Миссия Остри

Оглавление

В ожидании короля

Король Дварин и последние защитники города сражались насмерть, не позволяя оркам ворваться в осаждённый Милтаун. В это время старейшины гильдий уводили жителей в подземные тоннели. В полной темноте, таща на себе собранные наспех пожитки и держа за руки детей, гномы пробирались подземными ходами, оставшимися от горной выработки. Лишь впереди мелькал свет редких факелов и шахтёрских ламп в руках опытных проходчиков.

Никто и никогда не готовился к подобному переходу. Старые рудокопы вспоминали расположение тоннелей, сделанных в разное время и для различных надобностей. Для того, чтобы перейти из одного штрека в другой, они показывали где следовало бы сделать проход, и тогда более сильные гномы брались за кирки и лопаты. Так, шаг за шагом, они добрались до рудника Стрип, расположенного в южных предгорьях Горного Хребта.

Заскрипели подъёмники старого рудника, поднимая на поверхность одну группу за другой. После множества дней, проведённых под землёй, гномы щурились от яркого света, отражающегося от вездесущего снега. Холодный морозный воздух обжигал лёгкие. От свежего воздуха прерывалось дыхание и кружилась голова.

Первое, что ни увидели — высокие, покрытые ледниками горы, в которых затерялась маленькая, поросшая елями, заснеженная долина, в которую вела единственная тропинка в узком ущелье. К горам прижимались высокие деревянные строения подъёмных клетей рудника. Сарай для инструментов, да старенький барак рудокопов.

«Ничего, потерпим!», — успокаивали друг друга гномы, обосновываясь на новом месте. — «Это ненадолго! Придёт время и мы вернёмся в родной Милтаун».

* * *

Снежинки кружились, искрились на солнце и оседали на крыши невысоких бревенчатых домов с круглыми окнами. В небольшой деревушке, затерявшейся в поросших высокими и разлапистыми елями горах, отовсюду раздавались звуки строительства. Там вдалеке бухали молоты, вбивающие сваи моста через узкую незамерзающую речушку. Чуть ближе постукивали молотки каменотёсов, возводящих ограду из неотёсанных камней вокруг деревни. А в самой деревне с разных сторон визжали пилы и стучали топоры строителей домов.

Дети гномов по–своему старались помогать взрослым на этой большой стройке. Те, кто постарше, подносили камни строителям ограды, а младшие с весёлым визгом и заливистым смехом, выстроившись паровозиком, протаптывали тропинки в нетронутом снегу.

По свежепротоптанным тропинкам сновали гномихи, заглядывая в гости друг к дружке, чтобы помочь убрать строительный мусор и навести в доме порядок.

Самая утоптанная тропинка вела к большому круглому дому, построенному в центре деревни. Именно по ней тяжёлым шагом, словно вколачивая ноги в землю, шёл суровый низкорослый широкоплечий гном. Его длинные усы, казавшиеся седыми от осевшего от дыхания инея, вплетались в собранную в пучок бороду, скрепленную золотым кольцом. Широкие, отороченные кожей полы мехового полушубка, подметали сугробы по обе стороны тропинки.

Гном подошёл к арочной входной двери бревенчатой избы, потопал ногами, чтобы отряхнуть снег с высоких ботинок и вошёл, хлопнув за собой толстой деревянной дверью.

Внутри разливалось тепло от полыхающего камина и стоял коромыслом дым. За стоящим посреди комнаты столом сидели пятеро гномов, курили трубки и обсуждали насущные дела.

— Эй, Филар! Ну сколько можно тебя ждать! — окликнули вошедшего.

— Иду, иду, — отозвался гном, снимая меховой полушубок и шапку. Подойдя к столу он поприветствовал сидящих. — Богатства и процветания!

— Признания ваших заслуг! — отозвались на его приветствие собравшиеся. — Присаживайся!

— Коллеги! — обратился к собравшимся лидерам гильдий Арин Кердхаммер. — Нужно обсудить как жить дальше!

Все замолкли, вспоминая тот ужас, который охватил гномов, когда пару дней назад в деревню пришёл уставший и убитый горем Нарин и положил перед родичами завёрнутую в куртку изуродованную кинжалом Азогрика голову короля Дварина. Срывающимся голосом он рассказал о том, как погибли последние защитники Милтауна. Как орки с диким смехом кормили ездовых волков кусками мяса, отрубленными от тел короля гномов и его сына.

— Мы расспросили спасшихся жителей Милтауна. Никто не знает что стало с семьей короля и с его внуком, — после непродолжительного горестного молчания сообщил Киф Огнебород.

— Никто из нас не сомневается, что они живы, — решительно высказался Спирон Огнебород. — Наверняка Дварин велел им где–то укрыться. Длиннобороды самый крепкий из кланов. Не верю, что они первыми пришли в этот мир только для того, чтобы первыми уйти! Придёт время и принц гномов, прямой наследник Длиннобородов, вернётся.

— А как мы его узнаем? Как различим, что это не самозванец? — недоверчиво спросил Филаур Камненог.

— Помните то северное предгорье с морским фьордом, возле которого мы проснулись? — понизил голос, словно сообщал большую тайну Арин Кердхаммер. — Так вот! Только над головой наследника Дварина, взглянувшего в сине–чёрные воды фьорда, засветится в отражении корона из семи звёзд.

— Что будем делать до прихода нового короля? Кто заменит его? — вопросительно посмотрел на своих собеседников Филаур Камненог.

— Давайте объявим годичный траур по королю и подождём, — предложил Локирин Широкобок. — При любом развитии событий мы окажемся в выигрыше. Если объявится наследник, мы не будем выглядеть узурпаторами короны. С другой стороны, объявление сейчас кого–либо королём вызовет недовольство других кланов. Начнутся распри и выиграют от этого только орки.

— Локирин, я согласен с тем, что ты говоришь, — не унимался Филаур. — Но как при этом управлять королевством? Шутгартом, поселениями провинции, торговыми складами, разбросанными по всему континенту?

— Ну, со складами, рудниками и кузницами всё понятно! Король никогда не вмешивался в дела гильдий, — отмахнулся Спирон. — А вот кто будет назначать губернатора провинции Шутгарт — вопрос не праздный.

— И всё–таки предлагаю оставить всё как есть, — вернулся к своим словам осторожный Локирин Широкобок. — Мы — лидеры гильдий — входили в королевский совет. Вот пусть королевский совет и продолжает действовать! Не следует ломать то, что работает! От имени совета будем провозглашать решения.

— Поддерживаем! Хорошая мысль! Согласны! — закивали головами сидящие за столом.

— Только давайте называть его не королевский совет, а Совет старейшин? — предложил Спирон. — Чтобы лишний раз не теребить рану в душе по Дварину.

— Принято! Одобряем! — согласились лидеры гильдий.

Шпионы «Серебряных весов»

Баланки Ролингрок — старейшина гильдии «Серебряные весы» — молчал и задумчиво смотрел в одну точку. Четверо сидящих рядом с ним гномов не прерывали его раздумий и терпеливо ждали, пока он объяснит зачем позвал их.

— Орки, повсюду орки…, — пробурчал себе в усы Баланки. — Они рыщут по торговым путям, разоряя наши караваны и убивая торговцев. Да и не с кем стало торговать! Серебряным эльфам не до этого. Они уже потеряли северные земли и, такими темпами наступления орков, скоро потеряют столицу. Зелёные эльфы забились в свой «медвежий угол» и стараются не высовываться. Золото, серебро, драгоценности, которыми мы успешно торговали при гигантах, сегодня никому не нужны? Мы банкроты и скоро разоримся.

Четверо братьев переглянулись между собой. После падения столицы все гильдии столкнулись с трудностями, но никто не думал, что в их собственной гильдии дела настолько плохи.

— Вы моя последняя надежда, — перевёл взгляд на братьев Баланки. — Оказалось, что прежде чем уцепиться за соломинку, эту соломинку следует выловить в бурной реке происходящих событий. Нам нужно знать где и что происходит. Узнавать быстро, значительно раньше других.

— Если у серебряных эльфов дела настолько плохи, что орки скоро возьмут их город, надо срочно распорядиться товарами на складе в Менегроте, — прервал своё молчание один из гномов.

— Вестри, займись этим! — согласился Баланки. — Отправляйся и распродай запасы на складе по любой цене. Нам некуда их перевозить. Да и караван по дороге наверняка разграбят орки.

— Нам пойти с ним? — спросил старейшину другой брат.

— Нет, — покачал головой старейшина. — Для каждого из вас будет отдельное задание. Ты, Ностри, организуй постоянное наблюдение за орками. Следи за любыми их передвижениями по северу. Они не должны застать нас врасплох и перебить как кроликов в этой деревне. Судри, ты пойдёшь на юг. Разведаешь что там происходит.

— Но ведь южнее границ эльфийского королевства никто не живёт, — удивился тот, кого звали Судри. — Вестри говорил об этом.

— Вот пойди и проверь! — резко оборвал его старейшина. — И не просто проверь! Сделай так, чтобы оттуда, из этого необитаемого края к нам тоже поступали сведения. Остри, а ты отправишься на восток. Дойди до самых гор. Составь карту местности. Там, где горы, там всегда есть чем поживиться. По составленной тобой карте мы направим наших геологов искать полезные ископаемые.

Старейшина замолк, внезапно вспомнив то, о чём говорил вначале.

— Эх, только кому продавать драгоценности, даже если ты их там найдешь?! — тяжело вздохнул он и продолжил. — Остри, но ты всё–равно сходи и посмотри!

Братья попрощались со старейшиной и пошли собираться в дорогу. На следующее утро четверо гномов с большими рюкзаками за спиной отправились в разные стороны искать «соломинку», за которую могла бы ухватиться тонущая гильдия.

* * *

Привыкший к долгим переходам Остри шёл на юго–восток от Шутгарта. Заснеженные ландшафты сменились болотистой тундрой. Он преодолел опасности горного перевала, обошёл Раскалённые топи и, наконец, вышел на равнину. Редкие лиственные деревья и степное разноцветье радовали глаз. Стрекотали кузнечики и из–под ног резко взлетали испуганные полевые птицы, отчаянно хлопая крыльям.

Непривычный звук привлёк внимание гнома, он повернул голову и увидел приближающегося к нему одинокого всадника. «Вроде не орк, но и на эльфа не похож», — промелькнуло в голове Остри.

— Добрый день! — на отличном эльфийском наречии поприветствовал путника всадник.

— И вам доброй охоты! — ответил гном, обративший внимание на лук, колчан за спиной и на убитых птиц, притороченных к седлу.

— Далеко держите путь? — поинтересовался охотник внимательно рассматривая гнома с большим рюкзаком за спиной.

— Иду к восточным горам, да, видимо, немного заблудился, — прикинулся простаком Остри. — Ведь здесь ни дорог, ни тропинок. Да и спросить не у кого.

— Да, места вокруг необжитые, — подтвердил собеседник. — Хотите я подвезу вас до нашего селения? Оно совсем недалеко. Передохнёте, а я вам расскажу как добраться до восточных гор.

— Не откажусь! — согласился путник.

Охотник протянул гному руку, помогая ему взобраться в седло и сесть позади себя. Конь под весом грузного седока и его тяжеленного рюкзака жалобно заржал и присел на задних ногах. Тихим шагом они доехали до селения.

— Лаэриэль, принимай гостя! — с порога весело позвал вошедший в дом Атен, подталкивая перед собой встреченного в поле гнома.

— Драсть! — несколько растерялся Остри столь доброжелательному приёму, оглядываясь по сторонам и думая о том, куда бы плюхнуть свой забрызганный грязью рюкзак.

— Проходите пожалуйста! Располагайтесь! — поприветствовала гостя хозяйка. — Как вы слышали, меня зовут Лаэриэль. Как нам называть вас?

— Остри, — представился гном, с удовольствием садясь на предложенный хозяйкой стул и вытянув уставшие ноги.

— Как вы оказались в наших краях? — продолжила беседу хозяйка, выставляя на стол перед гостем хлеб, холодное мясо и — о чудо! — большую кружку пенного эля.

— Я по профессии геолог, изучаю горные породы, — соврал гном, с удовольствием налегая на предложенную еду.

— Собираетесь найти в восточных горах драгоценные камни, — хитро прищурила глаз хозяйка дома.

«Да кто же они такие?!», — стучало в голове гнома. «Они многое знают о гномах, а я даже не могу понять какой они расы! Хотя она, вроде эльфийка».

— Ах, если бы так! Но подобное случается редко. Будет большой удачей, если я найду там хотя бы железную руду, — продолжил прикидываться геологом гном.

Поблагодарив хозяйку за еду и немного поболтав из вежливости на пустячные темы, Остри решил оглядеться и вышел на улицу. Он медленно брёл по стоянке людей, выискивая дом побольше и побогаче, но все дома выглядели одинаково.

— Скажите, а где дом вашего вождя? — спросил он у первого встречного.

— А у нас нет вождя! — лениво отозвался тот.

— Но ведь есть кто–то главный? — озадаченно переспросил Остри.

— Так вы же вышли из дома Атена! Он и есть самый главный, — пожал плечами собеседник, не понимая, что пытается выяснить этот коренастый бородатый мужик.

— Ах вот как! — в очередной раз удивился гном.

Остри пробыл в деревне людей несколько дней. Всё это время он выспрашивал и высматривал, пытаясь собрать все доступные сведения об Атене и его клане. Но многое, из того, что он услышал звучало невероятно, и не укладывалось у него в голове.

Перед тем как отправиться дальше, Остри уточнил у Атена путь. Тот довольно мастерски набросал ему карту близлежащей местности, чем опять очень удивил гнома.

— Надеюсь, мы ещё встретимся! — пожал на прощание руку гному Атен.

— Непременно! — отозвался гном. — Интуиция подсказывает мне, а она меня редко подводит, что в вашей местности я обязательно найду нечто ценное.

На следующее утро Остри уже бодро шагал в сторону восточных гор.

* * *

Молодой гигант пересёк мостик над пропастью и вперевалочку, перебирая локтями и подтягивая высохшие ноги, вполз в комнату.

— Ютенус! Мы тебя заждались! — обрадовались его появлению два, таких же как и он, гиганта. — Запыхался, пока добрался до нас из своих глубин?

— Есть немного, — не стал лукавить тот, кого назвали Ютенус, приближаясь к друзьям. — Олкут, Глаки, что нового?

— Всё как прежде! — махнул рукой Глаки. — Почти каждый день приходится гонять горголосов, которые лезут из подземных закоулков. Эти летающие крысы своими когтистыми лапами портят наши устройства, а машины и без того постоянно приходится чинить. Конструкции ещё дедами–гигантами придуманные. Порой мне кажется, что мы тратим больше времени на их обслуживание, чем они на полезную работу. Да что я вам рассказываю! У вас ведь то же самое!

— Ко мне в пещерные глубины горголосы пока не добрались, — сообщил Ютенус, сочувствуя трудностям друга.

— Ненавистные мутанты! — сквозь зубы процедил Олкут. — Проклятье на голову беспечным учёным прошлого, которые не удосужились подчистить за собой результаты неудачных биологических экспериментов. Считая себя пупами земли они спустили сюда искусственно выведенных существ. Конечно! Они же не предполагали, что их потомкам придётся прозябать именно в этой сточной канаве!

— Не заводись, Олкут! — успокоил товарища Ютенус. — Прошлое от этого не изменится! Впрочем, как и наши беды… Я вот думаю, может мне перебраться к вам? Бросить эту никому не нужную комнату реликвий? Я, конечно, помню, что в первое время мы надеялись возродить былое могущество, старались сохранить для потомков историю и культуру. Вот только не для кого больше сохранять! Нас осталось так мало, что не до культуры! Приходится думать над тем, как бы выжить ещё, хотя бы, столетие!

— Мы, вроде, справляемся с повседневными заботами, — Глаки положил руку на плечо Ютенуса. — Оставайся пока в глубинах. Сохраняй наследие! Вдруг это кому–нибудь пригодится! Если на самом деле возникнет опасность, мы тебя сами позовём. Кстати, Олкут ты зачем нас вызвал?

— Хотел кое с кем познакомить, — загадочно улыбнулся Олкут. — У нас гость из внешнего мира.

— Гость?! Откуда? Как он к нам попал? — удивились друзья гиганта.

— Не хотел вам раньше времени говорить, — замялся Олкут, — но в последний месяц я дежурил не внутри пещеры, как раньше, а снаружи. День за днём всё дальше уходил в Тихую долину.

— Но ведь это опасно! — заволновался за друга Глаки. — А если бы нагрянули ангелы?..

— Я — осторожно. Выставлял дозоры, следил за обстановкой, — пояснил Олкут. — Мне хотелось встретить кого–нибудь из разумных племён, поговорить, узнать что происходит. Долгое время никто не забредал в эти места.

— Не мудрено! — пожал плечами Ютенус. — Мы находимся на самом востоке разведанных земель континента. Возможно, это край земли и дальше ничего нет, лишь океан. С юга пустынные земли, в которых хозяйничает дракон Антарес. С севера пустынная равнина до самых гор. С запада долина Драконов и топи Крумы… Мы как в западне.

— И вот сегодня у входа в Тихую долину я встретил гнома, — продолжил Олкут. — Ходит молоточком по камням постукивает. Меня увидел, испугался, хотел удрать. Я его успокоил, попросил поболтать со мной и пригласил в гости.

— И где он? — поинтересовался Глаки.

— Ждёт в прихожей, — мотнул головой в сторону двери Олкут. — Я его там оставил, чтобы вас вызвать.

— Так что же мы тут стоим? Пойдёмте! — нетерпеливо поторопил друзей Глаки.

Гиганты вползли в соседнюю комнату и уставились на широкоплечего коротышку в длинной куртке из зелёной замши. Широкое кольцо, удерживающее конец бороды, смешно подпрыгивало у него на груди при каждом шаге. Гном ходил вдоль стен, внимательно рассматривая декоративные узоры и резьбу по камню, нанесённую на них.

— Друзья, разрешите представить вам Остри, — сделал широкий жест рукой в сторону гнома Олкут. — Остри, а это мои друзья Глаки и Ютенус!

— Очень приятно! Рад нашей встрече! — гном снял круглую шапочку с меховой опушкой и учтиво поклонился.

Глаки и Ютенус дружелюбно кивнули ему в ответ. Разговорились. Гном охотно и бойко отвечал на вопросы гигантов об орках и эльфах, об изменении климата и ангелах.

— После разгрома гигантов континент опять, как после потопа, лежит в руинах, — рассказывал Остри. — Разрушенные города и деревни гигантов поросли травой. От них мало что осталось. Лишь развалины величественных сооружений вроде обсерватории Павла, да башни Крумы.

— А ангелы? Продолжают летать, выискивая оставшихся в живых гигантов?

— Нет! — покачал головой гном. — Уже многие годы никто не видел ангелов.

— Ну вот! А мы ничего не знаем, сидим в этом каменном мешке и трясёмся! — разочарованно вставил Глаки. — Давно пора уж на белый свет выползать!

— А какой язык доминирует среди племён континента? Чья культура ценится? — поинтересовался хранитель Ютенус.

— Честно говоря, после исчезновения гигантов у орков, эльфов и гномов резко снизился уровень образованности и культуры, — не стал скрывать гном. — Притока новых знаний нет, а старые забываются. Теряются и навыки изготовления сложных механических устройств, которыми прежде славились гномы.

Гиганты задавали и задавали вопросы, пытаясь восполнить недостаток вестей за прошедшее столетие. Им хотелось больше узнать о внешнем мире. Гном, охотно отвечая на вопросы, разглядывал совершенную архитектуру, подмечал особенности создания механических солдат, запоминал вид загадочных сплавов и кристаллов.

Пришло время прощаться.

— Остри, будешь поблизости, заходи, не стесняйся! — помахал гному на прощание рукой Олкут. — Ты для нас как глоток свежего воздуха!

— Непременно! — откланялся гном.

* * *

Поздним вечером по заснеженной деревне гномов, устало переставляя ноги по протоптанной дорожке, к деревянной избе на окраине подошёл некто, закутанный с головой в меховую накидку, и постучал в низкое окошко.

— Кого там по ночам носит бог Мрака? — раздался недовольный голос хозяина.

— Баланки, открой! Это Остри, — отозвался гость.

— Проходи! — всё ещё недовольным тоном пробурчал хозяин и распахнул дверь. — Куда ты пропал? Столько времени о тебе никаких вестей! Иди к камину согрейся!

— Ты один дома? — уточнил на всякий случай гость, топая на пороге и стряхивая снег с высоких кожаных ботинок. — То, что я скажу, не для посторонних ушей.

— Да, один, один! — буркнул хозяин, побыстрее закрывая за вошедшим входную дверь, и не желая пускать в дом морозный воздух.

Остри скинул заснеженный плащ, подошёл к затопленному камину и протянул к огню замёрзшие ладони. Хозяин поставил на огонь чайник, наполненный снегом, и плеснул в рюмку крепкой настойки.

— Пока вода закипит, глотни для сугрева, — протянул он рюмку гостю. — Давно вернулся?

— Только что, — опрокинул в рот рюмку гость, крякнул от удовольствия и с нескрываемым удовольствием плюхнулся на стул, вытянув натруженные долгим путешествием ноги. — Бросил дома рюкзак и к тебе.

— Твои братья уж давно вернулись, — сообщил Баланки, наливая кипящий чай в кружку и протягивая гостю. — Пока ты пьёшь, вкратце расскажу о них. Ностри убедился, что орки ушли от Милтауна и почти не бродят по северу. Стягиваются к своим южным границам. Видимо, будут добивать эльфов. Вестри распродал по бросовым ценам остатки товара эльфам и увёл оттуда складских работников, чтобы они не пострадали при атаке орков. Вести нерадостные. Эльфы разобщены, продолжается склока между кланами Вэарона и Винарвина. Если орки начнут очередную войну, эльфы проиграют и будут отступать на юг, больше некуда. У Судри вести интереснее. Появились новые племена, пришедшие с востока. Они поселились среди эльфов и даже служат у них. Люди, как называют их эльфы, целыми отрядами служат серебряным эльфам. И представь себе, Остри! Они сражаются с орками!

Баланки размашисто хлопнул себя по колену от удивления. Видимо он никак не мог в это поверить.

— Люди основали новые поселения к югу от королевства серебряных эльфов. Глудио, Дион…, — продолжил хозяин дома. — На побережье, говорят, есть рыбацкие посёлки. Пусть это пока и маленькие деревни, но любая торговля начинается с малого. Ведь там, где есть потребители, есть и потребности. Кстати, Судри возле топи Крумы нашёл выстроенную гигантами башню. Мы отправили туда Лорейн — исследовательницу, изучающую технологии гигантов. Вдруг найдёт что–нибудь такое, что можно продать другим гильдиям.

— А что за Крума такая? — поинтересовался Остри, глотая обжигающий глотку чай. — Почему болото так называется?

— В старых книгах написано, что на заре времён мир покоился на четырёх огромных черепахах — крумах, — пояснил хозяин. — Когда на планете появились разумные существа, черепахи уже исчезли. Там, на болоте, валялся панцирь одной из них. Представь себе размер этого панциря, если гиганты построили из него целую башню!

— Ого! Крупная черепашка! — округлил глаза гость и поставил на стол пустую кружку. — Баланки, я тоже нашёл нечто большое! Хотя, конечно, с черепашкой не сравнится. Впрочем, по–порядку! Я пошёл через Шутгарт и оттуда двинулся на юго–восток. Очень скоро разведанные и нанесённые на карту места закончились. Дальше ни дорог, ни троп! Пришлось искать проходы, наносить на чистую карту места переправ через реки и болота, а потом и проходы в горах. Это заняло много времени, двигался я медленно. Кое–как добрался до озера Нариел и натолкнулся там на поселение людей.

— Людей?! — удивлённо переспросил Баланки. — Там тоже есть люди? Большое поселение?

— Нет, стоянка совсем маленькая! — помотал головой Остри. — И не дома у них, а хижины–времянки. Оказывается, они совсем недавно переселились, ещё не обжились. Вождя людей зовут Атен. Говорят, он смело сражался с орками и даже похитил корону самого Азогрика!

— Ну! Это сказки! Я в это не верю! — отмахнулся рукой старейшина.

— Атен очень образован и хороший воин, а жена у него принцесса зелёных эльфов. Дочь короля Эльвара, — продолжил гость.

— Да ну?! — выпучил глаза от удивления Баланки. — Ничего себе поворот!

— Ты слушай, слушай! Картографией они владеют мастерски. Нарисовали карту местности, показали как лучше выйти к восточным горам, — продолжил рассказчик, пропуская мимо ушей возгласы собеседника. — Добрался я до этих гор и, как ты мне поручил, стал изучать, чем богаты здешние места. Прошёл ущелье, вышел в небольшую долину, окружённую скалами. Хожу, геологическим молотком стучу, изучаю породу. И тут, кто–то позади меня спрашивает: «Ты кто такой? Как попал сюда?». Я обернулся и обомлел! Гигант!

— Гигант?! — переспросил Баланки, не переставая удивляться.

— Угумс, гигант! Тихо так, гад, подкрался. Я даже не услышал. Честно скажу, струхнул я не по–детски! А он миролюбиво говорит, не бойся мол, давай поболтаем. Кстати, гигант–то он гигант, да не такой какими мы их помним. Этот раза в три ниже ростом. Ноги у него сухие, стоять не может, руками загребает, на брюхе ползает. Половина тела живая, а половина механическая. Ну, я про себя подумал, может беда какая с ним приключилась. Каменная лавина или горным обвалом придавило… В жизни всякое бывает. Оказалось, что этот гигант — стражник. Пригласил меня в гости. Мол, другим гигантам тоже будет интересно со мной поболтать.

Остри замолчал почесал нос и улыбнулся каким–то своим воспоминаниям.

— Внешне проход в пещеру выглядел совершенно обычно. Думал внутри будет тесно, вроде как в наших тоннелях. Да не тут–то было! Внутри высоченные залы! И хоть меня дальше первой комнаты не пустили, я видел коридоры в другие высеченные в скалах помещения. Гигант — его, кстати, Олкут звали — поговорил с кем–то по переговорному устройству и откуда–то из глубин сооружения приползли ещё два гиганта. Видимо, его друзья. Они засыпали меня вопросами. И из этого разговора я понял, что местные гиганты ничего не знают о внешнем мире. Забились после войны с богами в пещеру и не высовываются. За много лет я первый, с кем они встретились. Пока отвечал на их вопросы, сам по сторонам поглядывал. Баланки, представляешь! Вот мы копаемся в развалинах, пытаемся найти хоть какие–то технологии гигантов. А тут целый город! Работающие устройства, архитектурные конструкции… Математические и технические справочники, чертежи… Уж молчу, что там полно редких сплавов и кристаллов!

— Да–а…, — задумчиво погладил густую бороду Баланки и по привычке поправил на ней широкое кольцо. — Если всё так и есть, как ты говоришь, дело и правда серьёзное. Об этом даже в нашей гильдии не следует распространяться! Материалы и технологии гигантов в большой цене у других гильдий. За такое они хорошие деньги дадут и это спасёт нас от разорения. Надо как можно быстрее опустошить пещеру. Причём так, чтобы ничего не попало в чужие руки. Ничего!

— Угумс! — поддакнул Остри. — Вот я и вернулся посоветоваться. Что же нам предложить гигантам? Ведь ни золото, ни серебро им не нужно, а оружие они лучше нас делать умеют! Воевать с гигантами нам тоже не под силу. Идти слишком далеко, гильдия малочисленна, да и не воины мы. Привлекать другие гильдии смысла нет. Иначе они сами бесплатно получат то, что их интересует. Как же добыть это богатство?

Они помолчали. Остри налил себе ещё чаю из чайника, а Баланки в раздумье уставился на огонь в камине.

— Говоришь этот Атен служил в эльфов? — переспросил у гостя Баланки. — А что если нам его нанять против гигантов? Ведь поселение у них новое и нужда во множестве изделий: от кастрюль до оружия. Платить им нечем, но мы предложим обмен на то, что они смогут унести из пещеры гигантов. Что ты на это скажешь?

— А не опасно вооружать людей? Вдруг они повернут оружие против нас? — с опаской спросил гость.

— Если бы речь шла о наёмниках, я бы с тобой согласился. Но ты же сам сказал, что они живут семьями. А семейные люди понапрасну не станут подвергать опасности свои дома и детей. С орками они не сговорятся, потому что враждуют. Любые отношения между людьми и эльфами для нас не опасны, так как эльфы с гномами не воюют. Им сейчас и орков хватает. Какой смысл Атену нападать на нас? Зачем завоёвывать северные земли, если вокруг него свободен весь юг? Всё, что от нас требуется, так это демонстрировать дружелюбие и не давать ему повода для вражды.

— Надо попробовать, — неопределённо пожал плечами Остри. — Познакомиться поближе, найти в душе Атена или его жены душевную струнку, на которой можно сыграть…

— Остри, займись этим! — решительно заявил Баланки. — От этого зависит наше будущее! Никому, даже братьям, ничего не говори о гигантах. На публике будем говорить, что из–за сложного финансового положения гильдия начинает торговать кастрюлями с людьми. Пусть смеются и издеваются над нами! Нам это только на руку, меньше будут совать носы в наши дела!

* * *

Остри с тяжёлым — доверху набитым товаром — рюкзаком за спиной знакомой дорогой топал к озеру Нарсил. «Когда же в эти места придёт цивилизация?», — мечтал он переставляя ноги. «Когда же здесь по проложенным дорогам поедут удобные повозки в которых можно будет подремать?». Постепенно его мысли плавно перешли к предстоящему разговору с Атеном. «На какой же козе подъехать к этому странному человеку? Дело щекотливое, ошибиться никак нельзя!».

— Эй, борода! Да никак ты! — услышал он шутливый возглас одного из охотников деревни, узнавших его. — Давай помогу?! Смотрю ты уже еле ноги передвигаешь!

— Помоги, помоги, добрый человек! — передал Остри свой набитый рюкзак охотнику. — И правда, еле иду. С севера до вас пока дошлёпаешь, сто потов сойдёт.

Встреченный гномом охотник проводил гостя в деревню к дому Атена.

— Остри! Какими судьбами! — воскликнула занимающаяся хозяйством во дворе своего дома Лаэриэль.

— Да, вот! Шёл мимо, дай, думаю, зайду, — отшутился пыхтящий от долгой дороги Остри.

По приглашению хозяйки они зашли в дом.

— Пообедаете со мной? -- пригласила за стол гостя Лаэриэль.

— А как же Атен? Не обидится, что мы его не дождались? — проявляя вежливость, спросил гном.

— Он на охоте, неизвестно когда вернётся, — сообщила хозяйка. — Так что присаживайтесь к столу и не смущайтесь!

— А я к вам с подарками! — заявил после обеда отдохнувший и посвежевший лицом Остри, открывая свой необъятный рюкзак. Он запустил туда руку и принялся вытаскивать из его глубин различные предметы домашнего обихода. — Вот вам такая штучка! И ещё такая! И растакая…, — приговаривал гном ставя на стол то молочник, то солонку, то хлебницу.

— Ах, какие милые вещи! — восхищённо всплеснула руками хозяйка. — Подобными мы пользовались во дворце моего отца. Как нам всего этого здесь не хватает!

— Вот и хорошо! — обрадовался гном, довольный тем, что ему удалось угодить хозяйке дома. — Рад, что вам нравится!

— Спасибо, Остри! Вы столь щедры! — растрогалась Лаэриэль, рассматривая искусно изготовленные гномами предметы.

К тому времени как в деревню с охоты вернулся Атен, Остри, хорошо разбирающийся в характерах, уже нашёл к нему подход. Он видел, что Атен обожает свою жену и сделает ради неё всё, что угодно.

После взаимных приветствий гном ждал удобного повода для разговора. И вот вечером, когда Атен закончил заниматься домашними делами и сытно поужинал, супруга показала ему милые домашние вещички, которые подарил им гном.

— Знаешь, Атен, — со вздохом сказала Лаэриэль. — Уверена, подобные предметы нужны в каждом доме! Любая хозяйка не отказалась бы иметь такие. Нам следовало бы начать обживаться, а не существовать как кочевое племя.

— Наша гильдия с удовольствием поставит вам сколько угодно подобного товара, — поддакнул сидевший в углу гном.

— Всё это хорошо! Вот только нам нечем за это платить, — развёл руками Атен. — В наших краях нет ни серебра, ни драгоценных камней.

— Торговля начинается с малого и это дорога со встречным движением, — начал издалека Остри. — Может поищем взаимные интересы?

Атен внимательно посмотрел на свою жену, раздумывая над её словами. До этого, они всё время бежали от кого–то: орков, королевского коварства, подлых эльфийских князей. Бежали от тех, кто мешал им быть вместе. Теперь же, после переселения к озеру, пришла пора не убегать, а стремиться к чему–то. Обустраивать свою жизнь по собственным представлениям.

— Да, хотелось бы обсудить возможность сотрудничества, — решительно тряхнул головой Атен, словно стараясь стряхнуть с себя вязкую пелену прошлого. — Я понимаю, насколько сложные сейчас времена для торговли. И, всё таки, давайте искать возможности!

— Вот это по–нашему, по деловому! — довольно хлопнул себя по колену гном и пододвинул свой стул поближе к Атену. — Разрешите я вкратце опишу проблемы наших торговцев?!

— Слушаю, — кивнул хозяин дома.

— Когда–то между королём серебряных эльфов Винваром и королём Двариным существовала взаимовыгодная договорённость. Эльфы охраняют торговые пути и караваны, а гномы поставляют в королевство эльфов нужные товары. Однако, от рук орков погибли и король Винвар, и король Дварин.

Тут гном замолчал на минуту и тяжело вздохнул, вспомнив добрые старые времена Дварина Длинноборода.

— Сыны Вэарона, охранявшие северные земли, больше внимания уделяли интригам и войне, чем процветанию королевства серебряных эльфов, — продолжил гном, внимательно глядя на Атена и по слухам зная его нелюбовь к этому семейству. — Орки грабили караваны и убивали торговцев, склады в Менегроте опустели, торговля зачахла.

— Мы не сможем в этом вам помочь! — вспомнив перенесённые подлости Сурувина и Селегорма, напрягся Атен. — Северные дороги слишком далеки от нашего дома. Да и не стану я помогать никому из этого рода!

— И не надо! — махнул рукой гном, довольный тем, что смог задеть Атена за живое. — Я и не призываю вас к этому! Давайте откроем восточный торговый путь! Он пройдёт от Шутгарта — нашей восточной провинции — на юг. В вашем селении мы построим склад. За охрану склада и торговых путей, проходящих по вашей местности, мы будем вам платить. Хотите серебром, а хотите товарами.

— Соглашайся, Атен! — высказалась тихо сидевшая во время разговора Лаэриэль. — Остри прав! Хватит тебе уже по степи гоняться за мелкой добычей, пора заняться большими делами. В содружестве с гномами мы выстроим красивейший город, проложим дороги и обеспечим благополучие жителям. Люди идут к нам и верят в тебя.

— Звучит заманчиво! — согласился с предложением гнома Атен. — Но есть одна трудность. Охраняя дороги и сопровождая ваши караваны мы столкнёмся с орками. Они хорошо вооружены, а наше оружие больше подходит для охоты, чем для войны.

— Понял, понял! Нет тут никаких трудностей! Мы поставим вам оружие! Причём авансом, — с готовностью предложил гном. — Так сказать, в оплату за будущие услуги.

Следующие дни Атен и Остри обследовали округу, составляя подробную карту местности, помечали на ней направления будущих дорог, выискивали удобные для торговцев места привалов и переправ через реки. Атен вспоминая партизанскую войну, которую они с отцом вели в этих землях, отмечал опасные места, в которых могли появиться орки.

Через пару месяцев из Шутгарта в Аден прибыл первый торговый караван. Точнее, приехала повозка, гружёная ящиками, в сопровождении пяти гномов и маленького отрядя воинов Атена. Для жителей деревни прибытие гостей стало праздником. Они встречали цветами и песнями растерявшихся от столь радушного приёма гномов, которым было невдомёк, что люди радовались не столько им, сколько тому, что перестали ощущать себя изгоями, одиноко живущими где–то на окраине мира. Неожиданно мир распахнулся перед ними, вовлекая в бурный водоворот событий.

Атен и Остри дни напролёт работали вместе. Они пока не считали себя друзьями, но убедились в настойчивости и упорстве друг друга в достижении общей цели. Доверие и уважение установились в их отношениях.

— Атен, разрешите познакомить вас с мастерами, которые организуют постройку склада и наладят его деятельность! — представил прибывших гномов Остри.

— Завтра же пришлю людей, которые будут помогать вашим мастерам, — откликнулся Атен.

Один из прибывших гномов подошёл к Остри и протянул ему продолговатый свёрток. Тот развернул его, вынул меч в дорогих, украшенных резьбой ножнах, и протянул Атену:

— А это изготовлено по моему заказу специально для вас!

— Почему меч? — спросил Атен, принимая подарок.

— Потому, что меч делает короля, — пафосно ответил гном.

— Но я не король! — шутливо возразил Атен.

— И, тем не менее, он вам пригодится, — лукаво улыбнулся в ответ гном.

Атен вытащил меч из ножен и поднял над головой сверкающий на солнце клинок. Все, кто находился поблизости подошли к нему, привлечённые блеском полированной стали.

— Вот видите! Не успели вы поднять меч, как люди потянулись к вам, — пошутил гном, а затем похлопал по боку одного из лежащих в повозке ящиков. — Весь груз в повозке предназначен вам. Доспехи и оружие.

— Спасибо, Остри! Вот это действительно самое необходимое нам сейчас! — поблагодарил гнома Атен. — Аванс, выданный вами, огромен. Уж не знаю сколько лет нам придётся его отрабатывать.

— Гораздо быстрее, чем вы думаете, — загадочно ответил гном, отводя Атена в сторону от посторонних. — В прошлый раз, исследуя горы, я нашёл там пещеру. В ней металл, камни и ещё масса полезного нашим кузнецам. Казалось бы, бери и пользуйся! Но увы! Гиганты напустили туда мутантов, неудачные результаты проводимых ими генетических экспериментов. Нам, гномам, крайне невыгодно держать здесь военный отряд. Слишком далеко! Но у нас с вами договорённость. Мы готовы хорошо платить за то, чтобы вы действовали в наших интересах.

— Хорошо! Где эта пещера и что там следует искать? — уточнил Атен.

— На юго–востоке от вашей стоянки расположена Тихая долина. В дальней стороне, возле скал, вход в пещеру. Несите оттуда механические устройства, книги, свитки, металлы и кристаллы. Любые предметы, некогда принадлежавшие гигантам.

Последнее эхо гигантов

— Олкут, что–то твой новый знакомый к нам больше не приходит? — поинтересовался Глаки. — Хотелось бы от него услышать, что происходит на свете!

— Видимо дела…, — пожал плечами Олкут. — А может и приходил, да его монстры сожрали. С одним беззащитным гномом они запросто справятся. Он им на один зубок.

Олкут потёр висок, видимо раздумывая над чем–то, и неожиданно перевёл разговор на другую тему:

— Глаки, я переброшу несколько солдат и магов из центральных залов ко входу. Не возражаешь?

— Мне они самому нужны! — удивился Глаки просьбе брата. — Помогают горголосов разгонять. А что случилось?

— Происходит нечто странное! В пещеру повадились лазить неизвестные нам существа. Ростом пониже эльфов, но повыше гномов. Но видом не похожи ни на тех, ни на других. Крадут всё, что под руку попадёт. Даже книги! Не понимаю, зачем они им? Вряд ли они умеют читать на языке гигантов, если вообще умеют. Хуже другое, они ломают машины и уносят от них части. Я пытался с ними поговорить, но, похоже, они не понимают нашего языка. Хотел припугнуть, а они обстреляли меня из луков и убежали. Тогда я отдал приказ механическим скаутам и солдатам выслеживать воришек. Что же ты думаешь?! Странные существа стали приходить группами и сражаться с нашими охранниками. Чем больше их убивают, тем многочисленнее они становятся! И оружие у них день ото дня лучше и лучше. Как только они появились в руках они держали охотничьи луки и кинжалы. Сейчас, спустя несколько месяцев, почти все они вооружены мечами, копьями и боевыми луками. У некоторых из них доспехи с металлическими вставками.

— Хорошо! Направим больше механических солдат ко входу! — согласился Глаки. — Может быть мне подежурить вместе с тобой?

— Не надо! Меня они боятся и сразу отступают, — пояснил Олкут. — Но я ведь не могу круглосуточно торчать в дверях! А как только я отвлекаюсь, они просачиваются в пещеру и тащат вещи. Ума не приложу как их остановить?!

* * *

Деревянная дверь приоткрылась и в проёме показалась взлохмаченная голова.

— Атен, мы собрались и ждём тебя! — позвал заглянувший воин.

— Иду! — откликнулся Атен. Поправил пристёгнутый к поясу меч, взял боевое копьё и щит.

— Зачем тебе меч, если ты в последнее время в бою пользуешься копьём? — вопросительно посмотрела на мужа Лаэриэль.

— Как сказал однажды Остри, меч — не оружие. Меч — символ, позволяющий вести людей в бой, — комично с пафосом ответил Атен и рассмеялся.

— Пожалуйста, будь осторожен! — положила ему руки на грудь подошедшая попрощаться Лаэриэль. — Помни! Красивые вещи в доме — это, конечно, хорошо. Но живой муж — гораздо нужнее! Это тебе любая женщина нашего селения подтвердит.

На окраине деревни Атена ожидали воины в полном вооружении. Они не смеялись и не подшучивали друг над другом, как это бывало ранее перед охотой на кабанов и степных оленей. Атен подошёл к ним, кого–то дружески хлопнул по плечу, с кем–обмолвился приветствием.

— Друзья! — обратился он к ним. — Многим из нас с детства пришлось воевать. Не мы пришли на войну. Война пришла к нам. То и дело нам приходится отстаивать своё право на жизнь с оружием в руках. Воинами не рождаются, воинами становятся. Так давайте станем мастерами военного дела! Не бандой и не мясом поля брани! А достойными профессионалами, получающими за свою работу достойное вознаграждение. Кто–то добывает серебро киркой и лопатой. Мы же добываем серебро с мечом в руках.

— Да! Поддерживаем! Мы с тобой Атен! — раздались одобрительные голоса воинов, доверяющих своему военачальнику.

— Сегодня для нас обычный день, которых будет ещё очень много. Обычная работа, — продолжил Атен. — Действуйте слаженно и спокойно! Никакого героизма! Прикрывайте товарищей. Главное — чтобы все вернулись домой живыми. Нам некуда торопиться. И если мы не расчистим пещеру от монстров сегодня, то сделаем это завтра, послезавтра или через год. Наша цель не монстры, а ресурсы пещеры, за которые нам платят гномы.

Отряд, позвякивая оружием в ритм шагов, направился в Тихую долину. Воины подобрались ко входу в пещеру и спрятались. Кто–то за большими камнями, кто–то в высокой траве. Ждать пришлось довольно долго. Из пещеры выехали два механических солдата и маг. Солдаты медленно курсировали по площадке, не отъезжая далеко от входа.

— Первая волна, в атаку! — скомандовал Атен. — Сначала убейте солдат! Лучники к бою!

Из–за каменных валунов поднялись скрывавшиеся там лучники и обрушили град стрел на механических увальней. В это время группа воинов уже бежала к противнику.

Из тоннеля выполз гигант.

— Опять пришли ломать технику! — взревел от негодования Олкут. — Ну, сегодня я вас проучу! Многие из вас останутся гнить здесь!

Гигант, грозно размахивая мечом, стал в боевую стойку, поджидая врага.

— Отступить! — прозвучала команда, как только последний механический солдат свалился без движения. — Вторая волна!

Лучники, спрятавшиеся на время ближнего боя, поднялись из–за укрытий и принялись обстреливать Олкута. Гигант вскрикнул от боли. Стрелы с металлическими наконечниками пробивали кожу и впивались в незащищённые доспехами участки тела.

Олкут пополз к лучникам, но путь ему преградила группа воинов, с большими щитами и длинными копьями. Гигант в гневе рубил мечом настырных воинов. Разлетались куски деревянных щитов и обломки копий.

— Отступить! — раздалось над долиной. — Первая волна!

Отдохнувшие от схватки с механическими солдатами воины бросились на гиганта, давая передышку своим израненным и уставшим соратникам.

Бой продолжался и продолжался. Меняясь друг с другом, и не давая гиганту ни минуты передышки, воины изматывали Олкута. Израненный, утыканный стрелами, вскоре он настолько устал, что с трудом поднимал свой тяжёлый меч.

— За мной! Добейте его! — выкрикнул Атен повёл в последнюю атаку всех стоящих на ногах воинов.

Он пробежал по туловищу лежащего гиганта и с боевым кличем воткнул в его горло копьё.

— Победа! — подхватили клич вождя его воины.

* * *

В глубокой, самой дальней от входа пещере, плакал гигант.

— За что? За что они убили их? — шептал он. — Ведь мои братья ничего плохого им не сделали! Они даже не видели людей до того, как те пришли в наши земли!

Ютенус посмотрел на фигуры предков, высеченные в каменных стенах. Они стояли в полный рост по всему периметру зала. Их пустые и спокойные глаза смотрели в вечность. Казалось, они ждали…

Из длинного тоннеля всё громче раздавался шум и звуки голосов. Ютенус провёл рукой по лежащей рядом с ним дубине с торчащими острыми кристаллами. В зал вошли воины и молча выстроились против гиганта.

— Рассредоточиться! — скомандовал высокий русоволосый вождь и указал копьём на гиганта. — Первая волна! Вперёд!

Ютенус, прижавшись спиной к стене, словно ожидая помощи от каменных предков, методично размахивал дубиной изредка делая резкий выпад вперёд. Однако, воины старательно уклонялись от его выпадов, и дружно выносили раненых, задетых ударами.

Наблюдая за передвижением и тактикой ведения боя нападающих, гигант понял, что обречён. Они будут изматывать его до тех пор, пока он не упадёт обессиленный. Никто не выйдет на честный поединок с ним. Они обложили его как зверя в логове и будут морить пока он не сдохнет.

— За что? — бросил дубину на пол, обессилевший гигант. — Скажите за что вы истребляете нас?

Однако, никто ему не ответил. К Ютенусу подошёл вождь, и в его серых глазах гигант не увидел ничего кроме равнодушия. Примерно так хозяин дома смотрит на мышь, попавшую в мышеловку. Воин с силой воткнул копьё в сердце последнего гиганта. Дождавшись, когда верзила перестанет дёргаться в агонии Атен выдернул копьё и стал мерно бить древком по щиту. Бум–бум–бум–бум! Воины последовали его примеру, ударяя оружием о щиты. Атен сделал шаг, другой и задвигался в ритме ударов. Никто и никогда прежде не видел ничего подобного — танец войны под музыку оружия.

* * *

После истребления гигантов и механических охранников некому стало защищать пещеру. Дикие горголосы быстро сообразили, что люди им не враги. И если им не мешать, сами они не нападают. После чего, при появлении воинов, хозяйничающие в пещере горголосы предусмотрительно улетали подальше.

Воины Атена ежедневно вывозили полные повозки добра. Только теперь Атен понял дальновидный план Остри, построивший большой склад в маленькой деревне людей. Этот склад предназначался не для мифической торговли с другими королевствами. Он предназначался для хранения и последующей отправке в Шутгарт сокровищ пещеры гигантов.

Купцы Мамона

В заснеженной деревне гномов, притаившейся в горной долине, в тесном старом сарайчике для хранения горного инструмента, продуваемом пронизывающим северным ветром, кутались в неподходящую для севера одежду священники храма Мафры.

— Владыка, что будем делать? — обратился к первосвященнику Дайчиру жрец Зименф. — Уйдя из Милтауна, мы потеряли всё. Нам негде жить, нечем оплачивать еду, облачение совсем износилось.

— Прихожане Милтауна посещая храм Мафры приносили подношения. Здесь, в этой заснеженной дыре, некуда приходить. Нет и подношений, — стучал от холода зубами священник Геральд. — А просто так, почему–то, никто не хочет кормить нас. Замкнутый круг! У нас нет денег, потому что нет храма. А храм невозможно построить, потому что нет денег!

— Следует заставить платить и без храма, — задумчиво проговорил первосвященник Дайчир, поглаживая свою уже не столь холёную как в былые времена бороду.

— И как же мы это сделаем?

— Устроим гонения секты Мамона.

— Но ведь такой секты нет? — с удивлением подняла на первосвященника заиндивелые ресницы жрица Чичерина.

— Значит, будем преследовать еретиков с удвоенной силой! — огрызнулся Дайчир.

* * *

Невысокий, плохо сложённый гном неуклюже шагал по краю деревенской дорожки. Он поднял высокий воротник старенького серого плаща и опустил голову, стараясь не попадаться на глаза случайным прохожим. Крайняя необходимость заставила его идти по деревне, которую в последнее время он предпочитал обходить десятой дорогой.

На центральной улице, взгромоздившись на бочку чтобы возвышаться над слушателями, громогласно вещал толстый жрец с хитрыми бегающими глазками в длинном, довольно потасканном бежево–розовом облачении.

— Кара богини Мафры постигла вас! — выкрикивал священник Зименф, обращаясь к остановившимся возле него жителям деревни. — Вы забыли дорогу к старому храму в Милтауне! И храм разрушили орки! Вы не построили в нашей деревне новый храм! И вас ожидают новые бедствия! Многочисленные еретики и проходимцы бродят среди вас!

— Ежели их бродит тут так много, почему же у нас дорожки так плохо протоптаны? — насмешливо перебил пафосную речь жреца один из стоящих возле него жителей.

— Потому, что действуют еретики скрытно, приходят и уходят как тати в ночи. Замышляют недоброе, сбивают добропорядочных граждан с пути истинного, — не обращая внимания на насмешки пояснил жрец.

— А куда наши добропорядочные граждане держат путь? — спросил другой гном. — Вроде бы мы уже и так на крайнем севере. Дальше лишь ледовитое море.

— Путь истинный — это путь поклонения богине Мафре и служения церкви Её, — назидательно поднял указательный палец священник. — А еретики подрывают устои нашего общества! Не работают в гильдиях! Не приносят пожертвования на новый храм! Стяжательство обуяло их души! Не Мафре они служат, а Мамону!

— Что это за Мамон такой? В первый раз слышу! — покачал головой собеседник жреца.

— В священных текстах писано, что нельзя одновременно служить богине Мафре и Мамону. Следовательно те, кто не служит Мафре, поклоняются Мамону, — высокопарно пояснил священник, подняв указательный палец. — Зовётся секта эта Купцами Мамона.

— И кто же эти еретики? Назови их по именам! — не унимался стоящий подле жреца гном.

— Они скрываются под разными личинами, но, в конце концов, мы распознаем их всех! Вот взять хотя бы вон того! — жрец ткнул пальцем в идущего стороной и старающегося проскользнуть мимо толпы незамеченным гнома.

— Так это же Мим! — удивлённо протянул один из присутствующих. — Какой он, к чёрту, купец! Гол как сокол! Живёт без жены с двумя сыновьями в сырой землянке на окраине.

Гном, в которого ткнул пальцем жрец, повыше поднял воротник и прибавил шагу, желая побыстрее скрыться с глаз настырного проповедника.

* * *

Вечером, охрипшие от дневных проповедей жрецы, сидели в своём сарайчике и потягивали подогретое вино.

— Некоторые из жителей деревни сомневаются в проповедях, задают вопросы о секте Купцов Мамоны, требуют доказательств. Владыка, что им отвечать? — спросил Зименф.

— Сомневающимся мы предоставим неопровержимые свидетельства, — вкрадчиво проговорил первосвященник Дайчир. — Завтра мы объявим, что в Шутгарте задержали проповедника секты. А при нём, якобы, нашли листы пергамента, в которых излагалась тайная доктрина Купцов Мамона. Пергамент мы покажем старейшинам гильдий, чтобы они подтвердили любому сомневающемуся, что видели текст своими глазами.

— А где мы возьмём этот свиток? — поинтересовался священник Геральд.

— Сами составим. Кто же лучше нас разбирается в ереси?! — хмыкнул в бороду Дайчир, роясь в ящике стола и вытаскивая помятый замызганный пергамент. — У меня тут, очень даже кстати, есть подпорченные листы. На них и напишем. Итак, какое, по вашему, богохульство, вызовет возмущение жителей деревни?

— Оскорбления в адрес богини Мафры, — произнёс Зименф, делая большой глоток вина. — Никому не понравятся сомнения в её чистоте и непорочности.

— Угу! Пишем, что сектанты считают Мамона незаконнорожденным сыном богини, — повторял за Зименфом скрипящий пером Дайчир. — Любое упоминание о сыне намекает на инцест Мафры либо с отцом, либо с братом. Полагаю, у женской половины общества эта тема вызовет бурю негодования.

— Краденные богатства Мамона, — включился в разговор Геральд. — Собственность — «священная корова» гномов. И любые посягательства на имущество вызовут справедливый гнев.

— Угу! Пишем, что Мамон зачерпнул рогом изобилия богатства из кладовой своей матери богини Мафры и припрятал их в горах для своих угодников. Этими богатствами расплачивается он прислужникам своим, — скрипел пером Дайчир. — Деньгами изменяет он любовь сектантов к себе, и в деньги воплощаются молитвы ему.

— Продажность и всесилие денег, — придумывал новые грехи сектантам Зименф.

— Угу! Пишем, еретики нашёптывают о том, что по мановению руки Мамона — как в древности, так и ныне —свершается всё в этом мире. По его прихотям начинаются войны и падают королевства. Он вершит суды, заключает союзы, потворствует искусству и науке. Без его содействия гномы прозябали бы в нищете самым жалким образом. Того, кто прогневит Мамона не спасёт даже всесильный Гранд Кэйн! Напротив, кому благоволит Мамон, тому нет дела даже до Эйнхасады с её молниями.

— Сурово получилось! А вы не боитесь, что некоторым из наших сородичей эти мысли могут понравиться? Ведь что греха таить, многие гномы охочи до денег, — повернулся к первосвященнику Геральд.

— Мысли, может быть, и понравятся! Вот только плата за подобные мысли будет чересчур высока! — усмехнулся заканчивающий писать Дайчир. — Ведь преследовать за ересь мы будем не только упрёками, но и конфискацией незаконно нажитого имущества. И если такие случаи будут, а нужно делать всё, чтобы они случились, то это ещё раз подтвердит подлинность свитка с тайной доктриной Купцов Мамона.

— Как пустим свиток в дело? — решил уточнить священник Геральд.

— Завтра я отправлюсь к старейшинам гильдий, а вы, как и в предыдущие дни, пойдёте в деревню и продолжите громогласно обличать сектантов, ссылаясь на новые свидетельства, — ответил Дайчир.

* * *

По настоянию первосвященника собрался экстренный сбор Совета старейшин гильдий.

— Старейшины, простите, что пришлось отвлекать вас от неотложных дел, но обстоятельства чрезвычайные, — начал свою речь присутствующий на Совете старейшин первосвященник церкви Марфы. — Сектанты подрывают устои общества, развращают нравы. Строительство нового храма становится делом государственной важности.

— Владыка, наши гильдии по мере возможности уже внесли свои взносы на строительство храма, — отметил Локирин Широкобок. — Больше перечислить мы пока не можем. Сейчас гномам не хватает самого насущного — жилья!

— Вот я и говорю, что в то время, как гильдиям не хватает рабочих рук, много гномов болтается без дела, — гнул свою линию Дайчир.

— Мы не можем нанять их, на это тоже не хватает средств, — вздохнул Филаур.

— Но они могли бы работать бесплатно на общее благо, — заявил первосвященник.

— Как это? — удивились присутствующие. — Как убедить их в этом?

— Скоро они сами запросят об этом! — торжествующе заявил Дайчир. — Вы, конечно, уже слышали о том, что появилась некая секта, именующая себя Купцами Мамона, которая распространяет зловредные взгляды. До сих пор нам не удавалось поймать еретиков. И вот, наконец, в тёмном переулке Шутгарта мы перехватили проповедника сектантов. В его дорожной сумке мы обнаружили свиток с тайной доктриной, которой еретики хотят заменить священное писание богини Мафры. Вот он!

Дайчир вытащил из кармана грязный свиток и торжествующе бросил его на стол перед присутствующими.

— Прочтите сами! Убедитесь насколько ужасны их взгляды!

Старейшины по очереди, передавая свиток из рук в руки, пробегали глазами по строкам пергамента. Многие из них кривились от прочитанного.

— Мы знаем, что участники гильдий добропорядочные граждане, строгих нравов. Чего нельзя утверждать о тех, кто всеми силами стремиться уклониться от вхождения в гильдии, — продолжал проводить свою мысль Дайчир. — А это значит, что общество просто обязано принять меры к тем, кто в такие трудные времена не только уклоняется от работы, но и распространяет вредные, разрушительные взгляды. Следует принять закон о преследовании секты Купцов Мамона, отбирать у них имущество, изгонять из селений, обложить их двойными налогами и многочисленными штрафами.

Старейшины гильдий молчали. Они поняли какими мерами Дайчир решил получить средства для церкви — забрав у беззащитных, самостоятельно выживающих после бегства из Милтауна, последнее оставшееся у них имущество. У бедолаг просто не будет выбора. Либо изгнание из селений, либо бесплатная работа в приютивших их гильдиях.

* * *

Мим накрыл стол, выставив нехитрый ужин — хлеб, сыр и овощи. Он ждал, пока подойдут сыновья, закончившие во дворе работу по хозяйству и шумно умывающиеся холодной водой в кадке.

— В деревню я больше не пойду. Появляться там стало опасно, — вздохнул Мим, обращаясь к сыновьям. — Совет старейшин принял закон о преследовании Купцов Мамона. Заставляют платить двойные налоги и штрафы за, якобы, служение Мамону. Тех, кто пытался возмущаться, посадили в тюрьму или изгнали из селения, отобрав имущество в пользу церкви. Это ещё что! Говорят, что первосвященник Дайчир добивается от старейшин гильдий казни еретиков. Кричит на всех углах, что их следует сжигать живьём на кострах!

— Мы знаем об этом, отец, — кивнул старший сын Кхим. — Слышали, что Дайчир стал продавать священное писание от Мафры и настаивает, чтобы в каждом доме лежала такая книга. Он ввёл новые обряды и ритуалы богослужения богине Мафре, чего гномы не практиковали ранее в Милтауне.

— Некоторые из моих друзей бежали в королевства эльфов, — вставил младший сын Мима, продолжая жевать сырую репу. — Да, им приходится заниматься контрабандой, продавать краденое оружие и сомнительные снадобья. Они подрабатывают ремонтом доспехов, переходя от селения к селению. Но они свободны и живы! Может быть и нам пора бежать? Только куда?

— Я уже думал над этим, — поддержал сына Мим. — Вот что, орки ушли из Милтауна и редко появляются в его окрестностях. Там, в пригороде, есть старые дома гномов. Можно поселиться там. Уж во всяком случае, хуже чем здесь не будет!

— Мы согласны, отец, — дружно тряхнули бородами сыновья. — Собираемся и уходим!

И они ушли из деревни гномов. Нашли старую, заброшенную кузницу под холмом, чуть южнее оставленного гномами Милтауна.

Порой Мим заходил в брошенный гномами город. Бродил по опустевшим улицам, заходил в дома, надеясь найти какие–нибудь вещи, полезные в хозяйстве.

Каждый раз, проходя мимо дома сына погибшего короля гномов, что–то влекло его зайти внутрь. И в один из таких походов Мим послушал свой внутренний голос. Он ходил из комнаты в комнату и внимательно рассматривал брошенные вещи. В дальнем углу, разворошив груду мусора, он нашёл коробочку. Открыв, Мим не поверил своим глазам. Там лежала огромная — с голубиное яйцо — жемчужина блеск которой напоминал звёздный свет на морской пене.

«Это же Нимфелос! Легендарная жемчужина короля Дварина!», — догадался Мим. «Если бы я знал где найти семью короля, я обязательно бы вернул находку. Но я ни за что не отдам драгоценность в жадные руки жрецов и гильдий! Пусть она послужит на пользу мне, а не им!».

Мим долго размышлял, кому бы продать жемчужину. В Шутгарте оставались богатые гномы, которые могли бы купить драгоценность. Но Мим слишком хорошо знал соотечественников и не доверял им. Его могли объявить сектантом Купцов Мамона. Жемчужину отобрать, а его самого бросить в темницу, а, вероятнее всего, казнить, чтобы не просочились сведения о том, что именно он нашёл.

«Серебряные эльфы проигрывают войну оркам. Им сейчас не до драгоценностей!», — думал Мим. «Остаются зелёные эльфы. Попробую договориться с ними!».

— Сыновья, собирайтесь! — объявил Мим. — Помогите мне добраться до Эльфийского леса! У нас есть что предложить зелёным эльфам.

Преодолев долгий путь по бездорожью — на дороге Мим боялся столкнуться с орками — гномы остановились на привал на краю Эльфийского леса. Они не стали углубляться в дебри, не желая получить в спину эльфийскую стрелу. Гномы разожгли большой костёр, дым которого был заметен издалека, и стали ждать.

И действительно! Через некоторое время из леса к ним вышел один из эльфов пограничного дозора.

— Зачем вы здесь? — поинтересовался он у сидящих у костра гномов.

— У нас есть нечто, что заинтересует вашего короля, — ответил Мим.

— И что же это? — ухмыльнулся эльф.

— Не могу сказать! Это предназначено лишь для глаз короля! — отказался отвечать Мим. — Проводите меня к нему!

— Ну, пойдёмте! — махнул рукой эльф, убедившись в том, что Мим и его сыновья не представляют никакой опасности.

Когда королю доложили о том, что прибыл некий гном с наглой просьбой об аудиенции, Эльвар неожиданно быстро согласился принять его. В душе он надеялся, что гном принёс весточку от Эльтиэны — дочери короля, которая после ухода с Атеном из дворца не поддерживала с отцом никаких отношений.

— Великий король эльфов, разрешите преподнести Вам нечто, что по праву может принадлежать лишь Вам! — подойдя к трону, как можно учтивее поклонился Мим, и протянул королю коробочку.

— Не может быть! — брови хмурого короля взметнулись от удивления вверх после того, как он открыл коробку. — Это же жемчужина некогда добытая моим младшим братом Ольваром! Последняя память о нём! Гном, как же я благодарен тебе! Несомненно, я вознагражу тебя и выдам столько серебра, сколько ты сможешь унести!

Довольный столь удачной сделкой Мим нагрузил рюкзаки серебром и вместе с сыновьями вернулся домой, в старую кузницу под зелёным холмом в одиноких окрестностях Милтауна.

* * *

Король Эльвар не расставался с принесённой гномом Мимом жемчужиной. В одиночестве сидя в пустом зале, он держал её на ладони и разговаривал с ней, представляя своего погибшего брата. По дворцу поползли слухи о том, что король сходит с ума.

Спустя некоторое время Эльвар пригласил из Шутгарта лучших гномов–ювелиров, и когда они прибыли попросил:

— Сделайте мне золотое ожерелье, в которое вправьте вот эту жемчужину. Пусть она постоянно напоминает мне о моём брате!

Гномы, увидев жемчужину обомлели. Конечно, они сразу узнали Нимфелос короля Дварина, низко склонились перед королём и попросили:

— Король Эльвар, продайте нам эту драгоценность! Мы согласны купить её за любую цену!

— Вы не ювелиры, а бесчестные торгаши! — вскипел Эльвар от показавшейся ему дерзкой просьбы гномов. — Втираетесь в доверие, высматриваете чем можно поживиться, а затем, вместо того, чтобы делать своё дело, торгуетесь? Вон отсюда, бесчестное отродье! Стража, выбросьте этих гнусных тварей за ворота!

Лица гномов потемнели от гнева. Никто и никогда не разговаривал с ними подобным тоном . Один из гномов, не выдержав оскорблений, выхватил кинжал и вонзил в грудь короля Эльвара. Другие, воспользовавшись моментом, схватили жемчужину и попытались бежать из дворца. Дворцовая стража преградила им путь. Завязалась кровавая резня. Некоторые из гномов погибли в стенах дворца. А тех, кому удалось прорваться, в чаще леса настигли эльфийские стрелы, а их непогребённые тела растерзали дикие звери.

За убийство короля Эльвара зелёные эльфы объявили войну гномам и, собрав значительную армию, двинулись на южную провинцию. Там эльфы разорили поля и селения, окружили и взяли в осаду Шутгарт. Не желая нести большие потери при штурме города, эльфы решили подождать. Голод и лишения рано или поздно заставили бы гномов сдаться.

* * *

— Атен, к вам прибыл посланник гномов. Просит срочно его принять, — доложил военачальнику стражник.

— Пропустите! — разрешил Атен и увидев входящего гнома воскликнул, — Остри! Какими судьбами? Ну, у тебя и вид! Прямо ходячий кусок грязи!

— Атен, прости, что зашёл в таком виде! Я только что прибыл. Чуть не загнал коня до смерти. Беда! Шутгарт осадили зелёные эльфы и без твоей помощи город скоро падёт, — выпалил вошедший Остри.

— Зелёные эльфы возле Шутгарта?! — не поверил своим ушам Атен. — Они же из Эльфийского леса никогда не выходили и никогда ни на кого не нападали! Что случилось?

— Атен, я принёс очень неприятное для вас с женой известие. Но лучше вы услышите это от меня, из первых уст, чем до тебя дойдут искажённые слухи. Король Эльвар мёртв!

— Эльвар?!

— Да! Произошло следующее. Говорят, в последнее время он был не в себе. Сидел в одиночестве и разговаривал сам с собой. Пригласил из Шутгарта знаменитых ювелиров, а когда они прибыли стал оскорблять их и велел выкинуть из дворца. У одного из приглашённых не выдержали нервы и он ударил короля кинжалом. Дворцовая стража преследовала гномов пока не убила почти всех. Спасся и добрался до деревни гномов лишь один, который и рассказал о том, что произошло. Атен, мы понимаем, что король Эльвар твой родственник. Но не мы, гномы, начали эту войну! Ситуация такова, что только ты можешь её остановить. Выступи на стороне гномов или, хотя бы, уговори зелёных эльфов прекратить бойню!

— Невыдержанность короля Эльвара известна, — вздохнул Атен. — Он и меня неоднократно оскорблял и унижал. Более того, подставлял, желая моей смерти. Так что, я понимаю возмущение оскорблённых ювелиров. При жизни Эльвара я бы не выступил против зелёных эльфов. Но, поскольку его уже нет, мы поможем гномам. В ближайшие дни мои войска выдвинутся в направлении Шутгарта. Остри, скачи к своим и предупреди! Сделайте вид, что город вот–вот падёт. Пусть эльфы расслабятся и оставят большую часть войск в лагере. Вот тут–то мы их и атакуем. Надеюсь, что услышав наши боевые трубы защитники Шутгарта выйдут нам на подмогу?

— Конечно выйдут, Атен! Спасибо! Я и не надеялся на такой исход нашей встречи, — поблагодарил засобиравшийся в обратный путь Остри.

* * *

В гостиной богатого дома в Шутгарте собрались военачальники гномов и людей, шумно празднуя победу над зелёными эльфами.

— За здоровье великого воина Атена! Без преувеличения спасителя Шутгарта! — поднял кубок Баланки Ролингрок.

— За Атена! — дружно поднялись и чокнулись в едином порыве бокалы и кружки сидящих за столом. — За нашу общую победу!

— Славная получилась битва! — крякнул Баланки, осушив до дна поднятый кубок. — Со входных башен города я видел как конница людей разрезала ряды эльфов. Как лучники снесли эльфийские отряды, пытавшиеся контратаковать. Как воины выкрикивая боевые кличи и ударяя мечами по щитам нагнали страху на бегущих с поля боя эльфов. Замечательное зрелище, я вам скажу!

— Отряды из Шутгарта преследовали эльфов почти до Эльфийского леса, чтобы убедиться, что они не собираются напасть снова, — добавил довольный, зарумянившийся от выпитого вина, Остри.

— Мне, конечно, приятны ваши слова, сказанные в мой адрес, — ответил на здравицы Атен. — Но я бы не стал преувеличивать значение этой стычки. Ни эльфы, ни гномы, ни мои люди не желали взаимного уничтожения. Все бы выиграли, если бы дело разрешилось миром. Зелёные эльфы, как бы глупо они себя не вели, нам всем не враги!

— Мудрые слова! За это следует выпить! — подхватили сидящие за столом, вновь подняв наполненные кубки. — Пусть в мире процветает торговля, а не война!

Королевство Аден

Наутро в дом, в котором остался гостить Атен, вошёл Остри.

— Ну как?! Оклемался после вчерашнего застолья? — расплывшись в улыбке поприветствовал Атена гном. — Тут такое дело… Надо поговорить с глазу на глаз!

— Что?! Опять что–то случилось? — шутливо закатил глаза расслабленно развалившийся в кресле Атен. — Куда бежать?

— Случилось, но бежать никуда не нужно, — плюхнулся на соседний стул рядом с Атеном Остри. — Прости меня! Когда я позвал тебя на войну с зелёными эльфами, я был не до конца с тобой честен. Но в тот момент я не мог открыть тебе всю правду. Я и так не знал, как ты отреагируешь на убийство гномами короля Эльвара.

Атен перестал улыбаться, серьёзно и внимательно посмотрел на опустившего глаза Остри.

— Начну по порядку! Хотя, полагаю, многое ты и сам знаешь, — начал свой рассказ гном. — Младший брат короля Эльвара, которого звали Ольвар, основал на западном побережье континента королевство морских эльфов. Рыбаки и ныряльщики королевства добывали морской жемчуг, который очень ценили гиганты. Самые редкие жемчужины Ольвар не продавал гигантам, а дарил своим родичам и близким друзьям. Однажды, он гостил у давнего друга Винвара, правившего тогда королевством серебряных эльфов, и подарил ему редчайшую жемчужину размером с голубиное яйцо, блеск которой напоминал звёздный свет на морской пене. Прошло время. Винвар подружился с королём гномов Двариным и за то, что гномы согласились построить город Менегрот — ставшей столицей серебряных эльфов — Винвар преподнёс Дварину эту крупную жемчужину. Восхищённый драгоценностью Дварин назвал её Нимфелос и хранил как величайшее сокровище. Когда подрос его сын, Дварин передал Нимфелос ему как символ королевского рода. В войне с орками Дварин и его сын погибли на подходе к Милтауну, из которого бегством спасались жители. Как потом оказалось, семья короля — жена, невестка и внуки — бесследно исчезли. Никто не видел их ни живыми, ни мёртвыми.

Остри глубоко вздохнул и помолчал. Атен заметил в его глазах искреннюю печаль о судьбе короля.

— Неизвестно, каким образом Нимфелос попала к эльфийскому королю Эльвару, — продолжил историю Остри. — При нашей предыдущей встрече я рассказывал о том, что произошло дальше. О приглашённых ювелирах, оскорблениях и резне во дворце. Правда в том, что ювелиры не подняли бы меч на короля из–за оскорблений. Просто обиделись бы и ушли. Но они не могли покинуть дворец без реликвии короля Дварина. И они решили получить её любой ценой. Любой! Так на их месте поступили бы многие гномы. Единственный, оставшийся в живых ювелир, добравшийся до Шутгарта, принёс Нимфелос и передал её старейшинам гильдий. Теперь она хранится у них как символ королевской власти и будет возвращена принцу из рода Дварина, как только тот объявится.

— Грустная история, — проговорил Атен, поглядывая на Остри. — Но зачем ты мне её рассказал? Чтобы я не таил обиды на гномов за убийство короля Эльвара?

— Совсем не для того! — покачал головой гном. — Атен, ты не просто помог гномам в войне с зелёными эльфами. Ты защитил королевскую реликвию и причастен к сохранению нашей государственности. Мы не только благодарны тебе как брату по оружию, но прониклись глубочайшим доверием!

— Спасибо за доверие, Остри! — поблагодарил гостя Атен. — Хочу сразу заверить тебя, что никто от меня не узнает вашу тайну!

— А теперь, собирайся! Тебя пригласил на обед Баланки Ролингрок, — повеселел Остри, довольный тем, насколько удачно завершился не очень приятный для него разговор.

* * *

В доме, в который вошли Остри и Атен, оживлённо сновала прислуга, выполняя поручения доносящегося со второго этажа здания громового голоса хозяина.

— Шевелись лентяи! Где закуски? Почему салаты до сих пор не на столе? — кричал на домочадцев Баланки, топая ногами и громыхая стульями.

— Встречайте дорогого гостя! — позвал хозяина вошедший в дом Остри.

— Ага! Пришли! А я уж заждался! Поднимайтесь и проходите! — отозвался хозяин и, когда они вошли, гостеприимно поздоровался с гостем. — Атен, как я рад вас видеть!

Пожимая руку смущённому лестными словами хозяина гостю, Баланки мельком бросил взгляд на Остри. А тот, в свою очередь, еле заметно кивнул, давая понять, что всё в порядке.

— Присаживайтесь! Присаживайтесь! — хлопотал вокруг гостя Баланки, наполняя кубки дорогим вином. — Итак, за дружбу и доверие!

— …гостеприимного хозяина дома! — добавил Атен сдвигая кубок с присутствующими.

— Угощайтесь! Попробуйте эти блюда и вы поймёте, что даже в трудные времена нам есть чем угостить дорогого гостя!

— Очень вкусно! — хвалил Атен, пробуя то одно, то другое блюдо на уставленном яствами столе.

Атен догадывался, что вчерашний пир в его честь, откровенный разговор Остри и это приглашение на обед, не просто жест благодарности, а нечто большее. Он прикидывался простаком, налегал на еду и вино, позволяя гномам разыгрывать свой план.

— А вы успели осмотреть Шутгарт? — поинтересовался у гостя Баланки. — Хотя, конечно, после боевых действий он не так хорош как в предвоенное время.

— Очень красивый город, — согласился Атен, потягивая вино. — Если бы я строил город, то многое бы позаимствовал, но с некоторыми отличиями. Шутгарт — подземный город, а людям больше нравятся наземные постройки, чтобы каждый день видеть солнце. Любоваться рассветами и закатами…

— Так постройте! Что вам мешает построить свой город? — деланно удивился Баланки.

— Нехватка мастеров, материалов и, наверное, денег, — подумав, высказался Атен.

— Так наймите нас, гномов! Мы обеспечим строительство материалами, архитекторами высочайшей квалификации, мастерами. Кроме того, мы откроем вам кредитную линию.

— Какую линию? — переспросил Атен, не очень разбирающийся в финансовых вопросах.

— В общем, берёте сейчас, а платите потом, — пояснил Баланки. — Рассчитаетесь, когда сможете!

— С чего такая щедрость? — недоверчиво улыбнулся Атен. — Никогда не слышал, чтобы гномы швырялись деньгами!

— Мы не швыряемся, не дарим, а даём взаймы. И не кому попало, а партнёру, которому можно доверять, — пояснил Баланки, вновь наполняя бокалы. — Предлагаю тост! Выпьем за новый город!

— За новый город! — высоко поднял бокал немного удивлённый Атен.

* * *

Старейшины гильдий собрались на совет, желая обсудить завершение войны с зелёными эльфами.

— Друзья и партнёры! — обратился к собравшимся Баланки Ролингрок. — Кажется, я знаю каким образом снизить напряжённость в обществе и значительно улучшить благосостояние жителей деревни гномов!

— Неужели? И как? — хмуро пробубнил кто–то из старейшин.

— У меня состоялся доверительный разговор с вождём людей Атеном, и я выбил для нас крупный заказ! — сообщил Баланки.

— Что? Он решил построить себе дворец? — иронично спросил Арин Кердхаммер.

— Немного больше, — снисходительно посмотрел на Арина Баланки. — Он решил построить… целый город!

— А у него хватит на это денег? — с прежним скепсисом хмыкнул Арин.

— Хватит! Мало того, что у Атена и так неплохие доходы, наша гильдия открыла ему кредитную линию! Но и это ещё не всё! Я предоставлю вам личные гарантии и другие гильдии смогут присоединиться к строительству своими кредитными линиями. Представляете себе заказ в объёме всего накопленного нами капитала?!

— Ничего себе! — открыли рты от удивления старейшины гильдий. — А где гарантия, что он вернёт наши денежки?

— Весь фокус в том, что мы ему ничего не даём! Мы кредитуем свои гильдии своими же деньгами! — разъяснял Баланки. — Серебро из наших карманов поступит… в наши карманы. А Атен будет постепенно рассчитываться за построенный город.

— А! Это как получение процента от заёмщика! — воскликнул Филаур.

— Угу! Только лучше, потому что непосредственно денег заёмщику мы не даём! — ещё раз повторил Баланки тугодуму Филауру. — По самым скромным оценкам, на этой сделке мы, как минимум, удвоим свои капиталы.

— Вот это да! — ахнули гномы. — Баланки, приходится признать ваш предпринимательский талант!

— Кроме того, как я и говорил в начале, большое количество наших архитекторов, ремесленников и строителей поедет в строящийся город. Население деревни уменьшится, что позволит нам решить проблему голода и безработицы среди оставшихся, — добавил Баланки.

— Отлично! — потёр ладони председательствующий на Совете Арин Кердхаммер. — Когда можно начинать?

— Вчера! — довольно рассмеялся Баланки Ролингрок.

* * *

После возвращения Атена из Шутгарта северные окрестности озера Нарсил словно подменили. Небольшое полусонное селение превратилось в огромную кипящую стройку, которая, казалось, не останавливалась ни на минуту. Ни днём, ни ночью.

С севера тянулись обозы с гномами–строителями и материалами. С запада ехали переселенцы из южных земель королевства серебряных эльфов, которых манил стремительно разрастающийся новый город.

Крепкие молодые парни, желающие славы, поступали на военную службу. Им льстило служить под командованием легендарного Атена, вступившего в смертельную схватку с самим королём орков!

Люди постарше становились ремесленниками и строителями, которых растущий город требовал всё больше и больше. Некоторые оседали в пригородах, строили фермы, поставляя продукты жителям нового города. Всем находилось место, жильё и работа.

Неожиданно для самого Атена на его плечи свалилась гора неотложных повседневных забот. К нему чинно следовали гномы–архитекторы с предложениями размещения замка, военных укреплений и планировки города. Приходили торговцы с расспросами о поставке на стройку необходимых материалов и требованиями расчётов за поставленные товары. Прибегали жители города с жалобами и просьбами рассудить конфликты между ними. Крики, суета и гвалт, круглосуточно царившие в доме, порядком утомили Атена. Он буквально валился с ног от усталости.

— Дорогой, в одиночку ты не справишься с таким огромным потоком дел, — ласково советовала Атену жена. — Хочешь ты того или не хочешь, тебе следует объявить себя королём и нанять придворных, которые будут ответственны перед тобой за вы выполнение поручений.

— Если честно, мне очень не хочется, но, по видимому, придётся, — согласился с Лаэриэль супруг.

С официозом решили не затягивать и провести скромную, без излишеств церемонию через неделю.

Коронация Атена началась как военный парад. Верные ему войска, выстроились на площади. Там же, на площади, чуть поодаль от военных, собрались жители города и окрестностей.

Атен, Лаэриэль, Остри и несколько их ближайших друзей двигались по улице в сторону центра города. Атен, стараясь скрыть своё волнение, быстрым шагом шёл впереди группы. Он, словно, убегал от нерешительности, оставляя позади сомнения в необходимости возглавить новое государство.

Шум, собравшихся горожан, стремительно приближался и, когда Атен вышел на площадь, люди взорвались приветственными возгласами толкая друг друга локтями и показывая пальцем в его сторону. Они любили своего лидера. Видели в нём волевого, целеустремлённого, спокойного, выдержанного и верного данному слову человека. Им восхищались как воином, организатором, политиком, любящим мужем и отцом, обожающем своего недавно родившегося сына.

Атен, выстукивая подбитыми металлом каблуками сапог по недавно выложенной булыжной мостовой, подошёл к отрядам военных и коротко поприветствовал их:

— Здравствуйте, воины!

— Атен, Атен, Атен! — дружно прокатилось троекратное приветствие военных.

Далее, к Атену по одному стали подходить командиры отрядов и, приложив кулак к груди, приносить ему воинскую присягу, заканчивающуюся словами:

— Клянусь служить вам верой и правдой!

По окончании военной составляющей коронации перед собравшимися на площади жителями вышла Лаэриэль.

— Граждане нового королевства! — громко обратилась она к ним. — Давайте вспомним историю!

Площадь стихла, минуту назад торжествующие и радующиеся лица внезапно посерьёзнели.

— Беор, Халадин, Марах эти имена стучат в наших сердцах. Эти вожди привели нас в эти западные земли, стремясь к Дому Солнца. Мы помним наших военачальников, доблестно служивших у эльфов. Таких как Харабир — отец Атена. Мы с теплотой в душе вспоминаем Халету, которая вывела с севера людей, почти истреблённых орками. Ваши деды и отцы основали поселения Глудио и Глудин. Однако, никогда у людей не было своего королевства! Мы жили на пустырях или землях, принадлежавших королям серебряных эльфов. И вот, сегодня, знаменательный день! Мы не просто объявили первого короля! Мы объявили о первом королевстве людей! Теперь, у нас есть своя земля! Своё королевство! Свой город!

— Слава королю Атену! — взревела восторженная толпа на площади.

Многие прослезились от слов Лаэриэль, вспомнив своих родных и пережитые в недалёком прошлом трудности. В это время Лаэриэль отошла немного назад, а её место занял гном Остри.

— Несмотря на то, что многие из вас пока не путешествовали на север, вы знаете, что там лежит королевство гномов, — начал свою речь Остри. — Мы с вами дружим уже не первый год. А сейчас, рука об руку строим ваш прекрасный город Аден. От лица гильдий гномов хочу сказать, что мы очень уважаем Атена как достойного политика, славного полководца и просто хорошего друга. В знак нашей дружбы и признания королевства Аден разрешите преподнести вам эту корону, созданную лучшими мастерами–гномами!

Остри достал из красивого футляра тонкий обруч золотой короны, украшенной драгоценными камнями, и протянул Лаэриэль. Она приняла от гнома корону и подняла её высоко над головой, чтобы видели все. Затем, возложила корону на голову супруга.

— Обещаю заботиться о благосостоянии нашего королевства, защищать жителей от внешних угроз! — поклялся своим подданным Атен.

— Да здравствует король Атен! — скандировала толпа на площади.

Зазвучала музыка, начались песни, танцы. Столы на улице и в распахнувших двери домах ломились от яств. То и дело поднимались кубки, полные вина, и произносились тосты. Новая столица нового королевства праздновала коронации первого короля.

* * *

Лаэриэль и Атен радовались рождению сына, которому дали имя Дион. Он рос бойким, активным и весёлым. Атен, несмотря на свою крайнюю занятость, в свободные минуты бежал позаниматься с сыном.

Однажды поздним вечером, уложив малыша спать, уставшая за день Лаэриэль присела у его кроватки.

— Добрый вечер! — раздался негромкий голос.

От неожиданности Лаэриэль вздрогнула, как от громкого крика и резко повернулась к двери. Там в полумраке стояла светловолосая девушка в длинном синем платье, украшенном голубыми лентами. В комнате повеяло свежестью и прохладой чистой воды.

— Простите, что так напугала вас своим появлением! — всё тем же тихим журчащим голосом извинилась гостья, заметившая резкое движение сидевшей у кроватки сына матери.

— Вы?! — удивлённо выдохнула Лаэриэль, у которой от нахлынувших воспоминаний сжалось сердце. — А мама…?

— Твоя мама — Мелиана — очень хотела бы увидеть внука, — ответила на немой вопрос Лаэриэль гостья. — Но, поскольку это невозможно, я решила сделать это за неё. Позволите?

— Конечно! — не стала возражать мать.

Гостья бесшумно подошла к кроватке и легонько покачивая её мягким нежным голосом запела колыбельную:

Аа, аа, баю, бай.

Аа, аа, засыпай!


Солнце закатилось в море за горой.

Ночи тьма спустилась, глазоньки закрой.

Месяц смотрит ясный в колыбель твою.

Спи, малыш, прекрасный, баюшки баю.


Колыбель качает чистых рек волна,

О тебе всё знает лишь она одна.

То, что будет в сказке, я тебе спою.

Слушай, сомкнув глазки, баюшки баю.


Аа, аа, баю, бай.

Аа, аа, засыпай!


Водную стихию в силах приручить.

Ей врагов лихих ты сможешь проучить.

Ты их, славный воин, победишь в бою.

Спи, дитя родное, баюшки баю.


Будешь сердцем весел, разумом умён.

И героем песен множества племён.

Лёгкий слог поэта я тебе дарю.

С музыкой вот этой, баюшки баю.


Аа, аа, баю, бай.

Аа, аа, засыпай!

— Всё это правда? То, о чём вы только что спели? — робко спросила Лаэриэль, широко распахнув удивлённые глаза. — Неужели и ему придётся пройти через ужасы войны? Ну почему, почему его не ожидает обычная спокойная и счастливая жизнь?

— Вы и сами знаете ответ, — вздохнула таинственная гостья. — Потому, что он родился от необычного союза и наделён необычными талантами. Всему роду Атенов суждено быть необычными. Это их судьба и предназначение.

— Предназначение?! Что и для мамы и для меня тоже существовало предназначение? — спросила Лаэриэль.

— У всего существующего на свете есть предназначение. Мы рождаемся не по собственной прихоти, а как следствие замысла кого–то другого. Цепь рождений и сотворений — долгое эхо далёких событий прошлого.

— А каково моё предназначение? Богиня, приоткройте завесу! — тихо прошептала Лаэриэль, не надеясь на ответ и, в то же время, боясь его услышать.

— Что же тут тайного?! Вы стали родоначальницей замечательной династии королей, которым суждено взять на себя ответственность за судьбу этого мира. И речь идёт не столько о людях, сколько о всём мире разумных существ.

— Не знаю, встретимся ли мы ещё, — замялась Лаэриэль, заметив, что гостья собирается уходить. — Можно вас попросить приглядывать за моими потомками?

— Можно и не просить! Порой мне кажется, что как раз в этом моё предназначение, — рассмеялась на прощанье девушка в голубом.

* * *

— Король Атен, мы принесли чертежи замка, — учтиво поклонился гном–архитектор. — Разрешите показать?

— Конечно! — согласился Атен. — Давайте подойдём к столу! Там, нам будет удобнее.

— Замок будет стоять на высокой скале, — водил толстым коротким пальцем по чертежам архитектор. — Это будет совершенно неприступный замок, стоящий на огромных опорах. Укрепления смогут сдерживать нападение хоть всех армий континента! Посмотрите! Вот тут пойдёт высокая внешняя стена — основной элемент обороны замка. Сломать эти стены… Да её не то что сломать, к ней подойти невозможно! Снаружи будет протянут водяной ров. Внутри замка мы выстроим ещё одну стену. Эдакую крепость в крепости. Крепостные стены будут охраняться пятью башнями, некоторые из которых позволяют поливать нападающих пламенем. А вот тут, в задней стене — тайный ход из замка. Вход в замок возможен лишь через мост и центральные ворота.

— А сколько воинов сможет вместить замок? — поинтересовался Атен.

— Полагаю, что войдёт тысяч пять, — прикинул в уме гном, прищурив один глаз и закатив к потолку другой.

— Неплохо! — удовлетворённо хмыкнул король.

— Кроме того, мы предполагаем использовать технологии и архитектурные подходы гигантов. Укреплениями и фортификационными сооружениями замка займутся мастера гильдии Чёрная Наковальня. Сейчас они продумывают места размещения разнообразных ловушек, затрудняющих действия атакующей стороны.

— Ну что ж! Вы поработали на славу! Мне нравится ваш замысел! Остаётся надеяться, что нам удастся воплотить его!

— Уж в этом не сомневайтесь! — довольно хмыкнули гномы. — Мы бы не стали предлагать того, что не сможем сделать!

* * *

— Атен, скоро освободится? Кто там у него? — поинтересовался у стражника давно ожидающий приёма короля Остри.

— Ох! Даже не знаю! Они уже не первый час там за дверями шумят, — пожал плечами стражник.

— Кто там у него?

— Торговцы.

— А! Ну, поскольку я тоже торговец, пропусти меня к ним, — попросил гном.

Стражник, зная дружеские отношения Атена и Остри не стал его задерживать.

В кабинете Атена гудели охрипшие голоса торговцев, спорящих между собой.

— Добрый день, Ваше Величество! — дружески, но церемонно поздоровался гном. — Что за шум, а драки нету?

— Остри, ты очень кстати! — обрадовался приходу гнома Атен. — Нужен твой совет. Вся перепалка из–за того, что все друг другу задолжали за поставки товаров. И если раньше торговцы и жители рассчитывались между собой гвоздями, лопатами, мотыгами и наконечниками стрел. То сейчас, эти товары принимать никто не хочет. Их и так полно в каждой кладовке. Торговцы хотят получать золото, серебро или, в крайнем случае, драгоценные камни. Но в нашей местности нет месторождений драгоценных камней. А если бы и были, то понадобились бы целые тонны!

— Ах, вот оно что! — понятливо кивнул Остри. — Атен… Ой, Ваше Величество! У гномов, которые переняли многое у цивилизации гигантов, в ходу монеты. Вот такие!

Остри порылся в карманах, вытащил серебряный кружок и положил перед королём.

— Вашему королевству следует наладить чеканку своей монеты. А чтобы её с удовольствием принимали торговцы, следует сделать её золотой. Прикажите, и мастера–гномы изготовят для вас необходимое оборудование и разработают рисунок на сторонах монеты.

— Остри, срочно займитесь этим! — вздохнул с облегчением Атен.

Через несколько дней гномы положили на стол короля рисунок монеты на одной стороне которой изображался герб королевского двора, а на другой — располагался рисунок зданий города, под которым красовалась подпись «Аден».

— Мы бы хотели прославить новый город, — пояснил Остри королю Атену, указывая на рисунок и надпись под ним.

Новая монета быстро завоевала популярность среди жителей королевства. Её с удовольствием принимали торговцы других земель — гномы и эльфы — которые так и называли её по надписи — «адена».

Так, день за днём, началось победное шествие золотой адены по карманам и кошелькам жителей континента.