Королевство гномов

«Пора! Перворождённые уже идут по земле!», — подсказал внутренний голос. Гном проснулся, перевернулся на спину, открыл глаза и ничего не увидел. Кромешная тьма и тишина окружали его. Несмотря на совершенно незнакомое место, он точно знал, что нужно делать. Поднялся, потянулся, разминая затёкшее от долгого лежания тело, и уверенно затопал по совершенно тёмному подземному тоннелю.

Мир неожиданно распахнулся перед ним ночными запахами, звуками и непривычно слепящим светом луны. Гном глубоко вдохнул свежий морозный воздух и посмотрел по сторонам. «Горы! Великолепные, покрытые снегом, горы!», — восхитился он. — «Три высоких пика вздымаются к небу передо мной. Я уверен, мои соплеменники спят именно под этими великими горами».

Гном, медленно ступая по глубокому, похрустывающему на морозе, снегу, сошёл в долину. Туда, где загадочно поблёскивал рассекающий горный массив морской фьорд.

Осторожно, чтобы не свалиться, гном подошёл к сине–чёрной воде фьорда и заглянул в неё. Из зеркальной глубины на него смотрело бородатое отражение, над головой которого сверкала корона из семи звёзд. «Так вот ты какой — северный гном!», — довольно хмыкнул коренастый мужичок.

Гном зашагал к трём, привлекающим его внимание, горным вершинам, изредка покрикивая и оценивая эхо. И вот, в том месте, где эхо отозвалось звонким и многократным «Йо–йо–йо!», гном, сложив возле лица ладони рупором, зычным голосом прокричал:

— Эй, лежебоки! Выходите!

Из пещер, находившихся под каждой из трёх вершин, потягиваясь и растерянно озираясь вокруг, вылезли шесть гномов. Все как на подбор! Коренасты и широкоплечи — что говорило о большой силе и выносливости — с густыми волосами и бородами. Они потоптались, обмолвились между собой парой слов и зашагали к разбудившему их соплеменнику.

— Я — Дварин Длиннобород, — представился первый проснувшийся гном. — А вы кто такие?

— Азагал Огнебород, — назвал себя рыжебородый. — А моего толстозадого соседа по пещере зовут… Ну ладно, ладно, не толкай меня локтем в бок! Зовут Бомбур Широкобок.

— Бифур Жёсткобород, — гордо поднял подбородок следующий гном, показывая свою смешную, торчащую во все стороны как старая щётка, бороду. — А этот мужик с тяжёлым кулаком — Гамил Железнорук. Не надо к нему приставать по пьянке. Зашибёт!

— Бодруит Чернобород, — пробубнил чернобородый и добавил, ткнув пальцем в бок соседа. — А мой напарник — Глоин Камненог. Когда бежит, его сонная улитка обгонит. За элем его посылать не будем!

Познакомившиеся гномы хохотнули собственным непритязательным шуткам и пожали друг другу руки.

Из горной долины они отправились на запад, по пути к ним присоединялись другие гномы. В предгорье они разбили первые рудники, а на реке построили мельницу для измельчения руды. Именно поэтому, первое поселение гномов получило название Милтаун, городок Мельниц.

С годами рудники расширялись и уходили дальше и дальше, вслед за полезной породой. Места выработки гномы застроили жилыми домами. Через десятилетия Милтаун из маленькой наземной деревушки превратился в большой подземный город. Впрочем, Милтауном среди гномов его никто не называл, в разговоре употребляли более короткое слово Млан.

В южных предгорьях Горного Хребта вырос второй город гномов под названием Шутгарт. Как и Милтаун он из наземного поселения быстро превратился в подземный город.

* * *

Дварин Длиннобород — первый проснувшийся гном — пользовался большим уважением среди гномов и кланы без возражений признали его королём. Дварин мудро и рассудительно вёл дела королевства, разрешал споры между гномами и кланами.

Самый большой конфликт в королевстве гномов разгорелся примерно через сотню лет. И вызвала этот конфликт, как ни странно, деловая хватка и упорство гномов. Охочие до богатства, кланы бросились осваивать открывающиеся перед ними возможностями. Сначала все добывали руду, потом все ковали металл и изготавливали инструменты, потом дрались за заказы на строительство подземного города, все искали драгоценные камни и делали из них украшения. Ожесточённая конкуренция привела к ссорам, дракам, насилию, обману и подкупу. Кланы с оружием в руках выступали друг против друга, пытаясь захватить многообещающие месторождения. Всё чаще доходило до кровопролития и убийств.

Король Дварин собрал у себя во дворце лидеров кланов со словами:

— Хватит! Хватит проливать кровь! Война между собой — невыгодное занятие. Доходов никаких, одни расходы. Давайте, раз и навсегда, выработаем между собой правила игры. Разделим сферы влияния гильдий!

— Это что же? Я должен перестать добывать руду и отдать кому–то кузнечное дело? — возмутился Гамил Железнорук.

— Выбери одно дело! Либо добывай руду, либо делай инструмент! — ответил король.

Спорили гномы долго, не одну неделю, но, в конце концов, разделили между собой дела следующим образом. Черновласы занялись добычей руды и редких материалов. Им запрещалось изготавливать что–либо из добытого, закупкой и дальнейшей обработкой добытого занимались другие кланы. Железноруки — признанные кузнецы — сосредоточились на изготовлении сложный изделий из металла. Широкобоки — большие любители посидеть на лавке — стали банкирами. Камненоги, которые прекрасно обрабатывали камень, занялись строительством городов и обустройством шахт. Огнебороды — опытные и находчивые торговцы — занялись экспортом произведённых гномами товаров в другие земли. Жесткобороды занялись развитием торговых путей. Под видом торговцев золотом и драгоценностями они знакомились с лидерами и аристократами других племён, выведывая у них сведения о ценных ресурсах и угрозах деловым интересам гномов.

По примеру герба короля Дварина, на котором под серпом из семи звёзд располагалась корона над наковальней, кланы для своего дела придумали торговые знаки и названия. Черновласы назвали свою гильдию «Бронзовый Ключ», Железноруки — «Чёрная Наковальня», Широкобоки — «Железные Врата», Камненоги — «Серая Колонна», Огнебороды — «Золотое Колесо», Жесткобороды — «Серебряные Весы».

Мудрое решение Дварин привело к тому, что стихли междоусобицы, прекратились заказные убийства, жители города при встрече перестали опасаться встречных прохожих. С годами гномы с трудом могли вспомнить из какого они клана, но без запинки — хоть спроси среди ночи — отвечали из какой они гильдии. При желании, гном мог свободно перейти из одной гильдии в другую, и никто его за это не осуждал. Общество гномов с годами превратилось в огромную корпорацию взаимосвязанных деловых отделений, управлял которой король. От соперничества кланы перешли к сотрудничеству. Выигрыш одного клана позволял выиграть всем.

* * *

Торговцы гильдии «Серебряные Весы», вышедшие из Шутгарта, двигались на юг. Группа состояла из опытных следопытов и разведчиков. Опытные картографы они заносили места переправ через реки и болота, проходы в горах.

После многомесячного пути они подошли к лесу, сплошным зелёным морем простирающимся до горизонта. Едва они приблизились к деревьям, пара предупредительных стрел воткнулась прямо перед ногами.

— Кажется, нас заметили, — мрачно отметил один из гномов. — Не делайте резких движений!

Он медленно снял со спины большой рюкзак, вытащил отполированные до блеска медные побрякушки, и размахивая ими над головой закричал тем, кто в лесу:

— Эй! Мы — друзья! Мы пришли торговать!

Из леса навстречу кричащему торговцу вышли два рослых эльфа, которым гном едва доставал до плеча. Не опуская луков с наведёнными на непрошенных гостей стрелами, охотники подошли к ним. Гномы никогда раньше не видели эльфов, а эльфы — гномов. Они взаимно изучали друг друга. Обе стороны, не понимая языка друг друга, жестами и мимикой показывали дружелюбные намерения.

Охотники, только им известными лесными тропами, проводили гномов в свою деревню, укрывшуюся в тени огромного дерева с серебристой листвой. Гостям позволили остаться и предоставили одну из хижин.

Целыми днями гномы бродили по деревне эльфов, общаясь со всеми желающими. Эльфийская детвора, пробегая мимо, пыталась подёргать гостей за пышные усы и бороды. Конечно, взрослым мужикам это не нравилось, но после каждой такой выходки Вестри — старший в группе — вполголоса цедил сквозь зубы:

— Терпите! Улыбайтесь и кланяйтесь! Стройте из себя милых и добродушных.

Устанавливать дружеские отношения гномам очень помогала торговля. С собой в вместительных рюкзаках торговцы притащили множество мелких изделий из меди и железа. Они выменивали у эльфов эти безделушки на драгоценные камни, которые эльфы находили в своих лесах. К своему удивлению, гномы обнаружили, что эльфы совсем не ценят драгоценности, а используют их как обычные стекляшки для украшения одежды и своих домов.

— Отметь в записях! — распорядился Вестри своему помощнику. — Где–то в окрестностях этой деревни находятся залежи драгоценных камней. Местные аборигены собирают лишь то, что случайно оказалось на поверхности. Строить рудники они не умеют и цены на камни не знают.

Так, дружески балагуря и торгуя, через пару недель гномы уже довольно сносно изъяснялись на эльфийском языке и пытались отвечать на многочисленные вопросы обитателей деревни. В свою очередь эльфы никак не могли научиться языку гномов, хотя те, пытались их обучить.

— Вы, это, не очень–то учите их нашему языку, — потихоньку говорил торговцам Вестри. — Путайте их, намеренно усложняйте язык. Не нужно, чтобы они понимали то, о чём мы говорим. Так безопаснее, да и на переговорах позволяет тайно обменяться между собой мнением.

В разговоре гномы специально называли множество различных мест, в глубине души потешаясь тому, что эльфы не могут запомнить слова на незнакомом языке и все, что касается подземных построек называют по–эльфийски Ногрод.

Как–то однажды Вестри сообщил:

— Сегодня эльфы упомянули о своих соседях, племени зелёных эльфов. Следовало бы навестить их. Посмотрим что там, и нанесём на карту. Выходим завтра.

— Может у эльфов повозку попросим? Так надоело ноги топтать! — с досадой посмотрел на старшего гнома жесткобородый.

— Хорошо, пойду поговорю с вождём, — согласился Вестри. — Он вроде нормальный мужик!

Винвар — вождь племени серебряных эльфов — живо откликнулся на просьбу гостей, распорядился выделить повозку и сопровождающего, который покажет путь к соседям.

На следующий день гномов уже встречали в деревне зелёных эльфов. После обмена любезностями и мелкими подарками, гномы прошли по деревне, поговорили с жителями и засобирались обратно.

— Ничего интересного! Малочисленно и бедненько! — подытожил Вестри свои впечатления о зелёных эльфах. — Побывали, посмотрели, пора и честь знать! Возвращаемся!

Вернувшись в деревню серебряных эльфов гномы продолжили изучать их быт и язык. Вестри подружился с Винваром и много беседовал с ним. В отличие от своих соплеменников вождь оказался более смышлёным и настойчивым. Торговцы зауважали его за то, что он единственный из своего племени научился говорить на языке гномов.

Винвар расспрашивал торговцев об их родных землях, а гномы с удовольствием рассказывали о подземных городах Милтаун и Шутгарт, и при этом ни разу не обмолвились о действующих рудниках и о том, что там добывают.

Наслушавшись рассказов гномов, Винвар всерьёз заинтересовался постройкой подземного города.

— Когда вы собираетесь возвращаться домой в северные земли? — поинтересовался Винвар.

— Весной! Как только немного подсохнет, так и пойдём, — ответил Вестри и шутливо спросил. — Выгоняете? Надоели мы вам?

— Нет, не выгоняю! Живите, сколько хотите, — успокоил их эльф и пояснил. — Хотел бы отправиться с вами, если не возражаете. Хотелось бы своими глазами увидеть как устроен Милтаун.

— Мы что?! Мы не возражаем, — прикинулся простаком Вестри, соглашаясь взять с собой Винвара. — Готовьтесь! Путь неблизкий!

* * *

Весной гномы вместе с Винваром отправились на север. Двигались довольно быстро. Торговцы шли налегке, обменяв у эльфов все свои мелкие медные товары на драгоценные камни, и захватив с собой лишь карты и записи.

Через несколько недель делегация перешла мост через речку возле входа в Милтаун и подошла ко дворцу короля Дварина.

— Эй, Вестри! Ты вернулся! — воскликнул ленивый дворецкий у входа и удивлённо ткнул пальцем в эльфа. — А это что за чучело с тобой?

— Заткнись! И попридержи язык, Двалин! — прервал дворецкого Вестри. — Этот эльф понимает наш язык. Сделай вид, что у нас не любой горожанин может запросто ввалиться в гости к королю. Иди и доложи Дварину о нашем прибытии. А мы для вида подождём у двери.

— О как! — удивился дворецкий и с деловым видом нырнул в тёмные коридоры дворца.

— Дварин, вернулась группа Вестри, — сообщил дворецкий королю.

— Наконец–то! Где же они? Почему не заходят? — забросал дворецкого вопросами король.

— Стоят у входа, — загадочно проговорил Двалин, наблюдая за тем как воспримет его слова король. — Ждут, пока вы, Ваше Величество, соизволите разрешить им войти.

— Ждут? — недоумённо переспросил Дварин. — С каких это пор Вестри нужно моё разрешение?

— Они привели с собой долговязого эльфа, — перестал говорить загадками дворецкий. — Дипломатию и политес разводят.

— Так бы сразу и сказал! Приглашай!

Дворецкий вышел на крыльцо и обратился к ожидающему аудиенции короля Винвару:

— Его Величество король Дварин Длиннобород милостиво согласился на аудие́нцию. Входите! — сопроводил свои слова дворецкий широким гостеприимным жестом.

Винвар и Вестри вошли в комнату короля. Дварин поднялся им навстречу.

— Ваше Величество! — взял инициативу разговора на себя хитрый Вестри. — Разрешите вам представить величайшего короля эльфов Винвара! Если бы вы знали, каких усилий нам стоило уговорить его поехать с нами!

Желая приукрасить результаты обычного для гномов похода, Вестри ни словом не обмолвился о том, что в южных землях проживают и другие племена эльфов.

Король Дварин постарался произвести на своего гостя хорошее впечатление. Он радушно принял Винвара, разместил в лучших покоях дворца. Днями напролёт ходил с гостем по городу, показывая и рассказывая. Дварину льстило, что Винвар неплохо говорит на языке гномов. И языкового барьера между ними не ощущалось. До этого, гномы сталкивались лишь с племенем орков и те, никакого интереса ни к гномам, ни тем более к их языку не проявляли.

При всей своей открытости король Дварин не стал знакомить гостя со своей женой и сыном Двариным Первым, а также не касался в разговоре места расположения рудников.

В одном из разговоров Винвар высказал причину своего приезда в королевство гномов:

— Уважаемый король Дварин, — сообщил Винвар. — Я много слышал от торговцев о красоте Милтауна. Но то, что я увидел, превзошло все мои ожидания. До того, как приехать к вам, я сомневался, следует ли мне построить подобный город. Теперь я не сомневаюсь! Я воссоздам у себя нечто подобное.

Король Дварин попросил придворных пригласить во дворец мастеров–градостроителей гильдии «Серая Колонна». Когда те пришли, представил их эльфу:

— Король Винвар, это наши лучшие архитекторы. Они поедут с вами и помогут вам выстроить город. Обычно, мы берём очень дорогую плату за свою работу. Однако, я наслышан о том, как радушно вы приняли наших торговцев в своих землях! Как защищаете их от хищников и грабителей! Как помогаете строить склады и дороги! В знак нашей дружбы мастера будут работать на строительстве совершенно бесплатно.

Дварин внимательно смотрел в глаза короля Винвара, пытаясь увидеть, понял ли он, чего желают гномы. Ответ эльфа подтвердил, что эльф прекрасный дипломат и правильно уловил условия сделки.

— Дварин Длиннобород, — тем же тоном и в той же манере, ответил Винвар. — Рад знакомству с вами и началу нашей дружбы. Благодарю, что показали мне удивительный город Милтаун, который навсегда останется в моей памяти. Мастеров, которые поедут со мной, прошу принять в дар, а вовсе не в качестве оплаты, вот этот прекрасный жемчуг.

Эльф передал гномам небольшой кожаный мешочек, полный жемчужин. Гномы ахнули от восхищения! Большие ценители драгоценных камней они никогда не видели ничего подобного.

— А вам, на память о нашей встрече, хочу преподнести особый подарок, — продолжил Винвар и протянул Дварину жемчужину размером с голубиное яйцо, блеск которой напоминал звёздный свет на морской пене.

Поражённый невиданной красотой жемчужины, Дварин не мог оторвать от неё глаз.

— Я назову её Нимфелос! Она одна ценнее всего моего богатства! — воскликнул он, затем немного подумал и снял со стены висящий меч. — Вы столь благородны и щедры, что мне захотелось подарить вам нечто особенное. Возьмите этот меч, зовущийся На́рсил. Его выковал славный кузнец Телхар из куска железа, брошенного на землю богиней Мафрой.

В конце дня, когда Винвар пошёл отдыхать в свои покои, Дварин опять встретился с мастерами, отправляющимися с эльфом.

— Привезите с собой все чертежи подземного города эльфов, — приказал он. — Особенно подробно опишите укрепления и оборонительные сооружения. При проектировании, если получится, заложите тайные ходы, которые позволили бы нашим лазутчикам при необходимости незаметно пробраться в город. Это сейчас мы, вроде бы, дружим, а кто знает, что произойдёт через сотню лет?!

* * *

Архитекторы и строители Милтауна, прибывшие в королевство серебряных эльфов вместе с Винваром, принялись за строительство. Гномы нашли место возле скалистого холма, перед которым протекала река. Через реку возвели каменный мост, а в скале вырубили вход в поселение. Дальше шёл туннель, который разветвлялся целой сетью подземных коридоров, выводивших в просторную пещеру с постройками.

Эльфы приняли активное участие в строительстве. Они вырезали в камне колонны в виде деревьев, украшенные ветвями, листьями и, даже, каменными соловьями. Резные фигуры животных и птиц разбегались по стенам, взбирались по карнизам, выглядывали среди цветущих ветвей. Улицы подземного города освещали фонари. В городе били фонтаны. Дорожки покрывали разноцветные камни.

Эльфийские девушки заполнили дома ткаными завесами и гобеленами, на которых выткали сцены из жизни леса.

Подземный город эльфы назвали Менегрот, что по эльфийски означало Множество Пещер.

* * *

Как только мастера гильдии «Серая Колонна», посланные строить подземный город эльфов, вернулись в Милтаун, они встретились в королём..

— Дварин Длиннобород, — обратился к королю прибывший представитель гильдии, — вот чертежи города эльфов.

Гном развернул на столе короля рулоны пергамента с нанесёнными условными знаками.

— Укрепления расположены здесь, здесь и здесь, — тыкал пальцем на схеме гном. — По сравнению с укреплениями Милтауна у эльфов очень слабая оборона. Кроме того, вот здесь мы прорыли тайный ход. Даже если эльфы и обнаружат его — что маловероятно — они ничего не поймут. Ход ведёт в тупик. Однако, вот место на поверхности, далеко за городом, куда выводит этот тоннель. Гному на час работы киркой, и вход в тайный проход города будет открыт.

— Отличная работа! — похвалил король. — Оставьте карты и схемы здесь, в королевском архиве.

* * *

Спокойные времена прервала водная катастрофа. Пока богиня Ева пыталась усмирить мировые воды, центральную и южную части континента заливали ливни и вышедшие из русла реки. А на севере валил непрекращающийся снег. Сугробы поднялись выше гномьего роста.

Подземным жителям непогода не причинила бед, лишь временные неудобства. Города соединялись с рудниками и каменоломнями тоннелями, и гномы продолжали добывать необходимые ресурсы.

Богине Еве, наконец–то, удалось утихомирить водную стихию, небо прояснилось и гномы вышли из подземных городов. «Теперь заживём как прежде», — предполагали гномы. Однако, судьба не любит повторяться и устраивать жизнь по–прежнему.

Король Арнак создал королевство гигантов и призвал гномов, орков, эльфов и артеев на службу. Гномы искали любые предлоги, чтобы уклониться, но ослушаться призыва они не могли, поскольку гиганты считались Перворождёнными и законными правителями этого мира. Через несколько лет гномы нашли выгоды существования в тени гигантов.

Когда на смену королю гигантов Арнаку пришёл его преемник Ирманкас, Дварин Длиннобород созвал старейшин гильдий на королевский совет.

— Рад видеть вас всех в добром здравии! — поприветствовал король собравшихся за столом старейшин. — У гигантов сменился король, да и мы не сидели сложа руки. Давайте обсудим достижения гильдий и выработаем нашу дальнейшую политику. Киф Огнебород, пожалуй, начнём с вас.

— Спасибо, Дварин, за честь начать первым! — шутливо поблагодарил Киф и продолжил гораздо серьёзнее. — Гиганты нам поручили составить карты местностей. Первопроходцы гильдии «Бронзового Ключа» обошли почти весь континент и подготовили им такие карты. Мы настолько хорошо освоили картографию и навигацию, что гиганты в дальние поездки обязательно берут с собой гномов–проводников. Попутно, мы делаем карты, которые очень пригодятся гномам. Например, для торговцев есть карта с отметками поселений различных племён, дорогами, опасными для торговых караванов местами. Для добытчиков — карта с месторождениями руды и драгоценных камней.

— А что там на самом деле произошло с Кентарионом? — поинтересовался Дварин. — До меня какие только слухи не доходят.

— Хе–хе! — довольно хмыкнул Киф, покручивая рыжие усы. — Произошло вот что. Один наш путешественник по имени Кентарион исследовал восточные земли и забрёл в огромную пещеру, вероятно, логово дракона Антареса. Там он нашёл чешуйку этого самого дракона и сразу смекнул, что вещь редкая. С большим трудом Кентарион притащил найденную чешую в Милтаун и стал искать покупателя, который бы заинтересовался подобной редкостью. Слух со скоростью лесного пожара распространился по городу, обрастая невероятными подробностями. К чести Кентариона хочу сразу оговориться, что он ничего не выдумывал, а все небылицы сочинила молва. Рассказывали, что смелый Кентарион сразился с напавшим на него драконом и голыми руками вырвал из груди чудовища крепкую как броня чешую. Дальше больше. Позднее, рассказчики преподносили дело так, будто Кентарион по заказу некоего клиента спустился в логово дракона, сразился с ним, голыми руками разжал дракону пасть и отломил у него кончик переднего клыка.

— Да–да! Слышал эту версию! — рассмеялся Дварин, а за ним и другие присутствующие гномы.

— Слухи слухами, а из этого события мы извлекли пользу, — продолжил Киф. — Участникам гильдии «Бронзового Ключа» настолько понравилась пересказываемая гномами легенда, что мы превратили её в свой девиз: «Нашим клиентам мы достанем даже зуб дракона!». А кроме того, гильдия занялась добычей редких предметов. Оказалось, что есть коллекционеры, готовые за это платить приличные деньги.

— Очень интересная история, Киф! Локирин Широкобок, а чем порадуете вы? — продолжил расспрашивать своих советников король.

— Банкиры гильдии «Железные Врата» обслуживают финансы гигантов, — горделиво задрал свой нос Локирин. — Попутно, во всех крупных городах королевства гигантов открылись отделения банка гномов. Наши логистики тоже не сидели сложа руки. Мы построили товарные склады в поселениях королевства гигантов. Мои коллеги из других гильдий подтвердят, теперь торговцам есть где оставить товары на хранение.

— Да эти ваши склады стали сущей напастью! — в сердцах воскликнул Филаур из «Серой Колонны». — У нас народ бежит с рудников. Видите ли, захотели стать кладовщиками! А что? Работа не пыльная! Ясное дело, не рудник! Отпустил клиентов несколько раз в день и сиди, пей чай, играй в домино, режься в карты. Даже вздремнуть можно. Недаром же среди гномов появилась поговорка: «Кладовщик спит, зарплата идёт».

— А сами то! Сами! Вечно переманиваете народ на крупные стройки! — набросился на Филуара обидчивый Локирин. — Вот помните когда…

— Хватит, хватит, друзья! — успокоил разошедшихся старейшин король. — Не будем вспоминать старые обиды! Давайте послушаем о достижениях «Золотого Колеса»!

— А что «Золотое Колесо»?! Катится потихоньку, что ему станется?! — буркнул себе под нос старейшина Спирон, поглаживая заплетённую в косу бороду с вплетёнными в неё усами. — Открыли мастерские в городах гигантов, к аристократии поближе. Украшаем доспехи золотом, изысканными узорами и драгоценными камнями.

— Арин? — передал слово другому участнику король.

— Гордость гильдии «Чёрная Наковальня» — это, конечно, броня из митриля, — отозвался Арин Кердхаммер. — Удивительная прочность и лёгкость изделий! Гиганты этого не оценят! Сильны как стадо коней! Им латы хоть из чугуна лей, всё поднимут!

— А когда уже гномы будут кататься на собственных воздушных кораблях? — с ехидцей поинтересовался король Дварин.

— К сожалению, не так скоро как хотелось бы, — вздохнул Арин. — Строить воздушные корабли мы научились. Но у нас нет верфи настолько же прекрасной как верфи морских эльфов близ Альквалондэ. И ещё нам недоступна магия, поднимающая корабли в небо.

— Ваше слово, Филаур, — обратился король к последнему из принимавших участие гномов.

— А?! — встрепенулся задумавшийся о чём–то своём Филаур Камненог. — Ах, да! Архитекторы гильдии «Серая Колонна» перенимают мастерство гигантов на огромных стройках: столицы Гранд Пириона, летающего дворца Исагира, многочисленных зданий и сооружений. Постигаем секреты абсолютной геометрии и основы городского строительства.

— До меня доходят слухи, что вы построили нечто необычное в Шутгарте?

— Не совсем в Шутгарте, — уточнил Филаур. — В Арнарке, к юго–востоку от Шутгарта, мы построили летнюю резиденцию вашему наместнику провинции Шутгарт. Там он проводит жаркие летние месяцы. Среди высоких скал, сохраняющих прохладу даже в знойные дни, в целях безопасности лиц королевского двора проложен лабиринт. В центре лабиринта мы возвели пирамидальное здание. Стены которого образуют террасы с растениями и цветами. Со стороны это похоже на гору, заросшую зеленью и покрытую распустившимися цветами.

— Судя по вашим рассказам там очень красиво! — восхитился король. — Как только найду подходящий повод, обязательно навещу наместника, чтобы обсудить дела среди висячих садов летней резиденции. Красота красотой, а как развивается горнорудная промышленность — основа наших доходов?

— Наши архитекторы продолжают разрабатывать огромный район Горного хребта. Опираясь на технологии, полученные у гигантов, мы перестраиваем сеть горных тоннелей, в которых гильдия «Чёрная Наковальня» смонтировала железную дорогу. Руда и грузы из долины Горного Хребта безопасно доставляются в Милтаун. Торговцам больше нет необходимости двигаться по узким, заснеженным горным перевалам, на которых разбойничают орки и гоблины.

— Ну, что ж! — заканчивая королевский совет, подвёл итоги король Дварин. — Несмотря на то, что все мы восприняли призыв гигантов довольно кисло, оказалось, дела не так уж и плохи. Мы многому научились у них. А главное, в их тени мы проникли во многие сферы экономики континента.

* * *

В последние десятилетия гномам поступали крупные заказы на изготовление оружия. Гномы недоумевали, с кем собираются воевать гиганты? Ведь естественных врагов для них не существовало. Ни одно племя — даже воинственные и агрессивные орки — не отважилось бы напасть на гигантов.

И тут, совершенно неожиданно для гномов разразилась война гигантов с богами. Многие беды принесла она гномам. С горечью они узнали о гибели своих близких. В морской пучине сгинули верфи Альквалондэ, на которых трудились мастера–гномы. В городе гигантов Гранд Пирионе погибли замечательные банкиры, торговцы, ювелиры…

Катастрофа, вызванная гигантомахией, расколола не только материк, она смела все прежние устои общественной жизни. В объединённом королевстве все расы добровольно подчинялись гигантам. Богиня Эйнхасада объявила их Перворождёнными, и это давало им право управлять миром. Но кроме права, власть гигантов держалась на культуре, передовых знаниях и силе.

И вот гиганты исчезли, а с ними — права управления миром, культура, техника и охрана общественного порядка. Эльфы и орки принялись вводить свои законы. Но настоящей бедой для гномов–торговцев стали банды, разбойничающие на дорогах. Ко всему этому, по равнинам и лесам рыскали расплодившиеся хищники и мутанты, сбежавшие из разрушенных биологических лабораторий гигантов.

В мире действовал лишь один закон — «закон джунглей». Финансы и торговля гномов пришли в упадок. Разведчики из «Серебряных Весов» докладывали об участившихся нападениях на торговые караваны и склады гномов.

В эти неспокойные времена к Дварину Длиннобороду прискакал его давний друг — король серебряных эльфов.

— Винвар! Вот неожиданность! Какими судьбами? — обрадовался приятной и редкой в последнее время встрече король гномов.

— Король Дварин, срочно требуется помощь ваших кузнецов, — с порога перешёл к делу эльф. — Возле наших северных границ всё чаще хозяйничают разбойники. Кроме того, всё чаще и чаще наши разведчики доносят сведения о рыскающих отрадах орков на волках. Нам требуется оружие! Много хорошего оружия.

— Мой старый друг Винвар, без сомнения, мы поможем вам! — без колебаний согласился Дварин. — Поставки начнутся немедленно! Кузнецы Милтауна изготовят вам доспехи, шлемы, в том числе, крепчайшие митрилевые кольчуги. А рассчитаетесь за оружие потом, когда сможете.

— Ты, как всегда, щедр, Дварин! — улыбнулся Винвар.

— Отнюдь, не столько щедр, как рассчётлив и дальновиден! — отшутился Дварин. — Мы заинтересованы в том, чтобы хоть где–то в этом безумном мире оставался островок безопасности для нашей торговли. Винвар, поскольку деловую часть мы решили, останешься? Закатим пир, как в добрые времена нашего первого знакомства.

— Друг мой Дварин, всем сердцем я хотел бы остаться, но не могу, — вздохнул с сожалением эльф. — Ситуация тревожная, следует находится в королевстве. Но, обещаю тебе, как только всё успокоится, я навещу тебя со своими сыновьями. Хотелось бы познакомить их с твоим сыном, чтобы они продолжали нашу дружбу и деловое сотрудничество.

— Эх, жаль, что мы не за столом! Твои слова звучат как хороший тост, — ответил Дварин. — Возвращайся! Ты знаешь, в этом доме тебе всегда рады!

Следующим утром король серебряных эльфов отбыл в свои земли. Дварин махнул ему рукой на прощание, не предполагая, что это была его последняя встреча с Винваром — единственным другом из племени эльфов.