Маги Белой башни

Оглавление

Дом у озера Нарсил

Вечерело. Прохлада озера Нарсил гнала прочь дневной зной. Казалось, даже Солнце убегало от озёрного холода куда–то в тёплые края, притаившиеся за серыми верхушками еле различаемых на горизонте деревьев.

На ступеньках избушки, похожей на большую лодку вытащенную рыбаками на берег, сидел мальчик лет пяти. Он обнял обеими руками колени и, как заворожённый, смотрел на дорожку, сверкающую на поверхности озера, по которой солнце приглашало его за собой…

— Ардин, иди домой! Пора ужинать! — вернул мальчика из мечтательного путешествия за горизонт ласковый голос матери.

— Иду–у! — нехотя встал со ступенек мальчик и, словно прощаясь на ночь, долгим взглядом проводил уходящее в потусторонний мир багряное солнце.

После ужина мальчик забрался на колени отца, как все дети выискивая повод не идти спать.

— Па–а, а наш дом это лодка? На нём можно плавать по озеру? — придумывала вопросы наивная детская хитрость.

— Нет, наш дом это пристань. Другие дома уплывают, а наш остаётся на месте, — устроил поудобнее сына у себя на коленях отец.

— Куда уплывают?

— В город…, — отозвался отец. — Мы последние из тех, кто жил вместе с королём Атеном в этом месте. Впрочем, в те годы никто не называл его королём.

— А почему не уплыли мы?

— Мы с твоей мамой собирались поначалу. Сняли в городе дом, пожили в нём. Нам даже предлагали его купить по вполне приемлемой цене. Вот только оказалось, что не городские мы жители. Шум, суета, толпы, вонь… Нет! Нам нужна тишина, простор, ароматы леса и чистая свежесть озера. Вернулись в старый дом на озере и с тех пор не пожалели об этом ни разу! Это лучшее место на свете, и мы проживёт здесь до конца своей жизни.

— А я? Я тоже проживу в этом доме всю жизнь?

— Зачем же?! — рассмеялся отец и потрепал сына по волосам. — Тебе нужно посмотреть мир. Совершить подвиги. Найти подругу. Она–то и покажет тебе место, в котором ты решишь построить дом.

— Подвиги? А ты совершал подвиги? — оживился мальчик, схватившись за новую тему для разговора.

— Ой! Только не начинай! — с усмешкой косо глянула на мужа мать мальчика, уловившая в его словах тонкую иронию в свой адрес. — А то не остановишься до утра! А детям по ночам спать надо!

— Па–а–а, — подёргала за рубашку отца детская хитрость, желая услышать длинную, нескончаемую сказку.

— Мои родители — твои дед с бабкой — проживали в рыбацкой деревеньке в гавани Глудина. Наверное, от них я унаследовал любовь к морю и рыбалке. Сложно сказать из какого племени происходили они. В ту пору в гавань стекались люди разных кланов: Беора, Халадина, Мараха, Халеты… В юности я их не расспрашивал, а когда стало интересно, то и спросить некого — все умерли.

Однажды летом отец, как обычно, отправился на рыбалку, а я, почему–то, остался дома. Не помню уж почему. Сидел во дворе, занимался делами, а тут друзья: «Побежали в деревню! Гномы приехали, товары привезли!». Конечно, побежал с ними. Гномы приезжали редко и всегда привозили нечто невиданное, рассказывали нечто неслыханное. От торговцев мы и услышали о том, что в землях на востоке сильные и смелые воины в сияющих доспехах сражаются с неведомыми монстрами. Кто же из нас в молодости не мечтал стать героем?!

Мы, молодые дураки, сговорились и рванули на восток. Даже с родителями не попрощались. Знали, что не отпустят.

Пришли к озеру Нарсил. На северном берегу разыскали посёлок. Хижины, землянки, палатки… Даже дом короля Атена — ну да, тогда совсем ещё не короля — стоял на этом берегу.

Записались в отряды Атена. Ходили с ним в пещеры сражаться с младшими гигантами.

— С настоящими гигантами?! Такими, что головой касаются облаков? — распахнул от удивления глаза задремавший мальчик.

— Нет, нет! Не с такими! Мы сражались с другими гигантами. Они, конечно, гораздо крупнее людей, но до облаков им очень далеко.

— А мама тоже сражалась? — подлизалась к матери, которая в любую минуту могла отправить спать, детская хитрость.

— Да–а–а! — расхохотался отец. — Мама успешно сражалась… со мной. С первых же дней нашего знакомства она тонко намекала мне, что следует сменить профессию.

— А ты?

— А я? Всем нам приходится выбирать! Не знаю, что в будущем выберешь ты, а я между славой и любовью выбрал любовь, — с неожиданной для сурового с виду мужика теплотой в голосе проговорил отец и посмотрел на хлопочущую по дому жену.

— А дальше? — сквозь сон пробурчала не унимавшаяся детская хитрость.

— А дальше я стал рыбачить, мы построили крепкий бревенчатый дом, в котором и родился ты, — шёпотом договорил отец, поднял на руки уснувшего сына и понёс в кровать.

* * *

— Ардин, пойдём ловить кузнечиков! — позвали игравшего возле дома мальчика живущие на ферме по соседству братья, его ровесники.

— Иду! — с готовностью отозвался Ардин.

Мальчишки, радуясь предоставленной свободе, бегали по полю, порой плюхаясь на живот и приминая высокую густую траву. Обрывали головки разноцветных полевых цветов, подбрасывали их высоко над головой, хохоча на осыпающийся сверху разноцветный дождик цветных лепестков. Замерев, они наблюдали за стрекочущими в траве кузнечиками, ловили их и хихикали от щекотки, зажав кузнечика в кулаке.

— Смотри, что у меня есть! — позвал Ардина старший из соседских братьев и гордо вытащил из–за пояса штанов рогатку. — Сам делал! Из ветки орешника резал. Поохотимся?

Мальчишки притаились, изображая охотников. Старший подбирал мелкие округлые камешки и стрелял из рогатки. По качающимся головкам цветов, по порхающим бабочкам, по прыгающим кузнечикам. Младшие бегали за добычей или горячо обсуждали очередной промах.

— Вон, вон, крупная дичь! — зашептал старший, поднимая с земли камешек и закладывая его в кожеток рогатки. Головой он мотнул в сторону куста, на ветке которого сидел серый воробей и беззаботно чистил пёрышки. — Тссс!

Охотники затаились. Старший прищурил левый глаз, тщательно прицелился и выстрелил. Камешек точно попал в воробья и тот, оглушённый, свалился в траву. Младшие, как гончие псы, со всех ног бросились к кусту подбирать добычу.

— Вот он! Вот он! — подпрыгивал от радости старший брат, сжимая в кулаке подбитого воровья. — Сейчас отрежу ему крылья и повешу трофеи дома на стену.

— Не надо! — попросил Адрин, у которого внезапно что–то сжалось в груди. Ему вдруг стало нестерпимо жалко убитую птицу. — Отпусти его!

— Как же я его отпущу? Он же дохлый! — скривил гримасу державший мёртвую птицу мальчик.

— Какой бы он ни был, отпусти! — настойчиво повторил Ардин.

— Вот уж нет! — заявил владелец рогатки, сел на траву, вытащил маленький нож и с хрустом отрезал воробью крылья. Затем, растянув крыло во всю длину, стал вертеть его перед глазами на вытянутых руках, словно примеряя к воображаемой стене. — Тьфу, такие короткие! Да их над моей кроватью и видно не будет! — разочарованно пробубнил он. — В следующий раз подстрелю орла. Вот у него крылья так крылья!

— Хватит! Отдай! — с неожиданной яростью выкрикнул Ардин, подбегая к горе–охотнику.

— Да забери ты эту дрянь! Не очень–то и хотелось! — немного испугавшись бегущего к нему с перекошенным от злобы лицом Ардина, отступил живодёр и бросил крылья рядом с валяющимся в траве тельцем воробья.

Обычно спокойного Ардина словно подменили. Он прикладывал к воробью отрезанные крылья, надеясь, что они прирастут. Он дышал на птицу, словно ей не хватало воздуха. Тряс её, пытаясь разбудить. Затем, во всех ног мальчик понёсся на берег озера. Добежав до кромки воды, он положил птицу, наковырял мокрой глины и обмазал ею отрезанные крылья, чтобы они не отваливались. Окунув ладонь он с кончика пальца пытался попасть капелькой озёрной воды в полураскрытый клюв птицы. Ему казалось, она глотнёт, встрепенётся, сердито посмотрит на него и улетит. Ничего этого не произошло.

— Эй, чудак! Купаешь свою куклу? — раздался за спиной насмешливый голос. — Ну так искупайся сам!

Соседский мальчишка, убивший птицу, с силой толкнул в спину сидевшего на корточках Ардина. Тот потерял равновесие и плюхнулся в прохладную воду озера, растянувшись на животе.

— Не догонишь! Не догонишь! — убегая кричал сосед и корчил издевательские рожи.

— Далеко не убежишь! — в гневе выкрикнул Ардин и резко вытянул вперёд руку, словно пытался поймать обидчика.

С ладони Ардина слетели капли воды, убегающий мальчик споткнулся, не заметив под ногами торчащий корень засохшего дерева, с разбега упал и ударился головой об острый прибрежный камень. По песку медленно расплылось кровавое пятно.

В тот день судьба преподала юному Ардину жестокий урок. На всю жизнь он усвоил: мёртвых не вернуть, а словом можно убить.

Эльфийская школа магии

В рыбацкой избе мать с сыном с нетерпением ждали возвращения отца. Сегодня воскресенье, и он поехал в город продавать рыбу. В такие дни он обычно возвращался не только с деньгами, но и маленькими, порой забавными, подарками. Что он привезёт сегодня?

Стемнело. Наконец, заскрипела телега, застучали сапоги по ступеням крыльца и в дверь вошёл хозяин. Бросил сумку у двери и молча сел на лавку. Сын никогда ещё не видел отца таким серьёзным и задумчивым.

— Что случилось? — подошла жена и положила ему руки на плечи.

— Война! Король Атен отправляется на войну с орками, — тихо ответил он.

— Ох! — только и смогла вымолвить женщина, приложив ладонь к губам. — Ты ведь останешься? Ведь уже не молод!

Он поднял на неё глаза и она осеклась.

— С юношеских лет я сражался бок о бок Атеном. Как я могу его оставить? — то ли ей, то ли самому себе пояснил рыбак.

— А сын? Возьмёшь его с собой? — с ужасом, боясь услышать ответ, вздохнула женщина.

— Нет, с собой не возьму! Но и запрещать ему защищать родную землю не стану!

— Когда?

— Послезавтра утром в город. Формирование воинских частей. Затем, тренировочный лагерь недалеко от города. Когда выступаем в поход пока неизвестно.

— Я тебя до похода ещё увижу?

— Ну, конечно увидишь! Вот сформируем отряд. Новобранцев начнут учить обращаться с оружием. А я смогу дома ночевать, — попытался успокоить жену рыбак.

* * *

— Ну всё, сын! — хлопнул Ардина по плечу отец. — Пришли, вот и город! Я иду к месту сбора однополчан, а ты поступай как знаешь! Не деточка, восемнадцать уже!

Ардин постоял немного, взглядом провожая уходящего отца, а затем по заполненной горожанами улице стал пробираться к центральной площади. Там, судя по разговорам, рекруты нанимали в отряды прибывающих новобранцев.

— Хотел бы записаться в ваш отряд, — низким голосом, пытаясь казаться старше, обратился юноша к бородатому воину в рыцарских доспехах.

Рыцарь, ростом на голову выше юноши, посмотрел на него сверху вниз:

— Похвально! Нам смельчаки нужны. А лет–то тебе сколько?

— Двадцать! — не моргнув глазом, соврал Ардин.

— Угу! — кивнул рыцарь, усмехнувшись в усы. — А меч в руках держал?

— С детства! — продолжил врать юноша.

— Отлично! Покажи мне на что способен! Бери мой щит, мой меч и становись на изготовку. Будешь готов, нападай.

— А вы что ж, без оружия? — с сомнением посмотрел на рыцаря юноша.

— Ну, бой–то не настоящий! Надеюсь, ты не убьёшь меня до смерти? — добродушно проговорил рыцарь.

Ардин продел руку под ремни и с усилием поднял щит. Он не представлял себе насколько тяжёл, выкованный из металла и обитый изнутри кожей, щит рыцаря. Другой рукой юноша вытащил из деревянной стойки меч, поднял его и приставил в щиту, изобразив, по его мнению, боевую позу. Рука, державшая длинный меч, дрожала от напряжения.

— Вижу ты готов к бою! — смерил с головы до ног взглядом стоящего юношу старый вояка. — Начнём!

Рыцарь сделал быстрый, неожиданный для юноши, выпад вперёд и плечом с силой толкнул его в щит. Ардин отлетел, попятился и упал на солому, валяющуюся возле стойки с оружием. Щит металлическим одеялом накрыл его сверху.

— Вставай! — протянул руку лежащему на спине юноше рыцарь, помогая подняться. — Поставь оружие туда, где взял! — махнул он рукой в сторону стойки. — Хвалю тебя! Ты смел и решителен! Но этого мало в бою! Нужны крепкие кости и сила. Ведь это я тебя легонечко толкнул. Орки покрепче будут! Не обижайся! Но пока ты не готов служить ни в пехоте, ни в коннице. Парень, нам не нужны трупы! Нам нужна победа!

Огорчённый отказом Ардин потёр ладонью шишку на затылке. «Если б не солома, до крови бы разбил голову», — скривился от боли он. Левая рука саднила и красное пятно медленно, начиная от краёв, становилось фиолетовым. «Синяк в полруки. Надо же, как неудачно ударился о щит!», — вздохнул он.

— Сходи к южным воротам! Там набирают лучников, — посоветовал рыцарь. — Меткий глаз ценится в армии не менее твёрдой руки!

За южными воротами у внешней стороны городской стены стояли круглые деревянные мишени, покрашенные белым с нарисованными чёрными кругами. Чуть поодаль в стойке виднелись луки, а в открытых ящиках лежали стрелы.

Новобранцы подходили к стойке, выбирали лук и три стрелы. Отходили на исходную позицию, отмеченную белыми меловыми пятнами на траве. Большинство стрел попадало в мишень, пусть и не в «яблочно».

— Желаете вступить в наш отдельный стрелковый отряд? — подошёл к неуверенно мявшемуся с ноги на ногу Ардину мастер лучников.

— Хотелось бы! — не так уверенно, чем при разговоре с рыцарем, ответил юноша.

— Приходилось держать лук в руках?

— Да! — соврал юноша и покраснел.

— Тогда, покажите своё мастерство! — попросил лучник, жестом руки приглашая к мишеням.

Ардин вытащил из стойки первый попавшийся лук, взял, как положено, три стрелы и вышел к прочерченной песком черте, обозначающей дистанцию выстрела. Вложил стрелу, натянул тетиву и отпустил. Стрела пролетела метров пять и воткнулась в землю. Ардин растерянно посмотрел на лучника.

— Ничего, ничего.. Наверное, сорвалась, — приободрил юношу лучник. — Попробуй еще раз!

Ардин вложил другую стрелу. Проверил, что конец стрелы смотрит значительно выше, чем он целился в первый раз. Натянул тетиву и выстрелил. Вторая стрела пролетела немного дальше первой и, не долетев до мишени, воткнулась в землю.

— Может лучше в разведчики? Там основное оружие — плащ и кинжал, — с сочувствием посоветовал лучник.

Ардин положил лук и молча ушёл. Никто его не упрекал и не смеялся за спиной.

«Врать бесполезно! Оружие в руках рассказывает о тебе всё», — понял Ардин.

Он брёл переулками вдоль городской стены. Прохожие, на которых он натыкался, обзывали его сомнабулой, но он не замечал их. «Что я скажу отцу?», — мучала его одна и та же мысль. — «Что меня никуда не приняли? Это ж позор! Я ничего не умею! Все уйдут на войну, а я останусь, и на всю жизнь прослыву трусом. Невыносимо!».

Внезапно, Ардин остановился как вкопанный. Мрачные мысли мгновенно куда–то испарились, глаза широко раскрылись от удивления. Он увидел её. Рослую, на голову выше людей, стройную, с невероятно прямой осанкой. Она высокомерно и отстранённо поглядывала на суету чуждого ей города.

Раньше Ардин никогда не видел эльфов. Слышал о них, но рассказы походили на диковинные истории о дальних землях. Таких дальних, что и понять невозможно — существуют ли они на самом деле. А тут, столкнувшись с эльфийкой лицом к лицу он даже не понял, кто это. Он стоял и любовался её длинными ресницами, обрамляющими невероятной глубины голубые глаза, светившиеся строгостью и мудростью. Удивлялся необычной причёске искусно собранных конским хвостом на макушке волос.

— Желаете обучаться магии? — низким грудным голосом спросила она, старательно выговаривая слова непривычного для неё языка людей.

— Да…, — кивнул Ардин, даже не поняв о чём она его спросила. — То, что это чудесное создание заговорило именно с ним поразило его не менее, чем её вид. Её мелодичный голос показался ему загадочной песней, прозвучавшей в этой сказке наяву.

— Подойдите, пожалуйста, к Митраэлю! Он запишет вас, — плавным жестом руки показала эльфийка в сторону стоящего неподалёку серебряного эльфа в одежде священника.

Ардин, не смея оторвать глаз от эльфийки и, повинуясь более движению её ладони, чем словам, подошёл к эльфу.

— Как вас зовут? — спросил тот, кого эльфийка назвала Митраэлем.

— Ардин.

— Замечательно, Ардин, — вы приняты для обучения магии. — Собирайте вещи, в ближайшие дни отправляемся в путь.

— Куда отправляемся? — очнулся от сладкого сна юноша.

— В эльфийскую школу магии! — пояснил Митраэль. — К сожалению, здесь в Адене мы не сможем вас обучать.

— А как зовут...? — юноша замялся и посмотрел на эльфийку, не зная как её назвать.

— Её зовут Мариона. Она возглавляет школу магов, — ответил на незавершённый вопрос Ардина серебряный эльф.

* * *

— Мы торчим здесь уже целую неделю, а удалось набрать лишь двенадцать учеников, — злилась Мариона. — Меня, конечно, ничуть не огорчает то, что люди не желают изучать магию. Но хочется побыстрее выбраться из этого человейника.

— Традиции — это благо и проклятие любого общества, — флегматично ответил Митраэль. — Благо — потому, что заставляют придерживаться каких–то норм поведения. А проклятие — потому, что стереотипы, складывающиеся веками, слишком сложно ломать при осуществлении преобразований. Большинство юношей, собравшихся на войну, как их отцы и деды отдало предпочтение традиционному оружию — мечам, лукам, копьям. Впрочем, даже среди эльфов, поголовно владеющих магией, слишком мало тех, кто посвятил ей всю свою жизнь.

— Митраэль! Отдаю должное вашему тонкому намёку, — улыбнулась эльфийка. — Однако, как я вам уже неоднократно говорила, у меня нет никакого желания присоединяться к вашей церкви.

— Мариона, грядут сложные времена, — укоризненно посмотрел на эльфийку Митраэль. — Церковь — вторая после короля сила в королевстве. Её власть никто не оспаривает. Кроме того, священники сплочены, чего не скажешь о разрозненных и враждующих между собой аристократических семьях. Не хочу вас обидеть, но у дома Вэарона, к которому вы принадлежите по мужу, слишком много недоброжелателей. И вы знаете об этом!

— Митраэль, давайте останемся просто друзьями, — мягко попыталась прекратить разговор на неприятную ей тему Мариона. — Давайте сосредоточимся на поручении Маэдронда! Нам надо организовать школу магии, набрать туда первых попавшихся учеников и создать видимость добросовестного исполнения договорённостей с королём Атеном.

— Хорошо! Займёмся школой, — не стал настаивать Митраэль. — Но поверьте, после войны вы сами почувствуете необходимость в продолжении этого разговора. Со времени нашего знакомства я впечатлён вашим талантом организатора. Нашей церкви, впрочем, к чему лукавить, мне очень нужен такой сподвижник. И если, вдруг, надумаете, моя дверь всегда открыта для вас.

* * *

Двенадцать юношей, отобранных Марионой и Митраэлем в Адене, отправились в своё первое дальнее путешествие. Они весело шагали за повозкой, в которую сложили свои скромные узелки с вещами. Дорога не казалась им утомительной. Скорее наоборот. Вчерашние мальчишки, они воспринимали путевые трудности — переправы через реки, проходы через узкие ущелья, ночёвки под открытым небом — как новую занятную игру. Засыпая ночью возле костра, всё, что они хотели, так это чтобы побыстрее наступило завтра. Желанное завтра с новыми, забавными приключениями.

Довольно быстро будущие маги познакомились и подружились. Все они выросли в окрестностях Адена. У них нашлись общие знакомые, оказались близкие взгляды и интересы. Если порой и вспыхивали мелкие стычки, они быстро гасли в волнах ярких дорожных впечатлений.

— А что вас привело в эльфийскую школу магов? — поинтересовался однажды Ардин у новых приятелей.

— Ну как же! Увлекательное путешествие! — с восторгом откликнулся весёлый Айновант. — Интересно посмотреть другие королевства. Если честно, мы с родителями и в городе–то редко бывали, а в своей деревне мы с друзьями доходили лишь до ближайшего леса. Так бы всю жизнь и прожил на одном месте. А тут возможность посмотреть мир!

— У эльфов самая передовая цивилизация, — вмешался в разговор Белеф. — У них самые передовые технологии.

— А мне казалось, что самые передовые технологии у гномов, — осторожно возразил Ардин. — К тому же, нас не будут обучать технологиям. Нас посвятят в магию.

— Магия — та же технология. Только другая! — стоял на своём Белеф. — Главное, увидеть и понять, как всё это работает, а остальное мы придумаем сами.

— Десперион, а как вы оказались среди нас? — повернулся Ардин к флегматичному юноше, единственному из всех, предпочитавшему в дороге отмалчиваться. Долговязый, он казался старше своих лет и к нему никто не приставал.

— Меня привлекает тайна. То, что стоит за гранью познания и понимания, — тихо, и как бы нехотя буркнул Десперион.

Товарищи не поняли что он хотел сказать, но не стали расспрашивать, а быстро переключились на другие темы разговора.

* * *

— Море! Впереди вижу море! — закричал Айновант, показывая рукой на открывающуюся до горизонта сероголубую гладь. — Мы дошли до западного побережья!

— Откуда такие глубокие географические познания? — с издёвкой поддел однокурсника Белеф.

— Подсмотрел на карте у Митраэля, — честно признался Айновант. — А что?

— А ничего! Мы же будущие маги, а не географы! — выпалил Белеф.

— Но надо же знать хоть немного о том, где и что расположено! Вдруг понадобится, как ты будешь добираться? — удивился Айновант.

— А гномы–проводники на что? — самодовольно хмыкнул Белеф.

Айновант прибавил шагу, не желая начинать спор. Его манило море.

— По тропе, ведущей через рыбацкую деревню Глудин, спускайтесь в гавань и поднимайтесь на борт ожидающего корабля! — подсказал юношам Митраэль.

— А сколько дней мы будем находится в открытом море? — восторженно спросил Айновант, предвкушая долгое морское путешествие.

— Дней? — переспросил эльф. — Да что вы! Если внимательно присмотритесь, там у горизонта виднеется берег одинокого острова. Нам туда! Обойдём остров и через несколько часов причалим.

Корабль расправил паруса и отплыл от пристани, мягко набирая скорость на крепчающем морском ветре.

— А что это за остров? — поинтересовался Ардин, с удовольствием подставляя лицо морским брызгам, разлетающимся при встрече носа корабля со встречной морской волной. Почему–то вспомнилось, как однажды они с отцом в ветренную погоду рыбачили на острове Нарсил.

— Это остров Ба́лар. На нём жили морские эльфы, — пояснил Митраэль, прекрасно знавший эльфийскую историю. — Они добывали жемчуг в прибрежных водах, его тут довольно много. Говорят, на острове существовал голубой подземный храм, в котором морские эльфы совершали обряды в честь богини воды. Однако, во время войны гигантов с богами, когда раскололся континент, поднялась огромная волна. Она пронеслась через остров, смывая всё живое на своём пути. С тех пор остров необитаем.

Корабль причалил к старому, но вполне крепкому причалу с южной стороны острова.

— Выгружайте вещи и тащите их за мной вон к тому зданию! — скомандовала молчавшая во время морского пути Мариона. — Видите здание эльфийской библиотеки? Там вы будете жить и обучаться магии.

Возле здания прибывших ожидали две эльфийки, похожие друг на друга словно сёстры. Высокие и стройные. Обе в длинных белых платьях с салатовыми вставками из другой, отделочной ткани. Из–под высоких, салатово–белых, головных уборов ниже плеч спускались вьющиеся локоны светлых волос.

— Добрый день, Тирамиса и Сифа! — поприветствовали эльфиек Митраэль и Мариона. — Покажите пожалуйста юношам их комнаты и познакомьте с расположением комнат библиотеки. С завтрашнего дня они приступят к обучению.

* * *

Вечером Митраэль пригласил не видевших прежде моря учеников прогуляться. Эльф привёл их на самый край высокого скалистого берега, о который с шумом разбивались набегающие морские волны.

— Закройте глаза! — предложил стоящим лицом к морю юношам Митраэль. — Расставьте ноги пошире и почувствуйте непоколебимость камня. Ощутите на губах солёные брызги волн, подхватываемые ветром. Сделайте глубокий вдох, задержите дыхание насколько сможете, и уловите запах огненной лавы, тлеющей и застывающей в расселинах скал. Во всём этом магия: в камне, воде, воздухе и огне. Запомните этот момент! Вот так, с прикрытыми глазами, распахнутым бесхитростным сердцем и ясным умом и следует приближаться к великой тайне. Научитесь постигать и вы всё поймёте. Магия неизвестна людям не потому, что скрыта, а потому, что люди не хотят наблюдать и думать. Мы постараемся научить вас глядеть сквозь иллюзию видимого, скрывающую невидимое. Наблюдать разное, чтобы понять единое.

Митраэль ненадолго замолчал, давая возможность морскому ветру выдуть посторонние мысли, а холодным брызгам волн остудить горячие головы юношей.

— Магия повсюду, вся Природа пронизана магией, исходящей от богов, — продолжил тихим голосом эльф, заметив, что ученики готовы воспринимать услышанное. — Небесная магия непостижима для нас и подвластна лишь богам. Небесные ураганы один за другим проносятся над нашими головами и обрушиваются на планету, подобную крошечной лодочке в бушующем океане. Небесные волны катят дальше, основательно пропитав магией камни, воду, воздух и огонь. Маги способны уловить, познать и применять именно эту, земную магию. Они наблюдают за звёздами, чтобы предсказать Небесные штормы. Разыскивают минералы и изготавливают талисманы, удерживающие в камне магию. Постигают некромантию, чтобы отличить божественную, с искрой Небесной жизнь от бездушной нежити. У самого мага никакой магии нет, но есть чувства и разум! Если покориться Природе, наполненной Небесной магией, признать, что она неизмеримо больше, сильнее и мудрее нас, отнестись к ней с почтительностью и смирением, то Природа ответит взаимностью — позволит пользоваться своими силами. Главный секрет магии — в любви к Природе и постижении её мудрости. Без этого магов из вас не получатся.

— Почему именно любовь и разум, а не глупость с ненавистью? — приоткрыв один глаз и задорно улыбаясь, нарушил молчание Айновант.

— Потому что иначе судьба разнесёт вас вдребезги, — ответил эльф. — Заигрывая с магией, вы играете с молниями, с водяными омутами, с землетрясениями и ураганами. Одно неверное движение — и вас нет. Но страшнее смерти — сойти с ума или стать нежитью. Любовь — вот что может стать путеводной звездой, вот что придаёт жизни смысл. Только любовь убережёт от сумасшествия. Гибкий любящий ум позволит устоять там, где непреклонная глупость сломается под давлением обстоятельств.

— Ого! А при отборе вы не говорили, что маг — опасная профессия, — с наигранным испугом на лице продолжил подшучивать Айновант. — Пожалуйста, остановите планету, я сойду!

Митраэль улыбнулся. Ему нравился мальчишеский задор этих юношей.

— Нечего ждать милости от Природы! Мы покорим её и возьмём всё, что надо! — включился в разговор Белеф, обдумывая слова эльфа.

— Маг не пытается запугивать Природу, не пытается деспотично навязывать Природе свою волю, — мягко объяснил эльф. — Маг не предъявляет ей требований и не настаивает на своих желаниях. Маг при всём желании не может изменить Небесные законы, не может переделать Природу по своему усмотрению. Маг встраивается в божественный план мироздания и стремится сам подняться до Небес, вместо того, чтобы опустить богов до своего примитивного уровня. Маг — всего лишь маленький помощник богов, который в нужной ситуации видит в Природе направление движения божественных сил и пользуется этим.

— А обязательно становиться служителем бога, занимаясь магией? — глухо буркнул себе под нос Десперион.

— Нет, не обязательно, — покачал головой эльф. — Однако, все священники, в своей практике встречаясь с божественным, понимают что такое магия. Некоторые относятся к магии как к дару божьему, другие — как к ереси. Одни призывают пользоваться этим даром, другие — запрещают эти знания и противостоят магическим практикам. В одном эльфийском стихотворении есть такая строчка: «Уж если магом хочешь быть, то верить в бога ты обязан». Служить священником не обязательно. Обязательно другое — преданность своему делу. Без преданности, называемой любовью, вы не проникните в саму суть применения магии. Без уважения к великой тайне Небес, вы не решите проблему той маленькой тайны, называемой жизнью.

— А вы научите нас предсказывать будущее? — доверчиво подошёл поближе к эльфу Айновант.

— Нет, не научим! — неодобрительно покачал головой Митраэль. — Древняя как мир магия не имеет никакого отношения к предсказаниям будущего, гаданию, астрологии и нумерологии. Любопытствующие и жаждущие острых ощущений никогда не смогут добыть истину магии и разгадать древние секреты.

— А скоро мы начнём изучать эльфийский язык? — поинтересовался Белеф. -- Хотелось бы прочесть все учебники магии.

— Эльфийскому языку вы научитесь сами, если захотите. Благо, столько людей живёт среди серебряных эльфов и успешно общается с нами. А вот никаких учебников магии не существует. Книги касающиеся магии, конечно, существуют. Чего стоит манускрипт епископа Кириллиуса «О ереси»! Там, в частности, описано каким образом следует наказывать пойманных еретиков. Магов огня следует топить в старых колодцах, магов воды — сжигать на костре из гнилых брёвен, магов воздуха — побивать покрытыми мхом камнями, а магов земли — сбрасывать в бездонные пропасти. У вас слишком мало времени до начала войны, чтобы читать подобные глупости.

— Тогда, что же нам читать? — не унимался Белеф.

— Себя!

— Как это? — удивился Белеф.

— Практику магии невозможно записать, невозможно объяснить непосвящённому, поскольку магия скрыта в своей глубине. Чем толще завеса невежества, тем надёжнее скрыта магия. Магия проявляется живым существом, которое живёт и думает так же, как божественная Природа. Пропуская сквозь себя потоки магии, мы получаем возможность управлять этими потоками. Способности к магии Природа даёт всем своим творениям. А вот приобрести навыки раскрытия этих способностей она требует самостоятельно. Как говорил эльфийский мудрец Сократэль: «Я не знаю всего, что знаю». Или другими словами: «Ах, если бы я умел всё, на что способен!». За время вашего обучения мы попытаемся научить вас учиться, познавать себя. Разгадаете тайну собственной жизни, поймёте божественный замысел — значит познаете магию, станете великими магами.

— А если нет? — скривил грустную рожицу Айновант. — Что будет если не поймём?

— Останетесь обычными «человеками», двуногими без перьев, — отшутился Митраэль.

— А маги сами создают себе волшебные посохи? Или есть особые мастера? — поинтересовался Белеф.

— Дело не в предметах! Инструмент мага — он сам. Он сам себе волшебная палочка.

Своей жизнью он шлифует мастерство. Вы глубоко заблуждаетесь, если полагаете, что стоит надеть одежды из льняного полотна, начертить на земле круги и непонятные символы, а потом громко произнести некие таинственные, никому не понятные, фразы и вы уже маг! Всё это чепуха и к магии никакого отношения не имеет! Настоящие одежды мага сотканы не из ткани, а из безмолвия и спокойствия. Они скроены гармонией сознания и действия. Думаете если встать в круг и взывать к богам, то Небеса вас услышат? Боги оставят небесные занятия и бросятся исполнять ваши прихоти? Вряд ли! Исчезновение гигантов с лица земли преподнесло всем нам поучительный урок: не хотите неприятностей — не обращайтесь к богам!

— А как же заклинания и непонятные рисунки? — ничего не понял из того, что говорил эльф, Айновант. — Ведь эльфы пользуются ими!

— Заклинания и символы — лишь методы, которыми пользуются для управления магией. Повторять заклинания за другими бессмысленно. Каждый маг вырабатывает собственные заклинания. У вас другая конституция тела и духа, другие способности и навыки. Более того, вам придётся применять магию в других ситуациях, в другой местности, пронизанной другими потоками энергии. Если вам потребуется, вы создадите для себя другой ритуал, наполненный тайной именно вашей жизни.

— Заклинания и символы нужны чтобы настроиться на нужную волну магии, силу и точку приложения. Я правильно понял? — уточнил Белеф.

— Правильно, — подтвердил Митраэль. — Ведь в чём смысл заклинаний? В слове, порождающем колебания, подобно волнам моря или порывам ветра. Маг не тот, кто запомнил особые слова. А тот, кто словом привёл своё сознание в гармонию с Природой, кто настроился на голос одного из богов. В результате крошечная искра, высеченная магом, обрушивается потоком божественного пламени.

— А чем отличается белая магия от чёрной? — неожиданно спросил стоящий за спинами других юношей Десперион.

— Какая? — немного растерялся от неожиданного вопроса Митраэль. — Я ни о чём подобном вам не говорил.

— Ну как же?! Вы советовали прислушаться к голосам Небес. Значит, существуют и другие голоса, например, подземного мира. Призывали следовать по пути любви и согласия. И не отрицали, что существует путь ненависти и раздора. Да, вы не называли магию белой и чёрной! Но предельно ясно описали отличие одной от другой. Мы готовимся к войне. Своим врагам я не желаю добра, а всё, что они делают относительно меня признаю злом. На войне у меня нет другого пути, как стать чёрным магом. Магом, несущим смерть и разрушение. Вряд ли боевого мага можно назвать ожившей Природой. Вернее уж — умершими Небесами. Разница между белым и чёрным магами, такая же как между лекарем и палачом. Как по мне, подло нести смерть и при этом прикидываться лекарем. Гораздо честнее служить палачом и по возможности проявлять милосердие.

— Я не согласен с вами, — сухо ответил Митраэль. — Но не стану приводить свои возражения, иначе мы погрузимся в долгое, нудное и скучное для других обсуждение. Признаю, вы понимаете суть магии. И это прекрасно!

Митраэль повернулся к морю и сделал глубокой вдох:

— Хватит слов! Давайте ещё раз перед сном полюбуемся последними лучами заходящего солнца.

* * *

Годы, проведённые в школе эльфов пролетели для юношей из Адена быстро и незаметно. Каждый день нёс нечто неожиданное и интересное. Молодые маги открыли для себя другой мир, совершенно непохожий на тот, который они знали до прихода на побережье.

Эльфы–преподаватели вначале очень снисходительно относились к своим ученикам, полагая, что ничего не получится. Однако, заметив первые успехи заразились от своих учеников энтузиазмом и молодым задором. Школа превратилась в творческую лабораторию. Эльфы перестали менторским тоном читать людям лекции и нотации. Вместе они экспериментировали и находили новое, наблюдали известное с разных точек зрения. Учителя старались понять, какая стихия больше подойдёт людям. Начали они с демонстрации магии воды. Довольно быстро, к своему удивлению, эльфы–преподаватели обнаружили, что у людей универсальные способности к управлению любым видом магии. Отличие людей от эльфов заключалось в том, что людям приходилось прилагать больше усилий, чтобы приобрести навыки владения своими способностями. Но, при достаточном усердии люди быстро учились. Там, где у эльфов на изучение уходили годы, людям требовались месяцы.

Ардин ежедневно искал поводы оказаться рядом с Марионой. Она привыкла, что у неё всегда есть под рукой помощник, который броситься выполнять любое её поручение. Он никогда не говорил ей о своих чувствах, а она полагала, что его усердие это просто желание услужить ей. Его влюблённость она воспринимала не более, чем преданность домашнего пса.

Айнованту магия давалась в большим трудом. За годы он овладел лишь начальными умениями, которые другие ученики с лёгкостью применяли уже после первых месяцев обучения. Но друзья восхищались Айновантом за то, что тот помнил мельчайшие подробности расписания занятий. Не задумываясь он подсказывал кто, где, когда и чем должен заниматься и что для этого надо взять с собой.

Белеф с головой погрузился в инструментальную сторону магии. Он изучал посохи магов. Расспрашивал о волшебных палочках, магических свойствах талисманов и драгоценных камней. С удивлением он узнал, что строения древних гигантов возводились не где и как попало, а связывались с ландшафтной магией. Мастерил, конструировал, строил…

Для Деспериона постижение магии стало одержимостью, смыслом его жизни. Он хотел знать о магии всё, проникнуть в тайну её происхождения, понять связь магии и жизни. Десперион не давал себе покоя ни днём ни ночью. Порой не не спал неделями, доводя себя до изнеможения.

— Такими темпами ты всего за пару столетий постигнешь весь опыт, который эльфы накапливали тысячелетиями, — однажды пошутил Митраэль, удивляясь работоспособностью ученика.

— Не постигну! Люди столько не живут! — мрачно огрызнулся Десперион на шутку эльфа.

* * *

— Война! — принёс в эльфийскую школу краткую весть примчавшийся гонец.

Это короткое слово обрушило яркую и беззаботную жизнь учеников. Конец дневным экспериментам и ночным спорам до утра. Одно слово вернуло юношей с небес мечтаний на землю повседневных забот. Жизнь разделилась на вчера и завтра. Вчера осталось в приятных воспоминаниях, а завтра им предстояло отправиться в место сбора армии аденского королевства. Всего одно слово превратило улыбчивых юношей в суровых мужчин.

«Следовало бы с ней попрощаться», — говорил себе Ардин. — «Вдруг случится так, что мы больше не увидимся! Война не выбирает. Нет, не хочу думать об этом! Скажу ей о своих чувствах во что бы то ни стало!».

Мариону, как организатора эльфийской школы, захлестнула волна дел. Но эта волна разбилась о твёрдость характера эльфийки. Спокойно и рассудительно стоя посреди лагеря, поворачивая голову то направо, то налево она чётко отдавала распоряжения подбегавшим и убегавшим от неё эльфам. И при этом, продолжала беседу с офицером, прибывшим из штаба командующего Маэдронда.

Заметив своего помощника и не дав ему открыть рта, Мариона обратилась к нему:

— Ардин, очень хорошо, что вы здесь! Пожалуйста, проверьте, что все студенты освободили комнаты и не забыли в них свои вещи. Повозка для ваших узлов стоит у дороги.

Ардин по многолетней привычке повернулся и отправился выполнять просьбу Марионы. В течение дня он ещё несколько раз подходил к ней, но поговорить с ней наедине так и не получилось. Как только корабль ткнулся носом в песок гавани Глудин, она ускакала в военный лагерь серебряных эльфов, а он поплёлся за трясущейся по ухабам повозкой в леса под стены Риона.

Магия войны

На закате дня молодые маги эльфийской школы прибыли в расположение аденской армии. Побродив по лагерю из–за путанных объяснений солдат, они, наконец, нашли штабную палатку.

— Пожалуйста, пригласите кого–нибудь из главных военачальников, — попросил штабного гвардейца Айновант.

— Слушаю! — предельно лаконично, выразив одним словом и приветствие и вопрос, обратился к магам вышедший им навстречу генерал Эдредин Терман.

— Мы подразделение боевых магов, — представился Айновант. — Где нам разместиться и кто наш командир?

— Ах, да! — вспомнил Эдредин давний разговор с королём Атеном о подготовке совершенно нового оружия. Он окинул взглядом юношей без доспехов, в обычной одежде, с посохами странной формы в руках. — Насколько я понимаю, вы способны поражать цель на расстоянии с помощью оружия в руках, без дополнительных инженерных сооружений? — произнёс генерал, не столько желая получить ответ от магов, сколько размышляя вслух о том, в какой бы отряд отправить этих бойцов.

— В общем да! — подтвердил Ардин.

— Направляю вас в отряд лучников! — приказал генерал. — Передайте капитану Оливеру Куину — пусть выработает тактику применения боевой магии!

— Да, милорд! — подражая солдатам, ответил за всех Айновант.

Найти расположение лучников оказалось настолько же сложной задачкой, как и поиски штаба. Армия находилась в непрерывном движении. Прибывали новые отряды, а по мере того, как генеральный штаб вырабатывал тактику, отряды перемещались с одного места на другое, готовясь к штурму Риона. Кто находится по соседству не могли объяснить ни рядовые, ни офицеры.

Лучников маги случайно обнаружили на краю леса. Они уже соорудили землянки и шалаши, а теперь по приказу капитана сколачивали грубые стойки, прикрепляя к ним в качестве мишени потрескавшийся поперечный срез рассохшегося старого дерева.

— Настоящий лучник не прекращает тренироваться ни на минуту! — шептались между собой собирающие мишени молодые солдаты, корча смешные рожи и передразнивая своего зануду–капитана.

— Капитан Куин, по приказу генерала Эдредина Термана, подразделение боевых магов прибыло под ваше командование, — доложил Айновант, которому нравилось изображать из себя заправского военного.

— Подразделение чего? — переспросил капитан, не отводя глаз от работающих лучников.

— Не чего, а кого! Подразделение боевых магов, — довольно грубо повторил Десперион.

Капитан вздрогнул от подобной дерзости, повернул голову и презрительно окинул с ног до головы новобранцев.

— Да что они там в штабе думают! — возмутился увиденным он. — Вот только ярмарочных фокусников мне не хватало! Да в моём отряде триста лучников. Лучших из лучших! А тут… А, ладно! Посидите в тылу, будете надувать щёки и выдувать огонь изо рта.

— Не подпалить бы бутафорским потоком огня чью–то задницу ненароком! — ехидно усмехнулся Белеф.

— Что?! Желаете продемонстрировать на что вы способны в бою? Не хотел вас позорить, сами напросились! — взвизгнул вышедший из себя капитан и замахал руками молодым лучникам у стоек, приказывая отойти в сторону. — Прошу! Попытайтесь попасть в любую из мишеней!

— Отсюда далековато, — сквозь зубы процедил Десперион. — Стихии нестабильны, могу солдат задеть случайно.

— Да хоть вплотную подойдите! — брызжа слюной заорал ему в лицо капитан.

Мрачный Десперион сделал пару шагов вперёд и резким движением выбросил обе руки, крепко сжимающие посох, вперёд. По посоху пробежала искра, быстро увеличиваясь в размерах. Крупный огненный шар сорвался с изогнутого металлического наконечника и плавно вращаясь покатился в воздухе. Ударившись о стойку центральной мишени, шар взорвался, рассыпавшись языками пламени. Когда рассеялся чёрный дым и осели клубы пепла и пыли, взору капитана предстала выжженная поляна, на которой догорали куски деревянных мишеней.

— Вроде попал? — с издёвкой буркнул Десперион капитану.

— А?! — только и смог выдавить из себя выпучивший от удивления глаза Оливер Куин.

— Капитан, сколько нужно лучников, чтобы одновременно поразить десять мишеней? — прокомментировал происходящее Айновант. — Полагаю, не менее десяти.

— Продолжим показательные выступления? — сквозь зубы выдавил Десперион, окидывая взглядом ближайшие окрестности. Его взгляд остановился на одинокой старой сосне.

Десперион произнёс короткое заклинание. Маленькая голубая молния мелькнула на кончике посоха и ударила в ствол сосны. Раздался треск, сосна переломилась пополам и упала уткнувшись вершиной в землю.

— Капитан, а сколько нужно лучников, чтобы повторить этот «базарный трюк» и переломить вековую сосну? — наигранно наивно спросил Айновант. — Триста хватит?

— Откуда же я знал о ваших возможностях?! — растерянно промямлил униженный капитан, искоса бросая взгляд на хохочущих лучников, которым за годы подготовки изрядно надоела его спесь. — Вы зачислены в отряд! Идите устраивайтесь!

Весть о магах, проучивших заносчивого капитана, быстро облетела лагерь лучников. Их сразу приняли за своих, пожимали руки, дружески хлопали по плечу, ухохатывались изображая рожу Оливера Куина. Нашлись общие знакомые, появились новые друзья.

* * *

Войска аденского королевства стояли на исходных позициях, готовые выдвинуться на поле боя. Бойцы, пытаясь снять нарастающее нервное напряжение, болтали о, казалось бы, незначительных вещах.

— А капитан Оливер Куин своё дело знает! — с одобрением отозвался о командире Айновант. — Лучники втихую посмеиваются над ним, но уважают. Он опытный командир, не раз в боях доказавший своё право возглавлять отряд.

— Да! Мне понравился его скрупулезный подход, — согласился с другом Белеф. — Каждый день он заставлял нас поражать мишени на разных расстояниях, чтобы точно определить диапазон ударной мощи магии. Я и сам стал ясно видеть, какие цели могу достать, а какие мне недоступны.

— Помните, генерал поручил Куину разработать тактику применения магии? — включился в разговор Десперион. — Оказалось неспроста! Капитан действительно блестящий тактик. Обычно, лучники работали по дальним целям, очень редко по средним, и практически никогда по ближним. Куин разместил наше подразделение в центре отряда. Тем самым мы перекрываем в бою среднюю и ближнюю дистанции.

— А для меня очень полезным оказался опыт совместных действий, — поделился своими впечатлениями о пребывании в тренировочном лагере лучников Ардин. — В эльфийской школе мы действовали самостоятельно и не пытались сочетать и объединять заклинания. В одиночку маг оперирует лишь с одной стихией. А вместе мы способны призвать двенадцать стихий!

— А эльфы утверждали, что их всего четыре! — шутливо поправил Ардина Айновант.

— Эльфы ошибались! — с угрюмым, как обычно, выражением лица вставил Десперион. Маги внимательно посмотрели на него, чтобы понять шутит он или говорит серьёзно — Просто об остальных они ничего не знают.

— А мы что? Знаем? — недоверчиво рассмеялся Айновант.

— Мы об этом догадываемся! А это уже половина дела! — многозначительно поднял указательный палец кверху Десперион, что означало, что он всё–таки шутит.

Вдалеке звонко зазвучала труба. Сигнал эхом прокатился по множеству отрядов, стоящих в лесу.

— За мной! На позицию! — громко скомандовал капитан Оливер Куин.

Лучники и маги быстрым шагом, порой переходящим в бег, двинулись под стены Риона.

— Неужели идём на штурм крепости? — тяжело дыша от бега спрашивали друг друга бойцы.

На приличном расстоянии от Риона лучники повернули, распределились и встали позади рядов пехоты.

— Лучникам приготовиться! Магам ждать! — скомандовал капитан.

В просветы между щитами впереди стоящих пехотинцев маги видели, как на равнине под стенами Риона идёт бой между орками и серебряными эльфами. Сломив сопротивление эльфов уруки на волках развернулись, выстроились клином и понеслись на людей. Они кричали и размахивали топорами, пытаясь запугать, заставить дрогнуть и разбежаться стоящих перед ними воинов, но видели перед собой лишь спокойные глаза и ощетинившуюся копьями стену щитов.

— Лучники, дальняя дистанция! — скомандовал капитан, взмахнув рукой.

Облако стрел дугой пронеслось над головами впереди стоящих пехотинцев и обрушилось на скачущих уруков. — Дальняя, дальняя, дальняя! — повторял капитан, а лучники в сумасшедшем темпе повторяли и повторяли залпы.

Уруки приблизились. Стали видны их распахнутые в боевом кличе клыкастые пасти.

— Пехота, разомкнись! Маги, средняя и ближняя дистанция! — скомандовал капитан Куин.

Пехотинцы, стоящие перед магами, разошлись в стороны. Маги сделали шаг вперёд и забубнили заклинания.

Шары пламени и голубые молнии обрушились на приближающихся уруков. Огненный шквал смял передние ряды наступающих и выбил всадников из сёдел. Волки взвыли от страха перед пламенем и заметались, сбивая тех, кто ещё держался в седле, и разрывая когтистыми лапами упавших. На месиво первых наскочили задние ряды уруков, втаптывая в грязь и заваливая телами раненых. Бушующее пламя окутал чёрный дым, ветер доносил вонь палёной шерсти и жжёного мяса.

Уруки разделились, отскочили в сторону, пытаясь обойти с флангов стоящую перед ними стену щитов.

— Маги, прекратить огонь! Пехота, сомкнуться! — скомандовал капитан.

К бою подключилась конница и другие отряды, добивая обгоревших и израненных уруков. К вечеру боевые действия под стенами крепости Рион прекратились.

* * *

Мерцающая свеча отбрасывала на стену землянки две размытые тени. Фигуры склонились над картой, лежащей на низком столе.

— Пусть наш разговор останется тайной! — тихо, опасаясь как бы кто не подслушал, предупредил гном Остри. — Это тайна короля Атена.

— Несомненно! Я никому не скажу о нашей встрече, — подтвердил Ардин, очень удивившийся, когда к нему днём, словно случайно, подошёл Остри и пригласил зайти в гости поздним вечером.

— Нам поручено совершить диверсию в Рионе. Орки, после разгрома эльфов, слишком самоуверенны, — продолжил гном. — Они сидят за высокими стенами крепости и полагают, что они в безопасности. Идти на штурм города в таких условиях нельзя. Предварительно нужно пугнуть орков, посеять в их душах неуверенность и растерянность. Смерть должна пройтись по улицам города и собрать свой скорбный урожай.

— Почему вы советуетесь со мной? Ведь у меня никакого боевого опыта, тем более в диверсиях, — прямо спросил Ардин.

— Видите ли, Ардин, гномы не владеют магией. Увы, не дано! Но это совершенно не означает, что мы не понимаем что это такое и как оно работает. Ведь гномы испокон веков жили бок о бок с гигантами и эльфами, — пояснил Остри.

— А почему вы пригласили именно меня? Ведь Белеф и Десперион владеют магией значительно лучше меня. Их магия мощнее и сокрушительнее.

— Открою вам маленькую тайну. Ведь это я посоветовал королю научить людей магии. С первых дней, как только эльфы начали отбор в школу магов, я присматривался ко всем ученикам. Вы правы! У Белефа и Деспериона магия мощнее. Однако, они обуреваемы страстями, чего совершенно нет у вас. Вы не стремитесь к богатству, славе и власти. Вы спокойны и рассудительны. Идеальные сочетания характера для королевского советника!

— Насколько я помню, это вы, а не я, королевский советник, — улыбнулся неожиданным комплиментам со стороны гнома Ардин.

— Уверен, когда–нибудь им станете. А пока, тренируйтесь на мне! — улыбнулся в ответ Остри.

— Хорошо! Как в диверсии задействована магия? — вернулся к теме разговора Ардин.

— Идея в том, чтобы поджечь казарму. Если огонь быстро распространится, то среди орков будут погибшие, — стал излагать свой план Остри. — Но как доставить в крепость бочки с зажигательной смесью или ящики с бомбами? Не одну бомбу или бочку, а значительное количество! Большой пожар требует большой подготовки. Гораздо проще протащить сквозь стены пару магов, обладающих огненной магией.

— А как маги попадут в город?

— Не скажу! — решительно отказался отвечать гном. — Узнаете в своё время. Ваша задача — подумать о том, кто из магов будет участвовать в операции, а также какую магию использовать, чтобы причинить наибольший ущерб оркам. Времени у вас до рассвета. Приходите утром и мы обсудим подробности вылазки.

* * *

— Белеф, Деспарион, проснитесь! Есть разговор, — тряс за плечи крепко спавших товарищей Ардин.

— Ой, Ардин, дай поспать! Утром поговорим, — отмахнулся сонный Белеф.

— Приказ короля, — шепнул на ухо Белефу Ардин.

— Да? — мгновенно проснулся Белеф. — Так бы сразу и сказал! Уже наступаем?

— Нет, пока не наступаем. Пойдёмте, сведения не для чужих ушей, — махнул рукой Ардин, приглашая друзей за собой.

Они вышли из палатки, в которой спали другие маги и подошли к тлеющим углям догорающего костра.

— Присядем здесь, тут никого, — предложил Ардин и кратко изложил суть дела. — Приказ короля. Нас доставят в Рион. Там мы должны устроить пожар. Чем крупнее, тем лучше.

— Как доставят? — поинтересовался Белеф. — Голубиной почтой?

— Это не наша забота! Нам нужно придумать, как поджечь каменную казарму орков, — ушёл от ответа, которого и сам не знал, Ардин.

— Камень сам по себе не горит, — категорично заявил Белеф, обиженный тем, что Ардин не ответил на его вопрос.

— При пожаре горит не само здание, а то, что внутри — деревянная мебель, ткани, жидкости…, — вмешался в перепалку Десперион, не столько ради того, чтобы пояснить Белефу, сколько для того, чтобы перевести разговор в конструктивное русло. — Вот если облить здание чем–нибудь горючим… Впрочем, стоп! Нам нужно сжечь склад или вывести из строя солдат?

— Вывести из строя солдат, — подтвердил Ардин.

— Тогда, следует сосредоточиться именно на орках. Отчего гибнут при пожаре живые существа? От ожогов и удушья. Пламя, дым и отсутствие воздуха — вот на что будет направлена наша магия! Если окружить казарму огнём, а помещения заполнить дымом, то у орков выбор окажется ограничен. Либо задохнуться от дыма, либо выскочить из помещения и поджариться в огне.

— Хм… А ведь это вполне осуществимо! — кивнул в знак согласия Деспериону Ардин. — Сколько нужно для этого магов?

— Будь дом небольшой, я бы и один справился, — ответил Десперион. — Предполагаю, что казарма большая. Тогда нужно два мага. Один займётся огнём, другой дымом.

— А если задействовать всех магов? — спросил Ардин.

— Зачем? Там что, казарма размером с город? — фыркнул Десперион.

— Спалить весь город…, — повторил за ним Ардин.

— Вот это мне нравится! — воскликнул Белеф у которого загорелись глаза от возможности устроить нечто грандиозное. — Окружим город огненным кольцом!

До рассвета маги обсуждали подробности применения магии: кому, какие заклинания и в каком порядке применять.

— Ну, я пошёл! — поднялся Ардин. — Меня уже ждут с докладом.

* * *

— Доброе утро! Присаживайся! — поприветствовал вошедшего Ардина гном Остри и жестом пригласил его к столу. Он налил в чашку горячий ароматный напиток и поставил перед гостем. — Вкус может сначала покажется непривычным, но очень бодрит! — пояснил гном. — Что надумали?

— Поджечь весь город, — ответил Ардин, мелкими глотками отпивая из чашки.

— Весь город?! — полагая, что ослышался, переспросил Остри и откинулся на спинку стула.

— Если двенадцать магов окажутся на стенах, мы сожжём весь город, — повторил Ардин. — Ваша секретная «голубиная почта» сможет доставить нас туда?

— Сможет! — уверенно ответил Остри. — Что нужно ещё?

— Магов поставим сюда, сюда и сюда, — показал на схеме Риона пальцем Ардин. — Во время магического действа, желательно, чтобы магов никто не отвлекал. Очень сложно одновременно отбиваться от орков и творить заклинания. Ошибка одного из магов обречёт задумку на неудачу.

— Охрану обеспечим! — опять утвердительно кивнул Остри. — Что ещё?

— Вроде всё, — пожал плечами Ардин, ставя на стол пустую чашку. — Прекрасный напиток! Усталость как рукой сняло!

— Бабушка научила! Высушенные травы и коренья, — довольно покрутил усы Остри, продолжая обдумывать услышанное. — А вы уверены, что получится?

— Даже если не получится так, как мы задумали, вы получите вместо одного пожара двенадцать! — ответил Ардин.

— Ну что ж! Готовьтесь! Мы заканчиваем подготовку. Операцию начнём в ближайшие пару дней, — предупредил Остри.

* * *

Вечерело. Солнце, похожее на догорающий костёр, погружалось за горизонт, оставляя позади себя кроваво–красные облака.

— Все здесь? Выдвигаемся? — поинтересовался Остри, одетый в зелёные одежды с воткнутыми и торчащими в разные стороны ветками.

— Встретил бы вас в лесу, принял бы за лешего! — усмехнулся маскировочному наряду гнома Белеф, — А я как? Похож на навозную кучу?

— Нет, не похож! Воняешь слабо! — как обычно мрачно пошутил Десперион.

— Не беспокойся! Просидев целый день в засаде, завоняю так, что у орков на стенах крепости глаза заслезятся, — хмыкнул Белеф.

— Мы готовы! — подтвердил гному Ардин.

— Подойдите поближе! Слушайте! — подозвал магов Остри. — Как стемнеет мы медленно и незаметно подползём под стены крепости. Там спрячьтесь и замаскируйтесь получше. На рассвете — никакого движения и звуков! Затаитесь и ждите сигнала!

— В город пойдём днем? — удивился нетерпеливый Айновант.

— Сложно сказать! Разведчики в крепости будут действовать по обстоятельствам. Может днём, может ночью, — неопределённо пожал плечами гном. — Ну, раз готовы, в путь! Да поможет нам богиня Мафра!

Маги разделились на две группы и в сумерках направились к крепости. Сначала они шли в полный рост, медленно переступая и стараясь не шуметь. Затем двигались согнувшись, а порой и на четвереньках. Перед самыми стенами они медленно ползли.

Ардин нашёл куст, росший над небольшим углублением в земле. Подлез поближе к корням и прикрылся ветвями. Ждать пришлось долго. Рассвело. Солнце в зените неумолимо палило. «Мне повезло! А вот ребята в открытом поле, наверное, чувствуют себя как на сковородке», — думал Ардин. — «И правда завоняешь как навозная куча!», — улыбнулся краем губ он, вспомнив грубую шутку Деспериона.

От жары пересохли губы и невыносимо хотелось пить. Тяжёлую голову тянуло к земле, налившиеся свинцом веки закрывались. «Не спать! Не спать!», — словно заклинание твердил себе Ардин, беззвучно шевеля потрескавшимися губами. Он трогал языком капельки крови, выступавшие из трещин губ, и убеждался, что бодрствует.

Вечер принёс долгожданную прохладу. Ждать стало немного легче. «Где же они? Почему нет сигнала? Неужели не получилось?!», — били в виски тревожные обрывки мыслей.

И вот издалека раздался резкий свист. «Сигнал!», — скомандовал разум, но затёкшее за день тело не пошевелилось, всё еще не веря. Ардин заметил как впереди рванул к воротам города долговязый силуэт Деспериона. Тяжёлое, мутное состояние как рукой сняло. Ардин поймал себя на том, что уже изо всех сил тоже бежит к воротам, едва успевая хватать ртом воздух.

— Группа Ардина — направо, Деспериона — налево! — командовал стоящий перед открытыми воротами крепости Остри. — Бегите следом за штурмовиками! Не отставать!

Ардин глянул на стену и увидел стоящего там рослого бойца. У его ног валялись орки, охранявшие ворота.

— Быстрей! — махнул рукой боец и побежал вдоль стены.

Ардин и пять магов рванули за ним.

— Первый, второй, третий, четвёртый, пятый! — кричал Ардин, указывая магам места на стене.

«Вот и моё!» — скомандовал внутренний голос. Ардин глубоко вздохнул, стараясь привести дыхание в нормальный ритм и успокоиться. Двумя руками он крепко сжал посох, ухватив его за самый край и выставив далеко вперёд, словно пытался достать центр города. Глухим, каким–то чужим и незнакомым голосом произнёс заклинание. На наконечнике посоха сверкнула маленькая звезда. Слева от Ардина тут же появилась такая же звёздочка Деспериона, а через несколько секунд вдалеке, на противоположном конце города мелькнули звёзды Белефа и Айнованта. Лучи созвездия образовали квадрат, зависший над городом. Звёзды ещё четырёх магов проткнули ночную тьму и квадрат объединился в восьмиугольник. Последняя четвёрка магов раздробила фигуру на двенадцатиугольник.

Маги запели заклинания, непрерывно, одно за другим. Тонкие, едва заметные лучи, соединяющие звёзды, превратились в пламя. Порывы магического ветра подхватили это пламя, сорвали с посохов и принялись раскручивать, превращая в огненное кольцо.

Огромное кольцо огня обрушилось вниз. Полыхнули дома. Медленно и неумолимо вверх от земли поднималась стена огня. Ветры заклинаний раскручивали огонь быстрее и быстрее. И вот уже не кольцо, а огненный ураган бушевал вокруг города.

— Пожар! Пожар! — кричали жители Риона, стягиваясь от окраин к центру города.

Разгорающееся пламя поднималось к небу с жадностью пожирая воздух. От дыма и гари горожане падали без сознания. Началась паника. Упавших затаптывали насмерть. Слабых и беззащитных калечили в давке. Те, кто первым прибежал на центральную площадь, оказались в ловушке без малейшего шанса спастись.

Задыхаясь и обгорая орки прорывались сквозь стену пламени, стремясь как можно быстрее уйти за пределы города…

— Уходим! Передайте по цепи, уходим! — кричал стоящий в ворот Остри, размахивая руками.

Маги, покашливая от едкого дыма, со всех ног бежали в сторону лагеря аденской армии. В спину им тяжело дышали штурмовики, прикрывавшие отход. Позади пылал неприступный Рион.

* * *

— Ваше Величество, разрешите представить вам одного из героев нападения на Рион! Знакомьтесь, его зовут Ардин. Первый маг расы людей, прекрасный организатор, — рассыпался в похвалах гном Остри.

— Очень приятно! — кивнул Ардину в знак приветствия король Атен. — Пожалуйста, располагайтесь! Поделитесь, чему вы научились у эльфов и как этот опыт пригодится в делах королевства.

— Ваше Величество, Остри сильно преувеличил, представляя меня, — присел на предложенный стул в штабной палатке Ардин. — Подготовку прошли двенадцать магов. И остальные владеют магией ничуть не хуже меня. Я бы сказал, некоторые — даже лучше.

— Вот видите! Он не только смел, решителен и умён. Он ещё и скромен! — перебил Ардина гном.

Король благосклонно улыбнулся замечаниям Остри. Он прекрасно понимал, что эту встречу с Атеном гном устроил неспроста. Остри всегда руководствовался какими–то далеко идущими планами. Пока политика гномов шла на пользу Аденскому королевству и Атен позволял гномам проталкивать свои интересы.

— В эльфийской школе магов нам достались прекрасные учителя, — продолжил Атен и его глаза погрустнели от воспоминаний о Марионе. — Они погрузили нас в самую суть магии, помогли понять свой путь.

— В чём состоит этот путь? — поинтересовался король.

— Видите ли, у эльфов и людей различный подход к применению боевой магии. Эльфы используют магию для того, чтобы усилить обычное оружие — увеличить дальность и точность стрельбы из лука, повысить мощь меча, установить дополнительный щит. Мы же применяем чистую магию — пламя в виде огненных шаров, плазму молний, воздух как порывы ветра. У эльфов бойцы универсальны, они могут себе позволить тренироваться столетиями. Людям приходится специализироваться. Уж очень короток жизненный срок.

— Ах вот как! — несколько удивлённо поднял брови король.

— Ваше Величество! Перед нами открываются такие возможности! — снова перебил Ардина гном. — Вот например, чтобы поджечь только одно здание нам, гномам, пришлось бы тащить кучу бочек с зажигательной смесью, да ещё ящики с бомбами! А вам, людям, достаточно привести всего одного мага, такого выдающегося как Ардин, и он подобно огнедышащему дракону способен изрыгать неисчерпаемый поток пламени.

— Хотел бы обратить внимание на то, что использование магов в столкновении армий на поле боя не лучшая тактика, — высказал своё мнение Ардин. — Боевые маги — не разновидность лучников! Это совсем другие войска! И для этих, новый войск, следует выработать новую тактику и стратегию.

— Хм… Подумаю над этим! — коснулся пальцем края губ Атен. — Однако, пока новой тактики нет, на время военной кампании против орков будем довольствоваться имеющейся, старой тактикой. Не возражаете?

— Согласен, Ваше Величество, — не стал возражать Ардин. — Я только хотел точнее ответить на ваш первый вопрос о возможностях магии.

— Разговор очень интересный, но, к сожалению, вынужден прерваться, — извинился перед Ардином король, давая понять, что аудиенция окончена. — Остри, сейчас начнётся военный совет. Обсудим наступление на Ланск.

* * *

— Эх, дали бы мне ещё пару деньков! Я бы научил дохлого рионского волка рычать и вилять хвостом, — сетовал изрядно выпивший гном Талли.

—- Жаль, что меня не пригласили! — поддразнивал гнома подвыпивший Белеф. — Волк бы красными глазами моргал.

— Да что ты можешь?! Ты ещё не родился, а я уже строил каменные дома! — усомнился словам человека гном.

— Я сконструировал устройство из тысячи деталей! — гордо ткнул себя пальцем в грудь нетрезвый Белеф.

— Да я такое делал ещё в молодости!

— А я в детстве! Мне и пяти лет тогда не исполнилось!

— Да всем известно! Гномы обдумывают свои первые проекты ещё в утробе матери! — выпалил острый на язык Талли.

Весёлая кампания, люди и гномы, дружно расхохоталась, слушая добродушную перепалку.

— Выпьем за боевое братство! Мы славно поработали в Рионе! Будет о чём вспомнить в старости! — поднял пивную кружку размером с голову гном. — Правда, Белеф?

— Правда, друг мой Талли! — поднял в ответ наполненную кружку юноша. — Но я всё равно устрою что–нибудь настолько грандиозное, что ты удивишься!

Руки сидевших за длинным столом дружно рванулись вверх, высокие кружки сошлись и глухо чокнулись, разбросав по сторонам клоки пивной пены. Раздалось жадное чмоканье из–под мокрых усов и глубокое бульканье крупными глотками. Дружный залп, осушивший пивные кружки, скрепил боевую дружбу, возникшую в пламени пылающего Риона.

Заклятые друзья

«Ланск пал. Король орков Азогрик мёртв, а остатки войск орков заперты на плато Бессмертия. Война окончена», — размышлял Ардин, щурясь неярким лучам осеннего солнца. — «Как жить дальше? Вернуться в родительский дом на озере и применять магию на рыбалке?», — ухмыльнулся невесёлым мыслям он. — «Продолжить обучение в эльфийской школе магии? Но как к этому отнесутся эльфы? Мариона… Я так и не попрощался с ней, не сказал многого… Может навестить?».

Ардин неуверенно подошёл к штабной палатке и остановился в нерешительности. «Попросить аудиенции короля? Какой бы повод встречи с эльфами придумать?».

— Не знал, что меня ожидают, — раздался за спиной Ардина голос короля, возвращавшегося с утренней прогулки.

— Доброе утро, Ваше Величество! — выпалил Ардин, не зная с чего начать беседу.

— Помню, помню! Обещал закончить наш разговор, начатый под стенами Риона, — Входите! Самое время!

Ардин вошёл в палатку вслед за королём и остановился, ожидая когда Атен первым продолжит общение.

— Нас познакомил Остри, но у меня такое ощущение, что я видел вас раньше, — пытался вспомнить король, внимательно рассматривая лицо бородатого молодого человека в широком коричневом плаще с капюшоном.

— Мой отец сражался под вашим командованием в пещерах младших гигантов. Говорят, я очень похож на него, — предположил Ардин.

— Отец? — переспросил король. — Надо же! Второе поколение веду в бой! Неужели я такой старый? Двадцать лет промелькнули будто несколько дней!

Ардин промолчал, не зная что на это сказать. Опыта ведения придворных светских бесед ему явно не хватало.

— Итак, в каком направлении вы предлагаете развивать магию в мирное время? — перешёл к близкой Ардину теме король.

— В эльфийской школе магии нас обучали в очень сжатые сроки и, если честно, мы владеем лишь основами, — пояснил молодой маг. — Хотелось бы перенять больше эльфийского опыта.

— Хм… не знаю, согласятся ли эльфы обучать вас дальше…, — пожал плечами король. — Конечно, я спрошу при случае. Однако, предполагаю, подобная встреча произойдёт не скоро.

— А что если я побываю у них? — набравшись смелости предложил Ардин.

— Почему бы и нет! — согласился король. — Наше общение с эльфами будет перегружено политикой. Вы же будете общаться со старыми знакомыми и, как никто другой, сможете понять их настроение. Кто пойдёт с вами?

— С вашего позволения, я отправлюсь один, — отказался от попутчиков Ардин.

— Поступайте как сочтёте нужным, — не стал возражать король. — Вам виднее! Вернётесь в Аден, пожалуйста, загляните ко мне во дворец. Мне очень важно узнать обо всём, что происходит у эльфов.

— Да, Ваше Величество!

* * *

— Стой! Иначе в твоей голове станет одной дырой больше, — раздался из–за дерева свирепый голос дозорного серебряных эльфов. — Как у тебя вообще хватило наглости прийти сюда, человек?

— Я маг, ученик эльфийской школы, — поднял руки, показывая что не вооружён, остановившийся на дороге Ардин. — Мне нужно увидеть Мариону. Так получилось, что я не успел попрощаться с ней.

— Попрощаться с Марионой? — с некоторым замешательством в голосе переспросил эльф. — Хм… Иди по тропе к бело–серой палатке, второй справа. И никаких резких движений. Помни, ты у меня на прицеле, стреляю без предупреждения.

Маг в широком коричневом плаще подошёл к палатке и остановился, не решаясь войти. «Сейчас я увижу её!», — учащённо забилось в груди его сердце. — «Что ей скажу? Как начну разговор?».

— Разрешите войти? — наконец, набравшись смелости, произнёс он.

После долгой паузы изнутри отозвался хмурый мужской голос:

— Да!

Ардин вошёл и не сразу рассмотрел в углу палатки силуэт. Кто–то сидел, упёршись локтями в колени и обхватив голову руками.

— Добрый день! Простите за беспокойство! Мог бы я увидеться с Марионой? — спросил вошедший.

Эльф, не отрывая от подбородка рук, приподнял голову и долгим взглядом посмотрел на гостя.

— А! Ты мальчик, которого она учила магии, — бесстрастно, словно во сне, произнёс он. — Увидеться? Поздно! Она ушла…

— А куда?

— Подскажет кто, где обитают души?! // На Небесах? Иль в мире под землей? — грустно продекламировал Магол строфу из эльфийской поэмы.

— Не станете возражать, если я подожду её, — не понял поэтический образ эльфа пришедший гость. — Когда она вернётся?

— Вернётся?! Никогда! — вздохнул эльф. — Истерлинги убили её. Я молил богиню Селену и та забрала Мариону в свой мир. Где этот мир знали лишь древние гиганты, жившие там во времена потопа и каким–то образом нашедшие дорогу обратно.

«Мариона мертва!», — ударила кровь в голову Ардину. — «И этот эльф — её муж — так спокойно говорит об этом?!». Ревность сжала горло и перехватила дыхание. «О, истерлинги! Почему вы убили её, а не это ничтожество?! Ах! Если бы я сопровождал её, такого бы не произошло!». Дикая ненависть к Маголу вспыхнула в груди. Хотелось унизить этого, как казалось Ардину, бесчувственного гада. Хотелось оскорбить и довести до бешенства.

В это время в палатку вошёл Маэдронд, желая проведать скорбящего брата.

— Кто это? — с неприязнью в голосе спросил он, наткнувшись на человека.

— Один из мальчиков Марионы, — безразлично ответил Магол.

— Лазутчик Атена? — презрительно произнёс Маэдронд. — Пришёл выведывать, вынюхивать, высматривать как ударить нам в спину? Или будешь жалобно скулить о том, что армия Атена разгромлена и на эльфов наступают орки?

— Армия Атена победила! — в свою очередь вызывающе заявил Ардин. — Победила в одиночку, так и не дождавшись эльфов, которые трусливо, как зайцы, бежали с поля боя. Орки заперты на плато Бессмертия и сдались, заключили с людьми мир.

— Никто не смеет называть нас трусами! — побелел Маэдронд, резко распахнув дверь палатки. — Атен ответит за эти слова! Магол, по коням!

* * *

Ардин сделал глубокий вдох, чтобы хоть немного успокоиться от захлестнувшего его гнева, и вслед за эльфами вышел из палатки. Над дорогой рассеивалась пыль из–под копыт коней, мчащихся на восток серебряных эльфов.

«Скачите, скачите! Атен обломает рога вашей гордыне!» — злорадно подумал вдогонку эльфам молодой человек, вышагивая по деревянной дорожке эльфийского лагеря.

— Ардин?! — раздался неподалёку удивлённый голос. — Какая неожиданная встреча!

— Митраэль! — искренне обрадовался Ардин, мгновенно забыв неприятный разговор с Маэдрондом. Увидев знакомое лицо, ему вдруг захотелось рассказать ему обо всём и сразу. Но слова, почему–то застревали в горле. — Эльфийская школа… я так спешил к вам… Мариона… даже не успел проститься…

— Да, тяжёлая утрата! — помрачнел эльф и обнял одной рукой Ардина за плечи. — Пойдёмте ко мне! Устали с дороги?

Митраэль проводил Ардина в свою палатку, усадил за стол, на который выставил всё, что нашел в походном буфете.

— Угощайтесь! — предложил гостю Митраэль. — Наверняка проголодались с дороги! Откуда идёте?

— От плато Бессмертия, — с набитым ртом отозвался Ардин. — Именно там орки признали поражение в войне.

— Условия уже обсуждались? — быстро спросил Митраэль, понимая политическую важность новости.

— Заключён мирный договор, — подтвердил Ардин, продолжая жевать.

— Т–а–а–к, — протянул Митраэль, осмысливая услышанное. — То, что эльфы не присутствовали при обсуждении условий означает, что короля Атена наше мнение не интересует. Союз серебряных эльфов и Аденского королевства де–факто распался.

Ардин судорожно сглотнул и положил на тарелку недоеденный кусок. Не отрывая глаз он смотрел на Митраэля, ожидая повторения неприятной сцены с Маэдрондом. Митраэль в свою очередь смотрел на Ардина, обдумывая новую политическую ситуацию. Напряжённая тишина повисла в воздухе.

— Да вы ешьте, ешьте! — попытался разрядить обстановку Митраэль. — Хотите вина?

— Нет, спасибо! — покачал головой Ардин, вставая из–за стола. — Пожалуй, я пойду! Насколько я понимаю, говорить нам не о чём.

— Ошибаетесь! — остановил собравшегося уходить Ардина эльф. — Наоборот, в условиях нарастающей враждебности между эльфами и людьми нам очень даже есть о чём говорить! Прошу останьтесь!

Ардин не поверил своим ушам. Он ожидал упрёков, обвинений, обид, но не такого поворота разговора. Постояв у двери, он вернулся и присел на стул.

— Неужели есть какая–то возможность вновь открыть школу магии? — с надеждой спросил Ардин.

— Нет! К сожалению, школа в прежнем виде невозможна. И именно поэтому нам следует объединить усилия.

— В чём?

— В контроле над распространением магии. Ведь магия может служить созиданию, а может — разрушению. К сожалению, люди сосредоточились на магии разрушения. И то, что вы применяли в войне с орками, это — цветочки. Рано или поздно, среди вас найдутся безумцы, которые станут совершенствовать свои навыки. В конце концов, это приведёт к катастрофическим последствиям для всего континента. И вот тут у нас возникают общие интересы?

— Какие же?

— Политики людей и эльфов всегда будут соперничать и основное внимание уделять сиюминутным противоречиям. Так уж заведено! Однако, взаимное уничтожение явно не входит в наши планы. И те, и другие хотели бы жить дальше. В случае, если магия выйдет из–под контроля, она тут же превратится в общую угрозу.

— Не понимаю! — воскликнул, до того довольно безразлично слушавший эльфа, Ардин. — Если вы представляли какую опасность представляет магия, зачем участвовали в деятельности эльфийской школы? Вы же сами обучали нас войне!

— Есть такая эльфийская поговорка: «Держи друга близко, а врага ещё ближе!», — невесело усмехнулся Митраэль. — С сыновьями Вэарона мы знакомы с детства, и я знаю их характер. Они ни с кем и ни с чем не считаются при достижении желаемого. Когда Маэдронд предложил мне обучать магии людей, я сразу согласился. Мой отказ не изменил бы ничего! Мариона — с её напором и организационным талантом — в любом случае создала бы школу и набрала преподавателей. Благо все эльфы в той или иной степени владеют магией. Участие в школе магии позволило мне следить за тем, что происходит и, по возможности, направлять обучение в желательное русло.

— Ого! Мне казалось, во время обучения вы относились к нам как к друзьям. Оказывается, смотрели как на врагов?! — неприятно удивился Ардин.

— Не совсем! Будь вы моими врагами, многие из вас не дожили бы до сегодняшнего дня. И мы бы сейчас не беседовали столь мирно и задушевно, — прямо высказался эльф. — Видите?! Я не лукавлю и надеюсь на такую же честность с вашей стороны!

Ардин заёрзал на стуле, почувствовав себя неуютно от слов Митраэля. Эмоции бурлили, возмущение смешивалось с восхищением искренностью и холодной рассудительностью эльфа.

— А почему вы говорите всё это именно мне? Просто потому, что я первый из Аденского королевства, кого вы встретили после войны с орками? — недоверчиво поднял глаза на эльфа Ардин.

— За время обучения я присматривался ко всем ученикам, изучал характеры, способности, возможности, устремления. Пытался понять, чего можно ожидать от каждого из будущих магов. Случайно ли я выбрал вас? Нет, не случайно! Даже если бы вы и не появились столь неожиданно в лагере эльфов, я бы настойчиво искал с вами встречи.

— Ну почему? Почему? — никак не мог добиться ответа на свой вопрос Ардин.

— Потому, что вы единственный из выпускников школы магии, чьи мотивы поведения не связаны именно с магией. У вас выдающиеся способности, но вы не стремились стать магом. Другие ученики эльфийской школы желали магии ради магии. Вам же мечтали не об этом.

Митраэль замолчал, обдумывая как тактичнее продолжить свою мысль.

— После того, как в вашей душе немного утихнет боль от смерти… близкого вам друга, вы осознаете, что магия нужна вам ради жизни. Хотите вы того или не хотите, вы оказались на стороне богов и Природы, подаривших нам жизнь. В то время как другие выпускники эльфийской школы в любой момент могут оказаться во власти Рекса Мунди — короля мёртвых.

— Король мёртвых? — переспросил Ардин. — Никогда о нём не слышал! Он правит подземным миром?

— Нет! Подземным миром правит богиня Селена, — пояснил Митраэль. — Она сотворила эльфов, а позже — драконов и подземных существ. Эти твари могут казаться нам гадкими и отвратительными, но они такие же живые и разумные, как и создания, обитающие на поверхности земли, в морях и в небе. Они относятся к нам враждебно? Но ведь и волки не лучшие друзья человека!

— Откуда вы столько знаете? О Небесах, о подземном мире? — удивился Ардин.

— О подземном мире Селены знаю от бабки с дедом, — пожал плечами Митраэль. — Во время Всемирного потопа они, как и многие эльфы, спасались в пещерах Селены. Там они встречали драконов. А о Небесах эльфы узнали служа гигантам, которым приходилось посещать небожителей. Гиганты записали миф о сотворении мира и дали имена богам…

— То есть как дали имена богам? — перебил эльфа Ардин. — Разве не сами боги сообщили гигантам свои имена?

— Нет! Язык богов непостижим большинству земных существ. Лишь перворождённые обладали способностью интуитивно понимать божественное откровение. Гиганты — первые вестники богов — воплотили в слово действия и пожелания богов, а затем сообщили об этом другим расам. Всё, что мы знаем о богах — лишь со слов гигантов.

— И как же гиганты описали богов?

— Вечное и первичное ничто из ничего дремало в себе. Открылись глаза, вспыхнувшие подобно ярким светящимся точкам в коронах, пролился свет во мраке, и прозвучали первые слова: Эйн, что означало мрак, и Эйнсофаура, что означало свет. Единение Эйна и Эйнсофауры породило богов Небес, а те сотворили земные существа, — по памяти процитировал известные ему древние письмена Митраэль.

— Хм, никогда не слышал эти имена.

— Естественно! За тысячелетия слова исказились. Священное имя Эйн гиганты произносили с уважительным придыханием. Нам эльфам, со стороны слышалось «Кх Эйн». Желая подчеркнуть величие бога, гиганты употребляли сочетание слов «Великий Кх Эйн». На эльфийском языке древние писцы записывали это как «Гранд Кэйн». А при переводах на языки орков, гномов и, тем более, людей произошло множество искажений. Чего только не пишут полуграмотные люди, пришедшие последними на континент и не знающие общей истории: Каин, Гран Каин, Гранкаин, Грэнкаин…

— Ах вот как! А как же трансформировалось имя богини Эйнсофауры?

— Те из гигантов, кому пришлось общаться с богиней, столкнулись с её…, скажем так, неидеальным характером. Самыми отвратительными чертами богини оказались зависть и гордыня.

— Чему же ей завидовать? Она же богиня! — удивился Ардин.

— Богиня желает заполнить своим сиянием всю Вселенную. Желает видеть во всём лишь своё отражение, чтобы всё сущее внимало только ей и только ей восхищалось. Она искушает и провоцирует. Создаёт иллюзии, отвлекающие внимание и скрывающие суть вещей.

— А как же ревность к дочери? Тоже из зависти?

— Да–да! Эйнсофаура возненавидела Селену вовсе не за то, что та спала с отцом. А за то, что дочь посмела восхищаться кем–то другим, а не ею — сиятельной богиней. Вот чего не могла простить Селене её мать! И вот почему она изгнала её с Небес — чтобы та больше не перекрывала богу Эйну свет матери–богини.

— А почему гиганты упрекали богиню за гордыню?

— Богиня любуется только собой. Творит, ни на что не обращая внимание. Да и зачем ей это?! Она убеждена, что вся Вселенная обязана только ей. Думаете, изгоняя Селену с Небес, богиня хотела заставить её страдать? Никоим образом! Богиня полагала, что лишь устраняет беспорядок Вселенной. Удаляет пылинку, мешающую любоваться её божественным светом. А чувства Селены, её братьев и сестёр, бога Эйна богине безразличны. Эйнсофаура полагает, что всегда права. Она даже не признаёт права других судить свои поступки.

— Так это гиганты изменили имя богини?

— Слово «хасад» на языке гигантов означает «зависть и гордыня». Гиганты дали прозвище богине, между собой называя её Эйн Хасада. На эльфийском языке это звучало бы как «завистливая гордячка Эйна». Однако, первые эльфы, помогающие гигантам составлять записи, не разобрались, восприняли прозвище за имя богини и записывали его слитно — «Эйнхасада». У гномов и орков письменность появилась значительно позже эльфийской. Эти расы переводили на свои диалекты записи эльфов и в их языки вошло имя Эйнхасада.

— Ничего себе! — воскликнул потрясённый Ардин. — А почему вы делитесь со мной столь великой тайной?

— Потому, что доверяю вам, и хочу развеять ваши иллюзии, — доверительным тоном ответил эльф. — Пытаюсь научить вас не верить никогда и никому, а если уж верить, то лишь Великому Кэйну. Впрочем, когда–нибудь вы поймёте, что это одно и то же.

— Хм… У меня не укладывается в голове, — совсем запутался Ардин. — Призываете поклоняться богу Кэйну в то время как сами поклоняетесь богине Селене?

— Поклоняться и верить вовсе не одно и то же! Мы, серебряные эльфы, чтим богиню Селену как свою прародительницу, сотворившую нас. Однако, это ничуть не мешает нам верить другим богам — и Кэйну, и Еве, Мафре, Паагрио, Саю. Веры нет лишь Эйнхасаде и тем, кто прикрывается её именем.

Ардин помолчал, обдумывая то, что услышал. Митраэль не мешал ему, ожидая когда человек будет готов продолжить беседу.

— Я согласен! — чуть слышно проговорил Ардин. — Согласен сотрудничать с вами. Однако, я не понимаю, что должен делать.

— Для начала давайте наладим обмен сведениями, представляющими взаимный интерес. Наблюдайте за магами Аденского королевства и в случае возникновения опасности сообщайте мне. Вместе мы быстрее найдём способ противодействия экзистенциальной угрозе.

— Какой? — не понял Ардин.

— Угрозе существованию нашего общего мира, — пояснил Митраэль и добавил. — К сожалению, в условиях нарастающей враждебности между эльфами и людьми нам придётся встречаться тайно. Никто не должен знать о наших связях. Никто!

Белая башня

Ардин шёл домой. Порой он останавливался на привал, подолгу сидя в тени деревьев, слушая пение птиц и шум ветра в кронах деревьев. Беседа с Митраэлем перевернула Ардину восприятие мира. Во всём, что окружало его, теперь он видел, слышал и ощущал магию.

«Помню в эльфийской школе как–то наткнулся на манускрипты об этом месте», — подумал Ардин, сидя неподалёку от небольшого болотца на восточной границе королевства серебряных эльфов. — «В этих манускриптах описывался миф времён войны богов с гигантами. Согласно преданию богиня Эйнхасада преследовала бегущих от её гнева гигантов. От злости, что гиганты уходят от преследования, богиня швырнула в убегающих Небесный осколок скалы — астероид. Удар небесного камня о поверхность земли оказался настолько силён, что деревья на многие километры вокруг сломило как спички. Скала глубоко вошла в землю, оставив широкую воронку, которая постепенно затянулась болотом.»

Ардин встал и решительно пошёл в сторону заросшей травой проплешины, окружённой молодым лесом. Замедлив шаг, чтобы не провалиться в трясину, он постарался продвинуться как можно дальше от края.

«Что же так привлекло эльфов? Ведь не просто так они оставили записи об этом!», — пытался разгадать эльфийскую загадку Ардин.

Мох под ногами тонул, выступающая чёрная вода болота поднималась по щиколотку.

«Дальше опасно!», — остановился Ардин. Он закрыл глаза, давая волю обострившимся ощущениям. «Иллюзии Эйнхасады отвлекают внимание и скрывают суть вещей», — почему–то вспомнились слова Митраэля. Ноздри расширились, вдыхая густой воздух, висящий над болотом. Среди явного запаха гнили присутствовало нечто, чему никак не удавалось подобрать слова. Не открывая глаз, Ардин развёл руки широко в стороны и дёрнулся от неожиданности. Словно тысячи мелких иголочек волной прокатились по рукам, заставляя кожу покрыться мурашками. Но не от холода и страха, от нового, никогда ранее не испытываемого чувства. «Магия!», — улыбнулся себе в усы Ардин. — «Это место силы!».

Он открыл глаза и огляделся. «Посмотрим как этот поток магии выглядит на деле. Попытаюсь зажечь вон тот сухой стебель рогоза». Ардин произнёс заклинание и щёлкнул пальцами. На старый пожелтевший стебель с торчащими как пакля семенами осыпался небольшой сноп искр. Однако, вместо маленького, еле тлеющего факела в небо полыхнул столб пламени. Вспышкой Ардина отбросило назад. Лёжа в болотной жиже он судорожно прикладывал ладони к лицу, ощущая жёсткую короткую щетину опалённых огнём бровей и усов. «Вот это да!», — нервно рассмеялся Ардин, как только пришёл в себя, и к нему вернулась способность мыслить. «Так вот какую тайну хранил древний свиток! Небесная скала, которую эльфы называли Небулитом, от прикосновения богини Эйнхасады превратилась в сгусток магии. Небулит вызывает магический прилив. Брошенная капля обрушится ливнем, а высеченная искра пронесётся лесным пожаром».

* * *

Одинокий путник вышел на хорошо накатанную фермерскими повозками дорогу Аденского королевства. Ноги, уставшие от бездорожья, понесли к родному дому гораздо быстрее.

— Добрый день! — помахал рукой Ардину едущий навстречу фермер. — Вижу идёте издалека?

— Возвращаюсь с войны, — отозвался Ардин и пошутил. — Воины короля Атена, наверное, уже всё вино Адена выпили на победной пирушке?

— А! Так вы не знаете! Королевство в трауре. Не шумела победная пирушка. Печальным оказалось возвращение победителей. Эльфы убили нашего любимого короля Атена.

— Как убили? — остановился как вкопанный молодой человек. — Когда?

— На подступах к городу в палатку короля как бешеные псы ворвались два серебряных эльфа. С мечами накинулись они на Атена. Наш король стойко держался в бою и, конечно, изрубил эльфов, но и сам оказался тяжело ранен. Во дворце он из последних сил передал корону своему единственному сыну Диону. А ночью Атен и Лаэриэль бесследно пропали.

Весть о смерти короля оглушила Ардина. Ноги не желали слушаться. Маг присел на ближайший придорожный камень, пытаясь осознать произошедшее. «Маэдронд и Магол…», — болезненно в виски стучали имена эльфов. — «Что на меня нашло? Зачем я разгневал эльфов и спровоцировал их?»

* * *

— Ардин, не думал, что ты так будешь переживать о смерти короля Атена! Жалко, конечно, мужика! Столько побед одержали с ним! — сел на прибрежный песок рядом с сыном отец. — Вот уже неделя как ты вернулся в родной дом. Сидишь целыми днями на берегу озера. Смотришь на волны. Молчишь, мрачный, неразговорчивый. О чем думаешь?

— Однажды в детстве судьба преподала мне жестокий урок — словом можно убить, а мёртвых не вернёшь, — не поворачивая головы тихо ответил отцу Ардин. — И вот по окончании войны урок повторился! Я задаю себе вопросы и не нахожу на них ответов. Почему сейчас? Что это значит? Как словом воскресить мёртвых? Как магией вернуть ушедших?

— О! Ты повзрослел и помудрел, сын! — вздохнул отец. — Вряд ли я смогу помочь в твоих исканиях, но скажу так. Сидя здесь, на берегу, и ничего не делая, ты никогда не найдёшь ответы на разрывающие душу вопросы.

— Пожалуй, ты прав, отец! — резко поднялся на ноги Ардин. — Пора действовать!

* * *

В одиночестве за грязным столом трактира на окраине Адена, повернувшись спиной к посетителям и уткнувшись взглядом в облезлую деревянную стену, сидел бородатый мужчина. Тёмный широкий плащ оставался на его плечах, а широкий, глубоко надвинутый капюшон скрывал лицо.

— Трактирщик, ещё вина! — раздался неожиданно трезвый голос, хотя перед незнакомцем стояло несколько пустых кружек.

— А платить кто будет? — недовольно буркнул трактирщик, не двинувшись с места.

— Я заплачу! Две выпивки за дальний стол, — неожиданно вмешался кто–то.

Послышались шаги и некто бесцеремонно сел на скамью напротив мужчины в плаще.

— Проваливай! — раздалось из–под капюшона. — Здесь занято!

— Я заплатил за вашу выпивку и с удовольствием присоединюсь к вашей весёлой кампании, — с иронией парировал подошедший.

Мужчина в плаще вскочил, желая проучить наглеца, но узнав пришедшего обмяк и плюхнулся на скамью:

— Ардин?! Как ты нашёл меня?

— Случайно, — не стал вдаваться в подробности Ардин, несколько дней активно разыскивавший Айнованта. Он поднял над столом кружку вина, принесённую трактирщиком, и спросил ожидая тоста. — За что пьём?

— От тоски, — мрачно выдавил из себя Айновант и, не обращая внимания на поднятую в тосте кружку Ардина, залпом осушил свою порцию вина. Затем, скривившись то ли от мутной кислятины, которую подавали в дешёвом пригородном трактире, то ли от разочарования, добавил. — Издевательство какое–то! Я пью и не пьянею!

— Магия! — пошутил Ардин, попробовав напиток так, будто дегустировал редкий сорт эльфийского вина.

— Да кому она нужна — эта магия! — прорвалась досада, душившая Айнованта. — Родственники, друзья и знакомые смотрят на меня как на прокажённого! Так и слышу как они шепчутся за спиной — в семье не без урода! Магией не сеют и пашут. Как прожить? Мне, взрослому верзиле сидеть на шее у родителей?! Не могу себе этого позволить!

— Ну, дык, брось её, эту магию, — с безразличным видом продолжил подтрунивать над другом Ардин.

— Вот в этом–то и беда! И делать магией в мирное время нечего, и бросить не могу! — честно признался Айновант. — Эх, где же ты весёлое времечко эльфийской школы?! Где вы мои боевые соратники?!

— А правда, где они? Ты с кем–нибудь виделся? — поинтересовался Ардин.

— Встречался пару раз, — махнул рукой Айновант. — Десперион — одиночка. Ему проще! Он погрузился в книги. Белеф пошёл в подмастерья к гному Талли. Помнишь такого? Мы с ним мастерили рионского волка. На пару для заработка куют инструменты фермерам, а в свободное время мастерят какие–то сложные устройства в своё удовольствие. Скука смертная, по выражению Белефа. Кстати, а куда ты пропал в последние дни войны?

— Король Атен дал мне секретное поручение, — склонившись поближе к Айнованту, шёпотом произнёс Ардин. — После войны создать Аденскую школу магии.

— Аденскую школу магии?! — удивлённо переспросил Айновант и тряхнул головой, пытаясь резко отбросить то мутное состояние, в котором находился последнее время. — И что?

— Первым делом, как и приказал Атен, я провёл переговоры с серебряными эльфами. Однако, эльфийская школа магии не сможет продолжить работу. Мариона погибла в стычке с истерлингами. А Митраэль наотрез отказался сотрудничать с нами, пояснив, что эльфы фактически находятся в состоянии войны в Аденским королевством.

— Эх! — горестно вздохнул Айновант. — Такая идея провалилась! Эльфы отказались, да и короля Атена больше нет.

— Почему же провалилась? Ты же сам в начале сегодняшнего разговора заявил, что те, кто постиг магию бросать её не хотят. Нам нужно подумать о том, чтобы объединиться, создать общину, поселение. Жить и творить сообща.

— Прекрасная идея! Ведь лежит на поверхности! Почему же я сам до неё не додумался! — воскликнул совершенно протрезвевший Айновант. — Соберём старых товарищей, возможно и новые адепты найдутся. Ах, как я мечтаю преподавать у новичков. Создам себе иллюзорную линейку и буду бить ею нерадивых учеников по голове.

— Уж лучше создай магические розги, которыми будешь пороть учеников по «альтернативной голове», которой обычно думает молодежь! — улыбнулся Ардин.

— Ха–ха–ха! — расхохотался Айновант шутке друга. — Представил себе эту картинку! Ха! Где бы нам собраться?

— Знаешь, давай встретимся у озера, — предложил Ардин. — Там у моих родителей дом. Возьмём лодку и удочки, поплывём на остров. Тишина, спокойствие и прыгающий по водной поверхности поплавок. Самое место для размышлений!

— Отличная мысль! Не знаю как другие, но я никогда не ходил на рыбалку. Удить не умею! — признался Айновант.

— А что там уметь! Наливай, да пей! — повторил старую рыбацкую присказку Ардин.

— Ха–ха–ха! — опять рассмеялся Айновант. — Ты меня сегодня уморишь своими шутками! Как же я рад, что встретил тебя!

* * *

Лодка с четырьмя пассажирами медленно скользила по зеркальной глади озера. Бегущие от носа лодки волны недовольно бились о верхний край борта. Поскрипывала сухая уключена. На носу лодки сидел Белеф, с интересом поглядывая по сторонам, а на корме — с непроницаемым лицом устроился Десперион.

— Айновант, не рви весло! Греби плавно! Опустил, тянешь, поднял, — подсказывал сидящий рядом с другом на вёслах Ардин. — Сохраняй ритм! Действуй так, словно музыку сочиняешь!

— А я никогда не сочинял музыки, — признался Айновант, наблюдая за своим веслом.

— О! Это просто! Будто на лодке вёслами гребёшь, — вставил Ардин.

Айновант с Белефом покатились от смеха, а Десперион слегка улыбнулся краем губ.

— Ах! Как же здесь спокойно! — признался Белеф. — Даже рыбу удочками беспокоить не хочется.

Лодка мягко ткнулась носом в прибрежный песок маленького острова, словно вставленного для красоты, посреди озера.

— Приплыли! — сообщил друзьям Ардин, укладывая вёсла на дно лодки. — Добро пожаловать на необитаемый остров!

* * *

Вечерело. С озера тянуло прохладой. Догорал костёр, а неподалёку от него в траве лежал пустой котелок, в котором ещё совсем недавно варилась густая уха, приправленная травами и затёртая щучьей икрой.

— В последние дни войны, когда войска стояли у плато Бессмертия, меня вызвал к себе король Атен, — рассказывал сидящим вокруг затухающего костра друзьям Ардин. — Мы говорили о послевоенном устройстве, о развитии магии и создании Аденской школы. Король понимал, что с серебряными эльфами дружба долго не продлится. Он не просто хотел сохранить навыки, полученные нами у эльфов. Он хотел, чтобы магия людей развивалась. Чтобы она стала обычной профессией в Аденском королевстве. Как фермество или кузнечное дело. Но для этого нужна своя школа, которая будет заниматься исследованиями и обучать новичков.

— А я ведь никогда не задумывался о том, насколько дальновидным оказался прежний король, — раздался голос Белефа. — Для нас, магия — это само собой разумеющееся. А ведь это он придумал обучить людей магии. Он хитростью заставил эльфов передать нам тайные знания. Прости, что перебил! Что дальше?

— Для того, чтобы выяснить обстановку, король отправил меня разведать — возможно ли продолжение сотрудничества с серебряными эльфами, — продолжил Ардин. — Я разыскал лагерь эльфов. Встретили враждебно. Стражники под прицелом лука проводили к меня в палатку Митраэля. Разговор оказался краток. Ледяным тоном он сообщил мне о том, что серебряные эльфы презирают людей за предательство и рассматривают скорее врагами, чем союзниками. В таких условиях о продолжении обучения людей в эльфийской школе магии не может быть и речи. От него же я узнал, что Мариона погибла в стычке эльфов с истерлингами неподалёку от города Руна.

— Да он всегда смотрел на нас, как на чужаков! — вставил Айновант. — За равных никогда не принимал. Дрессировал как собачек.

— Эльфы — высшая раса! — отозвался Белеф. — А люди — это животные, по какой–то непостижимой ошибке богов умеющие разговаривать. Рано или поздно наши пути всё равно бы разошлись. Да и Кэйн с ними! Что будем делать?

— У меня нет готового ответа. Но я полагаю, раз мы все случайно оказались здесь, может подумаем вместе? — уклончиво ответил Ардин.

— Про то, что мы собрались случайно — это хорошая шутка, — глухим голосом заговорил Десперион. — Но на самом деле, спасибо, что пригласил! Не важно, будет ли польза от разговоров, день мы провели прекрасно.

— Может попытаться встретиться с новым королём? Пусть Дион даст денег и выделит какое–нибудь здание в городе, — предложил Белеф.

— Угу. Может тебе ещё и часть дворца отдать? — скептически оценил предложение Белефа Десперион. — Сижу и вижу как ты своими экспериментальными взрывами распугиваешь экзотических птичек в королевских садах.

— Если отжать едкую желчь слов Деспериона, он прав, — одобрил мрачного зануду Ардин. — Магические эксперименты лучше проводить подальше от людей.

— Вообще–то, правильно! Помню мы как–то с Талли собрали забавный механизмик с элементами магии. Но, видимо, я что–то напутал в заклинаниях. При запуске устройства курятник соседей разнесло в мелкие щепки. Видели бы вы это разлетающееся облако пуха и перьев! — рассмеялся воспоминаниям Белеф.

— Не хотелось бы зависеть от короля, — продолжил мысль Десперион, пропустив мимо ушей ремарку Белефа. — Одно дело война, необходимость выполнять приказы. Но в мирное время я не желаю следовать блажи влиятельных особ. Жизнь слишком коротка, чтобы тратить её на королей.

— У меня есть мысль, — привлёк внимание магов к себе Айновант. — А что если нам основать своё поселение, эдакую общину магов. Поселимся отдельно. Например, на этом острове?

— Мне нравится предложение Айнованта, — поддержал Ардин. — Жить по своим законам, ни от кого не зависеть и постигать магию.

— Согласен, — кивнул Десперион. — Отлично сказано! Прямо–таки кодекс чести мага.

— А вот селится на этом крошечном острове я бы не стал. Слишком тесно! — высказался Ардин. — Возвращаясь из земель эльфов я нашёл одно необычное место. То, что там происходит сложно описать словами, это нужно видеть своими глазами. Если хотите, покажу! Правда, это довольно далеко от Адена — несколько дней пути на запад.

— Давайте сходим! Хочется быстрее начать новую жизнь! — вскочил на ноги Айновант, будто собрался немедленно, прямо сейчас отправиться в путь.

* * *

Через пару недель после пикника на озере Нарсил четыре мага бодрой походкой пересекли молодой лес и подошли к краю неприметного, заросшего мхом и осотом болота.

— Это здесь! — показал рукой Ардин.

— Красота! — покрутил головой по сторонам и произнёс с издёвкой Десперион. — Всю жизнь мечтал поселиться на болоте. Пахнет свежей гнилью, а утро начинается с бодрого лягушачьего квакания!

— Всё не так, как кажется! Я предупреждал, не увидишь — не поймёшь, — спокойно отнёсся к едкому замечанию вечно брюзжащего коллеги Ардин. — Зайди подальше в болото и попробуй воспользоваться магией. Только прошу тебя! Выбери объект помельче и самое слабое заклинание.

— Посмотрим! — недоверчиво хмыкнул Десперион.

Осторожно, стараясь не запачкать обуви, переступая по покрытым мхом кочкам, маг отошёл подальше от спутников.

— Хватит или пройти ещё? — крикнул он издалека.

— Сойдёт! — отозвался Ардин. — Начинай!

Десперион минуту подумал, а затем, ёрничая и сопровождая театрально–комическими жестами, произнёс заклинание. Но дальше всё пошло совсем не так, как он предполагал. Раздался громкий чавкающий звук, будто огромный сапог резко вытащили из болотной жижи. Чёрнорыжий зонтик выдранных с корнем кочек рванул вверх, завис на мгновение над головой обалдевшего от неожиданности мага, а затем, рассыпавшись мелкими клочками, обрушился обратно потоком грязи.

— Ого! — только и смог сказать перепачканный от головы до ног Десперион, смахивая с мокрого лица куски мха. — А ведь я только одну, самую маленькую кочку попытался слегка приподнять над поверхностью.

— Надеюсь, вы поняли! — повернулся к стоящим рядом с ним Белефу и Айнованту Ардин. — Здесь, под болотом, присутствует сгусток Небесной магии. Даже самое слабое заклинание вызывает магический прилив, который мощным потоком устремляется в указанном направлении.

— Отличное место! — с восхищением произнёс Айновант. — А как ты его нашёл?

— Совершенно случайно, — не стал распространяться о древнем свитке эльфов Ардин. — Возвращался от серебряных эльфов, заплутал и выбрел к болоту. Попытался разжечь костёр для привала и меня отбросило огненным взрывом. Опалил брови и бороду и понял в чём тут дело.

— Великие открытия свершаются случайно. И только для великой глупости необходимы долгие раздумья, — философски подвёл итог рассказу Ардина подошедший к друзьям обляпанный грязью Десперион. И тут же от философии резко перешёл к практике. — Болото осушить вполне возможно, даже собственными силами. Но вот как начать строительство? Я вас как художник художников спрашиваю — кто–нибудь из вас умеет проектировать здания?

— Гномы и эльфы умеют, — бодро ответил Айновант. — Наймём специалистов.

— Серебряные эльфы не согласятся. За деньгами они не гонятся, а с некоторых пор полагают нас врагами. А гномы запросят немало за подобные услуги. Уж я–то знаю! Поработал с ними! — хмыкнул Белеф. — Чем платить будем?

Маги задумались, отошли подальше от болота на сухое место и присели на сухой ствол вывороченного ветром дерева.

— Ардин, а помнишь вылазку в Рион? — после длительного молчания заговорил Десперион.

— Да разве такое забудешь?! — отозвался Ардин, да и другие маги закивали головами.

— Ты тогда общался с гномом… Ну, как его?!

— Остри, — подсказал Белеф. — Его звали Остри и он большая шишка среди гномов Адена. Его уважают.

— Может поговоришь с ним? Вдруг он по старой дружбе согласится одолжить денег? Чем Кэйн не шутит?!

— Не хотелось бы влезать в обязательства, — тяжело вздохнул Атен. — Но если других предложений нет, видимо придётся. Хорошо, я встречусь с ним!

* * *

«Какая незадача!», — думал гном, широкими шагами вышагивая по красиво уложенной булыжной мостовой Адена. — «Столько лет, столько усилий вложено в связи с Атеном и всё коту под хвост! Будь прокляты эльфы, напавшие на короля! Умирающий Атен успел передать сыну корону, но не связи и договорённости. Что же делать?! Дион слишком молод и совершенно не разбирается в политике. Не представляет себе за счёт чего построен Аден. Не знает, что главными союзниками в войне с орками были не эльфы, а гномы! Но самое противное даже не в этом! Самое противное в том, что я не могу пробиться к королю! Не могу обсудить с ним важные вопросы послевоенного мироустройства. Ведь сейчас кто угодно сможет воспользоваться наивностью неопытного короля. Любой настойчивый ветер повернёт флюгер аденской политики в невыгодную нам, гномам, сторону. Война закончилась, но жизнь продолжается! Угрозы гномам от орков, эльфов и истерлингов не исчезли. А кроме аденского королевства в ближайшем будущем гномам надеяться больше не на кого».

Внезапно, погружённый в тяжёлые раздумья гном остановился, почувствовав, что на него кто–то внимательно смотрит. Гном покрутил головой и заметил на противоположной стороне улицы бородатого человека в коричневом плаще мага.

— Ардин! — воскликнул гном и расплылся в улыбке. — Не сразу узнал вас! Вот так встреча!

— Здравствуйте, Остри! — пожал руку подошедшему гному маг. — Как поживаете? Как идут дела?

— Как сажа бела! — неопределённо ответил на приветствие присказкой гном. — Пойдёмте, пойдёмте куда–нибудь! Присядем, поговорим. Ведь мы столько времени не виделись!

Давние знакомые прошли дальше по улице и зашли в полупустой в дневное время трактир.

— О! Отлично! Народа мало, хоть спокойно поболтаем, — осмотрелся по сторонам гном и ткнул пальцем в сторону дальнего столика. — Приземлимся у окна!

Трактирщик принёс по большой кружке светлого эля с высокой шапкой белой пены, сползающей через край.

— За встречу соратников! За совместную боевую операцию, переломившую ход войны! — поднял тост Остри.

Глухо чокнулись деревянные кружки и старые боевые товарищи большими глотками осушили посудины почти дна. Они немного поболтали о погоде, трактире, поданной еде, после чего Остри плавно перевёл беседу в нужном для себя направлении.

— А чем вы сейчас занимаетесь, Ардин? — как бы невзначай поинтересовался гном.

— Пытаюсь найти своё место в мирной жизни, — уклончиво ответил маг, выбирая удобный момент перехода к разговору о деньгах. — К сожалению, магия плохо продаётся.

— Довелось встретиться с молодым королём? — делая вид, что полностью занят едой, продолжил выспрашивать гном. — О вас ведь ходили слухи о том, что вы советник при его отце.

— Вы лучше меня знаете, что это не так, — улыбнулся Ардин. — Да, я встречался на войне с королём несколько раз. Но серьёзно поговорить удалось лишь дважды — при штурме Риона, да на плато Бессмертия в конце войны.

— В нашем мире правят не факты, а слухи, — отметил Остри и бросил на тарелку обглоданную куриную ножку. — А о чём, если не секрет, вы говорили с королём в последнюю встречу?

— Да какой уж тут секрет! — отмахнулся Ардин. — Король интересовался тем, как не потерять навыки магии в мирное время, в каком направлении следует её развивать. Кроме того, он попросил узнать сможет ли продолжить работу эльфийская школа магии.

— Он отправил вас к серебряным эльфам? — быстро переспросил гном.

— Да, — подтвердил Ардин. — Я встретился со старыми знакомыми по эльфийской школе и все они холодным тоном отказались поддерживать отношения с людьми.

— И король, наверняка, просил вас зайти к нему по возвращении? — продолжил задавать наводящие вопросы гном. — Зайти и рассказать о том, что происходит у эльфов?

— Откуда вы знаете? — искренне удивился маг.

— Ха–ха–ха! — неожиданно громко рассмеялся гном. — Ардин, я в первый раз вижу настолько наивного профессионального шпиона! Хитрющий же был старик король! Магия — это лишь предлог! На самом деле его интересовали сведения об эльфах. И получал он их из первых рук — от вас!

— От меня?! — растерялся настолько неожиданным поворотом событий Ардин. — Я — шпион?

— Ну, хорошо! Не шпион, а доблестный разведчик! — скорчил добродушную мину гном. — Что ж тут обидного! Вы действовали на благо родного города. Просто не задумывались, что ваша война началась задолго до штурма Риона. В общем, вам непременно следует встретиться с новым королём, представиться и доложить ему секретные сведения о серебряных эльфах.

— Что значит представиться?

— Объяснить, что вы состояли на службе его батюшки и выполняли тайные поручения, — тихо пояснил гном. — А потом спросить каким угрозам Аденскому королевству следует уделить первоочередное внимание. Намекните, что у вас широкая сеть осведомителей во многих землях континента.

— Но ведь у меня нет никакой сети, — упорствовал Ардин. — Врать я не желаю!

— Зато у нас, у гномов, есть. И мы с радостью поделимся любыми интересующими вас данными, — напрямую выложил гном. — Врать и не надо! Врать нехорошо!

— Среди серебряных эльфов у меня и правда есть связи, — как–бы раздумывая вслух произнёс Ардин, наконец решившись озвучить свой интерес. — Не хотелось бы их терять. Однако, Аден слишком далеко от эльфийских земель, а возле границы с эльфами никаких селений нет. Община магов готова поселиться там, но у магов нет денег на строительство.

— Если вы станете советником короля Диона, гномы откроют вам неограниченную кредитную линию, — озвучил условия сделки гном.

— Что откроют? — переспросил Ардин.

— Ах, да! — махнул рукой гном, вспомнив, что люди плохо разбираются в финансах. — Я дам вам столько денег, сколько вам понадобится. При этом, отдадите, когда сможете.

— Верите мне на слово? — недоверчиво переспросил Ардин.

— Без сомнений! — уверенно подтвердил Остри. — Мы же вместе воевали!

* * *

Ардин медленно шёл по вечернему Адену судорожно раздумывая о том, каким образом встретиться с королём. В событиях при дворе Ардин никогда не участвовал и о распорядке дня короля представления не имел. По слухам молодой король Дион активно знакомился со всеми уголками королевства и постоянно находился в разъездах. «Днём мне его точно не застать во дворце», — размышлял Ардин. — «Да и поговорить наедине не дадут. Прийти ночью? Примут за вора и не станут будить короля по такому пустяковому поводу. Остаётся лишь вечер или раннее утро. Но кто ходит в гости по утрам?».

Показались башни дворца, подпирающие звёздное небо высокими остроконечными шпилями. «Следует решаться! Сейчас или никогда!». Ардину почему–то вспомнился Митраэль, однажды объяснявший природу иллюзий: «Иллюзия — это то, во что вы верите, а не то, что существует на самом деле. Разрушится вера — рассыпется иллюзия.» От этих мыслей эхо шагов Ардина по каменной мостовой зазвучало уверенней. «Значит, если внушу стражнику нечто такое, о чём он раньше не слышал, он поверит», — придумал план маг.

— Его Величество вызвал меня и ожидает, — тихо, но твёрдо и совершенно убедительно произнёс на ухо стражнику подошедший к воротам Ардин.

— Так поздно? — недоверчиво переспросил стражник.

— Тайные государственные дела, — не моргнув глазом подтвердил Ардин. — Проводите меня к королю и без лишнего шума.

Стражник ещё раз долгим внимательным взглядом осмотрел Ардина, но, видимо, так и не отыскав ничего подозрительного буркнул:

— Следуйте за мной!

Они прошли по длинным и пустым коридорам дворца после чего стражник остановился у двери дальней комнаты и тихо постучал металлической перчаткой.

— Простите, Ваше Величество, к вам пришли!

Ардин, не дожидаясь ответа, прошёл мимо стражника, решительно открыл дверь, будто бывал здесь многократно, и вошёл в комнату. За круглым столиком из светлого дерева при свете свечи сидел молодой король, разбирая накопившиеся за день бумаги.

— Да? — поднял задумчивый взгляд король Дион, не совсем понимая что происходит.

— Ваше Величество меня зовут Ардин, — учтиво поклонился королю незнакомец. — Я маг и тайный советник вашего отца. Перед окончанием войны, когда мы стояли на плато Бессмертия, король Атен дал мне поручение. Я долго отсутствовал, находясь в землях серебряных эльфов и вот только что вернулся. Соболезную вашей утрате! Я не стал бы беспокоить вас в столь непростое время, но дела государственной важности не ждут. Мне необходимо отчитаться о выполненном поручении и получить новое задание.

— Маг? Ах да! Отец говорил мне о вас! — неожиданно подтвердил молодой король, поднимаясь из–за стола. — Перед войной отец проводил смотр войск, а я уговорил его взять меня с собой. Помню, как я восхищался бравыми рыцарями, ловкими копейщиками и меткими лучниками! А отец сказал: «Мечи, щиты и копья, несомненно нужны. Но победу в войне принесёт тайное оружие — магия и дипломатия».

— Именно так, Ваше Величество, — укрепил иллюзию короля Ардин. — И перед вами боец невидимого фронта, маг и дипломат.

— Так что же поручил вам мой отец? — перешёл к делу король.

— Король Атен понимал, что по окончании войны с орками ситуация в мире изменится. Его интересовало, сможет ли Аденское королевство и дальше получать магические знания от серебряных эльфов? И еще, его волновало отношение серебряных эльфов к Аденскому королевству.

— И что выяснили?

— Эльфы отказались сотрудничать с нами и обучать магии. Некоторые из преподавателей магии погибли в войне. Но это не основная причина. Главное — эльфы полагают, что король Атен предал их в войне с орками. Они переполнены ненавистью и жаждой мести. От них можно ожидать подлости в любой момент, и в этом угроза Вашему Величеству и королевству.

— Удалось узнать кто будет новым королём эльфов? Может попытаться договориться с ним?

— По всей видимости, передача трона не пройдёт гладко. Слишком много претендентов и ни у одного из них нет полных прав на престол. Смута и безвластие будут царить в королевстве эльфов в ближайшие годы, — уверенно соврал Ардин, полагаясь больше на интуицию, чем на обрывочные воспоминания о том, что видел в лагере эльфов. — Безвластие некоторым особо агрессивным родам эльфов может показаться вседозволенностью. Очередной отряд эльфов может отправиться в карательную экспедицию в Аденское королевство, как это сделали Маэдронд с Маголом, — понимая, что это жестоко, надавил на больное место Диона маг.

— Вы правы! — судорожно сглотнул король, к горлу которого подкатил комок горя. — Следует внимательно следить за эльфами и не позволить им вторгнуться в наше королевство. Что вам требуется для этого?

— Ваше Величество, среди эльфов у меня есть информаторы, — понизил голос Ардин и насколько это возможно придав своему лицу таинственности. — Чтобы почаще контактировать с ними собираюсь поселиться поближе к западной границе.

— К сожалению, деньгами я вам не помогу, — честно предупредил молодой король, подумав что Ардин собирается просить у него денег. — Королевская казна пуста. Война и строительство города расстроили наши финансы.

— Не надо! Передача денег лишь привлекла бы ко мне нежелательное внимание посторонних, — не стал настаивать Ардин. — Оставаться инкогнито крайне важно для меня, впрочем, как и для любого тайного агента. Ваш отец сам находил повод и место для наших встреч. Но ситуация изменилась. Не могли бы вы определить некий условный знак, по которому меня пропускала бы дворцовая стража?

— Ммм… Вот, возьмите мой медальон, — снял с шеи маленький золотой медальон на цепочке король и протянул магу. — Предупрежу офицеров, чтобы обладателя королевского медальона пропускали ко мне в любое время дня и ночи.

— Спокойной ночи, Ваше Величество! Поверьте, я не подведу вас! — откланялся Ардин.

* * *

Ардин, не застав Остри дома, оставил ему на столе короткую записку: «Встретимся в таверне. ~Ар.».

Сидя за столиком у окна и с удовольствием потягивая светлый ароматный эль, Ардин давно уже не ощущал такого душевного подъёма, такой уверенности в своих силах. Он слегка улыбнулся, заметив коренастую фигуру гнома, зашедшего в трактир.

— Ардин, как только увидел вашу записку, поспешил к вам, — приветливо размахивая руками, плюхнулся на лавку Остри. — По тому, что вы пьёте лёгкое пиво, а не тяжёлый самогон, полагаю у вас хорошие новости.

— Добрый день, Остри! Новости и правда неплохие, — согласился маг.

— Так выкладывайте! Хватит тянуть кота за хвост! Я же сгораю от нетерпения!

— Остри, я выполнил свою часть сделки — стал тайным агентом короля, — как само собой разумеющееся сообщил Ардин, расстегнул ворот рубахи и показал гному висящий на шее золотой королевский медальон.

— Вот это да! За это следует выпить! — громко воскликнул гном, обрадовавшись, что снова становится незаменимым для гильдии «Серебряные весы» в делах Аденского королевства. Вот оно! Через его руки вскоре опять потекут денежные реки. — За начало вашей успешной карьеры! — поднял тост Остри.

Они выпили, а затем с аппетитом умяли принесённые трактирщиком горячие закуски, перебрасываясь незначительными фразами.

— Перейдём ко второй части нашей договорённости, — икнул и сыто откинулся назад гном. — Когда и сколько вам нужно денег?

— Тут есть маленькая загвоздка, — поставил на стол почти пустую кружку Ардин. — Мне бы не хотелось, чтобы мои друзья узнали об истинном источнике денег. Как бы… завуалировать наши отношения?

— Да очень просто! — хмыкнул гном. — Все горожане знают, что гномы постоянно что–нибудь покупают и продают. Что бы вы могли предложить такого, что вполне сошло бы за товар?

— Магические камни подойдут? — подумав предложил Ардин.

— Они на самом деле магические или это пустой щебень? — быстро уточнил гном.

— На самом деле магические. Порой, мы находим камни для талисманов в близлежащих горах. И если раньше находки происходили случайно, то теперь мы будем искать целенаправленно.

— Вот и отлично! Гильдия «Серебряные весы» к вашим услугам! Мы посоветуемся с другими гильдиями и, наверняка, придумаем как использовать этот материал.

— Белеф говорил, что они с Талли встраивали камни в оружие.

— Замечательно! — довольно потёр руки гном. Оказалось, что политические инвестиции способны окупаться и гораздо быстрее, чем он предполагал. — Напомните вашим друзьям–магам об этом! На мой взгляд легенда получается вполне правдоподобная.

* * *

«Хм… А они тут время даром не теряли», — подумал Ардин, подходя с маленькому бревенчатому дому, поставленному магами недалеко от болота.

— Тук, тук, есть кто в избушке живой? — пошутил Ардин, распахивая дверь и всматриваясь в полутёмную комнату. — А вы тут неплохо устроились!

— Ардин, наконец–то! Что так долго? — вместо приветствия засыпали друга вопросами маги. — Удалось встретиться с гномами?

— Не поверите! — плюхнулся на скамью и вытянул усталые с дороги ноги Ардин. — Удалось! Вначале гномы никак не хотели давать деньги в долг. К счастью, я вспомнил рассказ Белефа о том, как они с Талли пытались создать магическое оружие. И тут гномы сломались. Они согласились покупать у нас магические камни, из которых начнут изготавливать магические амулеты, оружие и… что они там ещё придумают.

— Ты продал мой секрет! — шутливо схватился за голову Белеф. — Ты разорил меня!

— Я нашёл для нас деньги, — отмахнулся Ардин. — А твой секрет Полишинеля — это достойный вклад в общее дело.

— А где мы возьмём магические камни в таких количествах? — как обычно, в скептической гримасе скривился Десперион. — Это ж не один десяток, а может и сотня возов? Будем круглосуточно бродить по миру, собирая камни как грибы в корзинку?

— Подойдите поближе и прошу вас никому не слова! — жестом подозвал к себе друзей Ардин. — Это наша тайна. Камни у нас под ногами. За время строительства мы сможем в любом количестве набрать осколки, наполненные Небесной магией. Гномы не умеют распознавать магию, но умеют работать с материалом. Одни гномы добудут для нас камни, которые мы тут же продадим другим гномам.

В комнате повисла тишина. Изумлённые маги с отвисшими от удивления челюстями и широко распахнутыми глазами смотрели на Ардина. А тот, делая вид что очень устал, потирал натруженные в дороге ноги, ожидая поверят ли маги в его легенду.

— Ардин, ты финансовый гений! — первым шёпотом восхитился Айновант. — Мы облапошим гномов и построим здание их руками за их же деньги! Как ты до этого додумался?

— Мне так хочется построить наш общий дом! — скромно ответил Ардин.

Через несколько лет на западной границе Аденского королевства, вблизи единственного горного перевала, ведущего в земли серебряных эльфов, на месте осушённого болота возникла башня с широким основанием. Позже, рядом с башней поднялись и другие постройки. Путнику, случайно оказавшемуся в здешних местах, в первую очередь в глаза бросалась именно башня, сложенная из светло бежевого камня, добытого в ближайшей каменоломне. Белые контуры на фоне тёмных гор как маяк служили надёжным ориентиром в пути. Это место жители Адена так и назвали — Белая башня.