Винга, а я ведь тебе даже не рассказал, как встречался с королём! Прискакали мы, значит, с Расселом в замок…

— Прямо на корабле прискакали? — продолжала подшучивать над мужем Винга.

— Ну, почему на корабле?! На корабле мы вошли по реке и приплыли к Диону,. Там, в городе, я познакомился с рыцарем Серебряного света. Забавный мужик этот Рассел! С вида увалень ленивый. А такой бойкий в делах! А уж как боевым топором машет! Сурово!

— Не отвлекайся!

— Ах, да!

Приехали в Аден. В замке Рассел приказал стражам доставить нам короля по срочному делу...

— И вам короля на блюдечке принесли? — смеялась над неумением мужа излагать по порядку Винга. — Пряными травками приправили?

— Ну что ты смеёшься? Не веришь? — обиделся Азрубел. — Король как услышал о нашем приезде, сразу все дела бросил и с нами встретился. Рассел, как и положено рыцарю, представил мне короля.

— Как выглядел король?

— Да обычно выглядел… Король как король! Невысокий, примерно мне по плечо. Волосы каштановые и глаза серые, как у тебя. В общем, ничего особенного в короле Орене!

— Орен? — удивлённо переспросила Винга. — А ещё кто–нибудь кроме него присутствовал? Элмор?

— Король один с нами беседовал. И ни о каком Элморе не упоминал. А кто это?

— Орен и Элмор — мои братья, — вздохнула Винга. — Значит Орен выжил после нападения эльфов, а Элмор нет…

— Братья? — в свою очередь остолбенел от удивления Азрубел. — Так ты правда…? А я думал это ты в детстве придумала.

Они помолчали и Азрубел спросил:

— И что теперь? Вернёшься? Повидаться съездишь?

— Нет, не вернусь! Судьбу не изменишь, книгу жизни не перепишешь! Куда я поеду?! Здесь ты и наши дети. Пусть дышат солёным морским ветром и не боятся чёрных всадников, способных ударить кинжалом в спину.

Неожиданно, над головами Винги и Азрубела пролетела крупная белая птица. Призывно прокричала и, распластав крылья, полетела над морем. Туда, где в конце каждого дня тонуло в морских волнах солнце.

Город Орен

В замке Адена король Орен собрал Военный совет. В качестве дипломата, имеющие долгие отношения с серебряными эльфами, присутствовал на совете маг Ардин.

— Прежде всего, хочу поблагодарить военных Адена за успешную операцию в округе Диона и в бухге Глудина, — начал свою речь король. — Эльфы силой понесли урон и выдавлены из наших поселений. Милорды, я собрал вас в целях выработки стратегии действий против серебряных эльфов. После окончания войны с орками они, как бешенные псы, нападают на Аденское королевство. Подлое убийство королей, нападение на наши города… Открытой войны пока нет, но и миром это не назвать нельзя. Я больше не верю в добрососедские отношения с серебряными эльфами! Эльфы, как и орки, — враги, которых сдерживает лишь сила. Давайте обсудим наиболее уязвимые места королевства и наметим первоочередные меры безопасности. Ардин, мой отец, король Дион, посвящал вас в планы развития королевства. Расскажите, пожалуйста, что он делал для развития королевства.

— Ваше Величество, король Дион прежде всего хотел закрепить за Аденским королевством крайнюю юго–западную точку материка — бухта Глудина и остров Болтунов, — поднялся со своего места Ардин и подошёл к висевшей на стене карте. — Путь, как видите, не близкий. Дорог в то время не существовало. По окрестностям бродили банды и стаи диких зверей. Для того, чтобы проложить дороги и обезопасить движение торговцев от Адена до острова Болтунов, король решил основать город, позже получивший его имя Дион. В городе расположился отряд рыцарей, охранявших дороги, склады и гостиницы для торговцев. По завершению стротельства Диона король предполагал проложить дороги и наладить тесные отношения с Глудио. Затем, в далёкой перспективе, от Адена дойти до побережья на юге, а от Диона продвинуться на север и определить чёткие границы с серебряными эльфами. Дело в том, что на сегодня таких границ нет. Именно поэтому, эльфы хозяйничают в наших землях, полагая их своими.

— С вашего позволения, Ваше Величество, следует в первую очередь укреплять западную границу Аденского королевства, — взял слово генерал Эдредин Терман. — Предлагаю построить укрепления вдоль всей границе с эльфами. В безлюдной местности вблизи дорог — деревянные формы. А населённые пункты — Дион, Глудио, Глудин — окружить крепостными стенами. Самое уязвимое и незащищённое место нашего королевства — северо–запад. Там следовало бы выстроить замок, либо очень крупную каменную крепость.

— Военный контингент замка или крепости нужно кормить, — засомневался королевский казначей. — Как доставить туда продовольствие и другие нужные для проживания вещи? Дорог нет.

— Как и в Дионе, поселить в округе замка фермеров, — пожал плечами генерал, не понимая в чём сложность.

— В Дионе у нас возле крепости город. Вернее, наоборот, но это сейчас не важно, — продолжил свою мысль казначей. — Казна королевства не выдержит строительство трёх городов — Диона, посёлка на острове Болтунов и ещё нового города на севере.

— Как мы отметили в начале нашего Военного совета, самую большую угрозу представляют серебряные эльфы, — вмешался в спор генерала и казначея король. — Давайте остановим финансирование на острове Болтунов. В военном плане в Дионе сосредоточимся лишь на крепостной стене вокруг города и крепости. Городские строения пусть достраивают сами горожане. Высвободившиеся финансы направим на возведение крупного замка на северо–западе и города при нём! Там поступим так же как и в Дионе. Возведём замок и крепостные стены вокруг будущего города. Постройками пусть занимаются горожане, а мы подключимся позже, после завершения военного строительства.

— Мудрое решение! — льстиво отметил королевский казначей.

— Ваше Величество, я готов отправиться в Шутгарт к гномам, — вновь поднялся Ардин. — Обсужу с ними строительство северного замка. Ведь нам понадобятся архитекторы и строители. Кроме того, попрошу от Вашего имени дать Аденскому королевству денег в долг? Они это называют кредит.

— Очень хорошо! Отправляйтесь! — согласился с предложением Ардина король.

— Для переговоров с гномами мне нужно знать примерное расположение города, — уточнил Ардин. — Генерал, что вы думаете по этому поводу?

— Со стратегической точки зрения замок следует построить здесь, — ткнул пальцем в карту генерал Эдредин Терман.

* * *

Ардин в сопровождении рыцарей Серебряного света въехал в Шутгарт. По сравнению с бурно развивающимся Аденом перестроенный истерлингами Шутгарт словно замер. В нём ничего не менялось. Казалось, даже прохожие не расходятся по домам, а так и застывают на ночь на улицах города.

— Ардин?! — радостно приветствовал старого знакомого гном Остри. — Какими судьбами? Наверняка по делу! Ты ведь просто так в гости ни за что не приедешь!

— Увы, Остри! — вздохнул и пожал плечами Ардин. — Ты прав! По делу! Помоги мне встретиться с главами гильдий. Есть крупный заказ!

— О! Крупный заказ! — засуетился Остри, не желая оставаться в стороне от потока денег. — Ардин, ты располагайся и отдыхай в моём доме. А я прямо сейчас отправляюсь на север в деревню гномов. Полагаю, завтра или, в крайнем случае, после завтра, главы гильдий прибудут в Шутгарт.

Насколько же сильно деньги меняют гномов! Уже к вечеру следующего дня обычно медлительный Остри доставил вальяжных глав гильдий в Шутгарт. Удивительно, что они успели переодеться, а не прискакали в ночных колпаках.

После крепких рукопожатий, бурных приветствий и незамысловатых шуток Ардини и главы гильдий расселить вокруг круглого обеденного стола.

— Друзья! Не буду тянуть и скрывать от вас цель моего визита, — начал Ардин. — В связи с напряжёнными отношениями с серебряными эльфами король останавливает финансирование работ в городе Дионе.

— Как же так! Ведь мы туда столько сил и денег вложили! — заволновались гномы. — Возвращать строителей? Ведь столько рабочих рук теперь там не потребуется.

— Город, а тем более ваши торговые склады, а также дороги будут усиленно охраняться, — успокоил гномов Ардин. — Так что торговым путям и вашей торговле никакого ущерба нанесено не будет. А вот строителей не только не придётся возвращать, а придётся направлять дополнительно.

— Как это? — недоумённо посмотрел на гостя через круглые очки Баланки Роллингрок.

— Король Орен собирается построить крупный замок и город не северо–западе королевства, — торжественно, словно сообщая большую тайну, сообщил Ардин. — Король уполномочил меня пригласить вас принять участие в строительстве. Ему срочно требуются военные архитекторы. Более того, король просит вас открыть кредитную линию в той части, которая касается оплаты услуг архитекторов и расчёты за материалы, поставляемые вашими гильдиями. Король надеется, что вы не откажете, учитывая, что Аденское королевство всегда платило по своим обязательствам.

— Отличное предложение! — расплылись довольными улыбками гномы. — Конечно, мы согласимся! Когда приступать?

— Сегодня! — улыбнулся Арнин. — Сразу после того, как мы с вами разопьём по паре кружек лучшего эля. За встречу и за новую сделку!

— За сделку! — вскочили со стульев гномы, увлекая Ардина в ближайший трактир.

* * *

Через несколько лет в северо–западной части Аденского королевства поднялся неприступный замок и окружённый стеной крупный город, получивший по традиции название Орен. Гномы, поднаторевшие в возведении Адена и Диона, с большой охотой за свой счёт строили большие красивые городские дома. Они знали, что потом с хорошей прибылью продадут их зажиточным горожанам.

Король Орен назначил в новый город своего наместника, который поселился в замке Орена. Там же, в замке, расположился крупный, хорошо вооружённый отряд, способный выдержать многомесячную осаду эльфов.

Сворачивание финансирования из королевской казны и уход гномов–архитекторов, сильно отразилась на Дионе. Горожане в меру своих возможностей достраивали дома и украшали улицы. Путешественник, впервые въезжающий в город, сразу ощущает провинциальность и некоторую незавершённость планировки города.