Погоня за призраком

Оглавление

Деревня охотников

— Эй! Свободная комната найдётся? — разбудил старого гнома за стойкой приятный женский голос.

Седовласый гном с потухшей трубкой в зубах открыл глаза и увидел перед собой тёмную эльфийку высокого роста. Чёрный шнур плотно затягивал её чёрные с проседью волосы высоко на затылке в «конский хвост». Бледная зеленоватая кожа лица говорила об усталости путницы. Широкий чёрный плащ, забрызганный грязью, скрывал одежду, но намётанный глаз гнома заметил под плащом очертания лёгких доспехов.

— Конечно найдётся, дамочка! — гостеприимно засуетился гном. — На втором этаже подойдёт? Самая лучшая! Возьмите ключик!

Она молча взяла ключ с крупным брелоком на кольце и направилась к лестнице.

— Немолода, а какая стройная фигурка! Какая лёгкая походка! — поцокал языком седовласый гном, раскурил трубку и дремотно прикрыл глаза.

«Когда это началось», — вспоминала Ария Фёстматер. «Пожалуй, с тех пор как ангелы сошли в башню Дерзости». С тех пор она постоянно обнаруживала, что за ней следят, куда бы она не отправилась. В этот раз двое преследователей шли за ней по пятам от самого Элмора. Они не пытались приблизиться, но и не отставали.

«Ну, что ж, мальчики! Поиграем в прятки!», — решила Ария, останавливаясь на постоялом дворе небольшой деревушки охотников, расположенной южнее Адена. «И если я вас найду, не обижайтесь!». Ария вошла в «самую лучшую» — по словам гнома — комнату и огляделась. Потрёпанная мебель, запылённые шторы, давно не мытый пол. Ладно хоть постельное бельё оказалось чистым.

Четыре дня Ария отсыпалась, не высовывая носа с постоялого двора. За это время она изучила расположение комнат и коридоров, и из разных окон поглядывала на улицу. «Хм, они что? Потеряли меня? Надо бы проверить!» — думала она.

Под вечер Ария спустилась к выходу и положила ключ от комнаты на стойку.

— Пойду прогуляюсь! — сообщила она гному.

Оторвавшись от обычной спячки, гном приоткрыл глаз и повесил ключ на гвоздик.

Ария не торопясь прошла по деревне и подошла к длинному деревянному складу. Вошла в склад, подождала немного и тихо выскользнула в ночной сумрак через заднюю дверь. Никто её не преследовал.

Ария вошла в дверь постоялого двора. «Хм, а где же гном, вечно клюющий носом за стойкой?» — удивилась она, снимая с гвоздя ключ от своей комнаты.

Со свечой в руке она поднялась по старой скрипучей лестнице и пошла по коридору, освещённому лишь синеватым лунным светом, пробивающимся через окошко в конце коридора. Свеча затрепетала, словно пытаясь предупредить её о чём–то. Ария прошла мимо своей комнаты и взялась за ручку соседней двери. В предыдущие дни она проверяла, эта комната пустовала.

Раздался звон разбитого стекла и стрела с чёрным оперением вонзилась в дверь её комнаты. «Воронье Перо?!», — узнала Ария эту стрелу. Ария задула свечу и отскочила к противоположной стене коридора. Следующая стрела воткнулась в то место перед дверью, где она только что стояла. Ария перебежала за лестницу и стала недоступна для стрел. Она замерла, сдерживая дыхание.

Из пустующей — как думала Ария, — комнаты вышел рыцарь с двумя мечами. Ария выхватила кинжал и резким выпадом попыталась ударить рыцаря. Тот обоими клинками парировал удар. Очередная стрела просвистела по коридору и воткнулась недалеко от комнаты из которой вышел рыцарь. «Меткий!», — отметила эльфийка.

Ария, увернувшись от рыцаря, заскочила в открытую им дверь. Он попытался её ударить, но она с лёгкостью отвела его меч своим кинжалом. Ария стала против двери и в лучах лунного света рассмотрела нападавшего. «Тёмный эльф. Довольно молод, не более двухсот, силён, спокоен, свободно владеет мечами обеими руками. Так–так! Некрополь послал за мной рыцаря Лунных Слёз», — сделала вывод она.

Рыцарь опустил клинки.

— Отдай мне Священную Книгу! — потребовал он.

— Нечего почитать на ночь? Сходи в книжную лавку! — издевательски ответила Ария.

Рыцарь ударил мечом, она парировала удар кинжалом и тут же получила резаную рану руки от второго меча. Взбешённая Ария прыгнула на грудь рыцаря, крепко обхватив его обеими руками. Он потерял равновесие и попятился к окну. Ария толкнула его, окно проломилось и они оба выпали на улицу. В воздухе Ария успела повернуться, оказавшись сверху. Рыцарь с грохотом ударился спиной о землю, а эльфийка согнув колени приземлилась на его плечи. Раздался хруст вывихнутых плечевых суставов. Эльфийка выхватила из–за голенища сапога кинжал и приставила его к горлу противника. Кровь из раны на руке капала ему на лицо и горло. Рыцарь прикрыл глаза и хрипло процитировал стих:

Стань великим, Странник Бездны!

Много лет во тьме блуждая…

Ария с усмешкой продолжила:

А настанет срок исчезнуть,

Ты поймёшь: жизнь — никакая!

Она убрала клинок с горла эльфа, метнулась к забору, оттолкнулась ногой от стены, зацепилась за ветку дерева над стеной и перевалилась через стену. Стрела с вороньей опушкой удивительно бесшумна. Ария уловила лишь неясный, похожий на порыв ветра звук. Приземлившись за стеной, Ария почувствовала боль в правом плече. «Всё таки подцепила стрелу», — с досадой подумала она.

— Скрайд! Скрайд! — тряс лежащего посреди улицы рыцаря рейнджер, с испугом глядя на его окровавленную шею и лицо. — Вы живы?

Рыцарь попытался открыть глаза. Голова болела и кружилась, подкатывала тошнота, ломило плечи, любое движение отдавалось болью во внутренностях, из горла вместо дыхания вырывался прерывистый хрип и свист.

— Эсен…, — простонал рыцарь. — Это не моя кровь. Её… Эсен, ты её поймал?

— Она сбежала со стрелой в плече, — с сожалением покачал головой рейнджер.

Он поднял перед лицом лежащего рыцаря окровавленный кожаный доспех, исполосованный клинками и с дырой на плече.

— Охотники, не поймавшие раненную женщину! Позор! — Скрайд хотел покачать головой, но застонал при попытке это сделать. — Странно, что она не перерезала мне горло.

Рейнджер прошёл по улице и собрал свои стрелы. Затем уселся возле рыцаря и начал их перебирать. Он дорожил ими как сокровищем. Те, которые можно использовать заталкивал в колчан. Те, которые можно было починить клал перед собой. Остальные выбрасывал.

Мастер знаков

— Я занимаюсь своим ремеслом более тридцати лет, — рассказывал мастер знаков. — Самое сложное — разработать знак. Потом легче — плавное движение иголочкой…

Мастер сел на стул, вынул трубку из кармана и зажал в зубах. Ленивыми движениями набил трубку табаком и раскурил угольком из горящего камина. Он затянулся и выпустил из ноздрей густое облако табачного дыма. В сумерках комнаты струйки вращались, словно пытаясь нарисовать знак, и поднимались к потолку.

— Вывихнуто плечо, сломана ключица. Похоже треснули два нижних ребра. В тазовой кости трещина, — перечислил мастер, подводя итог осмотра пациента. — И даже после того, как всё это зарастет, в дождливую погоду кости будут ныть.

— Вы говорите как доктор, — выдавил из себя Скрайд.

Дымя трубкой мастер знаков смешал в колбе магические эликсиры. Золотая и серебряная жидкости растворились и жидкость стала прозрачной. Он капнул красного ингредиента и жидкость засветилась. Смесь меняла цвет с пурпурного на индиго, затем в чёрный. Мастер плавно покачал колбу, раскручивая содержимое. Жидкость опять стала прозрачной.

Мастер понемногу выливал эликсир на повреждённое тело рыцаря, рисовал знаки, а потом втирал в кожу.

— Возможности тела ограничены. Приобретая одни способности, приходится жертвовать другими. Баланс — вот суть знака! Я выделяю одну, основную способность своего пациента и стараюсь уменьшить побочные эффекты. В этом секрет моего метода создания знака. Новички в моей профессии стремятся сделать своих пациентов самыми сильными или самыми быстрыми, не принимая во внимание остальное. И заканчивается это тем, что на могилах пациентов ремесленники гравируют знаки смерти.

Мастер сделал глубокую затяжку, выпустил табачный дым через ноздри и рот одновременно.

— Знаешь, в наши дни, мы, пожалуй, лечим лучше, чем большинство целителей. И всё потому, что мы понимаем принципы жизни тела, а они борются с последствиями болезни.

Мастер показал, что он закончил процедуру, и Скрайд слез с заляпанного цветными пятнами стола, на котором лежал.

— Запашок ваших эликсиров не из приятных, — попытался пошутить рыцарь.

— Да, уж! Не лавка дамских духов, — согласился с ним мастер.

Рыцарь попытался застегнуть рубашку, но скривился от боли.

— Юноша, ваши дела не ахти! — предупредил мастер, увидев гримасу боли на лице рыцаря. — Будь вы хоть орк в шкуре тёмного эльфа, вам следует хотя бы недели две отлежаться!

Скрайд хотел пошутить в ответ, но замер. Тонкий слух и навыки охотника предупредили об опасности. Возле дома фыркнул ездовой дракон, кто–то спешился и направился к входной двери. Рыцарь поднял палец, призывая к тишине и вниманию. Рейнджер вопросительно посмотрел на мастера знаков.

— Я никого из пациентов не жду! — покачал головой тот.

Эсен бесшумно подскочил к краю окна. На улице он увидел как посетитель в мокром плаще с капюшоном осматривает здание. Казалось, он в нерешительности зайти или нет? Рейнджер показал знаками, что визит не связан с нападением.

Эсен подошёл и резко распахнул дверь перед незваным гостем. Рука посетителя повисла в воздухе. Гость, пытаясь постучать, сделал пару движений в пустоте и изобразил на лице удивление. Сухощавый и хрупкий на вид он вошёл в комнату. По бледной морщинистой коже трудно было определить его возраст. Гость посмотрел по сторонам и Эсен успел заметить на его щеке маленький крестообразный шрам. По движениям посетителя рейнджер понял, что тот крайне осторожен и напряжён.

— Может закроете дверь? — на правах хозяина проворчал мастер знаков. — Сырость!

Посетитель сделал вид, что не понял и обернулся ко входу. Эсен, стоя рядом, пнул тяжёлую деревянную дверь и она с шумом захлопнулась. Гость каким–то недобрым взглядом глянул Эсену прямо в глаза и оскалился в усмешке. Рейнджер попытался глазами найти свой лук и стрелы.

— Вы сэр Скрайд? — обратился гость к стоящему в одной рубахе рыцарю.

— А кто вы? — в свою очередь спросил Скрайд.

— О, отлично! Я вас искал! — довольно потёр руки незнакомец. — Вы проделали долгий путь…

— Повторяю, кто вы? — холодным тоном повторил Скрайд.

В комнате, наполненной клубами табачного дыма, повисло напряжённое молчание.

Эсен напрягся, готовый к прыжку. Единственное, он никак не мог решить — схватить лук или выхватить кинжал? Малейшее движение гостя спустило бы его как тетива стрелу. Но гость не двигался.

— Сэр, вашего покорного слугу зовут Гастин, — представился гость и уважительно кивнул головой. — Мой господин — благородная персона, а я всего лишь выполняю его мелкие поручения. Хозяин хотел бы выразить благодарность за поддержку и сотрудничество, которые ему оказал ваш лорд. В свою очередь, меня прислали предложить вам помощь. Хе– хе– хе!

Ночной гость произнёс свою речь с большим достоинством и уважением. Однако, за внешними приличиям сквозил сарказм.

— Мне не нужна помощь слуги, — отказался Скрайд. — Не имею никакого представления о каких господах вы упомянули. Однако, я вас выслушаю, а потом — проваливайте!

Гастин улыбнулся, но на его скулах заиграли желваки. Эсен отдал должное его выдержке. Если бы подобное услышал орк, то непременно началась бы драка, в которой в живых остался бы кто–то один.

— Хочу сообщить, что эльфийка, за которой вы охотитесь сбежала в озёрный край.

— Почему я должен вам верить?

— Потому, что у вас нет причин не доверять мне.

Пока гость препирался с рыцарем мастер знаков внимательно за ним следил.

— Его Высокопреосвященству было пророчество? — внезапно спросил мастер.

— О, боги! — прикусил язык Гастин и повернулся в сторону мастера. — Пусть вы и поняли кто я, не следовало говорить об этом вслух! Мой господин приказал расправляться со всяким, кто распространяет язычество. Больше в Гиране никто не сможет наносить на себя татуировки!

Гастин выхватил из–под плаща кинжал, сверкнувший голубоватым отсветом. В то же время мастер знаков схватил одну из длинных игл для нанесения знаков и произнёс заклятие.

— Эй, дворняга епископа! Хочешь начертаю на тебе знак сердца?

— И как ты это сделаешь с отрезанными руками? — оскалился Гастин.

Скрайд схватил раненой правой рукой табуретку и с размаху грохнул ей по голове Гастина.

— Не вмешивайся! — заорал Гастин, отшатнувшись от него. — Это не твоё дело!

— Мне не нравится твой господин! — сухо произнёс Скрайд и сморщился от боли.

По выражению лица мастера знаков Эсен понял, что рыцарь опять вывихнул правое плечо.

— И мне вы не нравитесь! — бесстрастно заявил Эсен, наводя на Гастина стрелу лука.

По лбу Гастина потекла струйка крови, пересекла морщинистые уголки глаз, сухие выступающие скулы и край губ.

— Тёмные эльфы, все вы одинаковые! — зарычал гость. — Неисправимы! Ведь вот–вот сдохнешь, а лезешь куда не просят! Вспомни, что сказал твой господин! Люди — сложные и хитрые создания!

— Да не любите вы ни своего господина, ни своего Господа! — передразнил Гастина Скрайд. — Вы так жалки!

Поняв, что проиграл и убить мастера знаков ему сегодня не удастся, Гастин вышел, хлопнув дверью. А Скрайд под твёрдым взглядом мастера опять полез на запятнанный, вонючий стол вправлять плечо.

Святой Храм Обители Евы

За накрытым и уставленным изысканными яствами столом сидели рыцарь и священник.

— Сэр Густав, попробуйте вот это вино! Оно из моих личных погребов? — предложил гостеприимный хозяин своему гостю.

— С удовольствием, Астериос! С превеликим удовольствием! — охотно согласился аристократ. — Я уже имел удовольствие отведать ваши вина. Вкус у них изумительный!

Постучали и в комнату вошёл орк–телохранитель аристократа.

— Сэр Густав, простите! Вы велели доложить как только будут получены сведения.

— Да–да! Докладывайте! — рыцарь поставил на стол недопитый бокал.

— Мы нашли эльфийку! Она объявилась в королевстве Иннадрил. Её видели в порту Айны, — выпалил орк.

— Мой уважаемый Астериос, к сожалению, нам придётся немного отвлечься от столь великолепного ужина, — обратился сэр Густав к хозяину. — У нас появилась возможность захлопнуть мышеловку, но для этого понадобятся ваши тёмные эльфы. Сколько вы сможете в течение суток перебросить в Айну?

— Всех, кто есть под рукой, — с готовностью ответил Астериос. — Сотню охотников. И это не считая тех, кто уже находится в гильдии тёмных эльфов Айны. Полагаю, что для поимки одной эльфийки этого более чем достаточно!

— Тогда, приступайте! И не дайте ей сбежать в очередной раз, дорогой Астериос! Вы же понимаете, в противном случае Ассоциация будет крайне недовольна.

Каналы Айны

Ария гуляла по набережной Айны и, казалось, ничего на свете её не волновало. Она с удовольствием щурилась от южного солнца и полной грудью вдыхала свежий воздух, принесённый озёрным бризом.

Айна — столица королевства Иннадрил и один из красивейших городов аденского королевства. Город раскинулся вдоль берега озера, далеко проникая в водную гладь. Множество больших и маленьких мостов перекинулось через каналы, вдоль которых ровной линией красовались нарядные постройки.

— Круиз! Водный круиз! — повторяла в громкоговоритель Неди, владелица пристани. — Круиз! Вы сможете полюбоваться окрестностями города, оказаться возле входа в Сады Евы, посетить Дьявольский остров и оценить высоту стен замка со стороны озера. Кроме того, на нашей пристани можно нанять гондолу и совершить незабываемую водную прогулку по каналам города.

Небольшая, ярко раскрашенная рыбацкая лодка, ткнулась носом в причал. На дне лодки трепыхалась и переливалась серебром только что выловленная рыба.

— Каков сегодня улов? — вместо приветствия дружелюбно поинтересовалась Ария.

— О! Знаете, я много лет здесь живу, — откликнулся рыбак Фибс. — И вот что хочу сказать. Айна — идеальное место для рыбалки! Погода почти всегда подходящая. А рыба, чуть ли не сама запрыгивает в лодку.

Эльфийка пожелала рыбаку удачи и пошла дальше вдоль развалов с яркими и смешными игрушками, смастерёнными умелыми руками гномов.

Ария шла и вспоминала о том, как появился этот город. «Подумать только! Совсем недавно, сто пятьдесят лет назад!», — улыбнулась она своим воспоминаниям.

Тогда — в 1200 году — разгорелась война между светлыми и тёмными эльфами. Не желая участвовать в братоубийственной бойне группа светлых эльфов ушла из эльфийского леса в поисках пристанища. Они несколько лет странствовали по землям Элморадена, пока не пришли к берегам озера Иннадрил. Им понравился мягкий климат и огромное озеро. Тетрарх Терестиен — лидер эльфов — предложил остановиться здесь и основать город, впоследствии получивший название Айна. Молва о новом городе прокатилась по всему аденскому королевству. В город потянулись переселенцы. Причём, ехали не только светлые эльфы, но и люди, орки, гномы и даже тёмные эльфы.

Космополитичный город, не обращающий внимания на расы и религиозные убеждения своих гостей. В северной части города люди построили храм Эйнхасады, а в южной — эльфы соорудили храм Евы. Горожане шутили: «Наш город находится под покровительством сразу двух богинь — Матери и Дочери». Коренные жители Айны немного субтильные, привлекательные и живут гораздо дольше людей других королевств. Аденские учёные утверждали, что причина в сбалансированной среднеземнозёрной кухне, но на самом деле, все прекрасно понимали, что к этому приводили смешанные браки между людьми и светлыми эльфами.

Ария присела за столик открытого кафе на набережной, в котором музыканты исполняли какую–то весёлую песенку.

— Принесите мне, пожалуйста, бокал местного белого вина и пирожное, — попросила она официанта.

За соседним столиком компания поэтов читала друг другу стихи, а потом шумно обсуждала их достоинства и недостатки. На стене набережной молодые художники вывесили свои картины.

Тут Ария намётанным глазом опытной охотницы заметила четырёх вооружённых тёмных эльфов, притворяющихся праздными гуляками. Ария рассчиталась с официантом и с беззаботным видом пошла по улице с дорогими магазинами по обе стороны канала.

К группе тёмных эльфов подошла ещё одна такая же группа.

— Чего мы ждём? — пробурчал один из них. — Неужели нас не достаточно, чтобы её схватить?

Ария остановилась возле витрины магазина, торгующего одеждой, полюбовалась новыми моделями, и вошла в магазин. Преследователи последовали за ней, притворяясь покупателями. В лавке в этот день оказалось многолюдно. Сюда приходили целыми семьями. В то время как матери и отцы в боевых доспехах рассматривали дорогую городскую одежду, их дети восхищались витринами с блестящим военным снаряжением.

— Где только что вошедшая тёмная эльфийка? — схватил за горло владельца магазина один из преследователей.

— Да вот они! — спокойно указал на группу тёмных эльфиек, стоящих у прилавка с платьями, владелец магазина.

— Среди них её нет!

Командир группы преследователей подал знак и в магазин вошло ещё несколько вооружённых наёмников.

— Почему бы вам не убраться?! — возмущённо предложила одна из покупательниц.

Наёмник попытался пригрозить покупательнице оружием, но заметил, что некоторые из покупателей тоже схватились за оружие. Преследователи несколько растерялись. Ввязываться в вооружённую драку с горожанами в их планы не входило. А горожане хмурились от встречи с наглецами, испортившими им выходной день.

Один из преследователей прошёл к примерочным кабинками стал отдёргивать шторы.

— Что вы делаете? — вскрикнула перепуганная женщина первой кабинки, судорожно прикрываясь платьем.

— А–а–а! — долгий и пронзительный вопль ударил по барабанным перепонкам посетителей магазина. Во второй примерочной гномка пыталась прикрыться туникой.

— И чё? — спросил совершенно голый орк из третьей кабинки, поворачиваясь лицом к потревожившему его наглецу.

В углу кабинки валялись железные кастеты и порванные в драке кожаные доспехи.

— Простите, произошло недоразумение! — наёмник замер как кролик перед удавом.

Его глаза бегали по устрашающего размера мышцам орка, по покрытому шрамами телу, по рельефному прессу. И тут бедолага допустил непоправимую ошибку. Он опустил глаза ниже пояса орка и невольно расплылся в идиотской ухмылке. При этом, преследователь неверным движением попытался задёрнуть штору, но потянул слишком сильно, и перекладина вместе со шторой рухнула на пол.

Татуировка на лбу орка смялась и лицо преследователя внезапно познакомилось с кулаком орка, размером с детскую голову.

— Бей их! — раздался крик.

Посетители магазина, вслед за орком, принялись избивать непрошенных гостей.

— Где задняя дверь? — прошипел наёмник, стоящий возле владельца магазина.

— Там, — легкомысленным жестом указал владелец.

Два наёмника, разбрасывая коробки, сложенные стопками, пробились к двери в дальнем конце и выскочили из магазина. В безоблачном голубом небе парили чайки, а по набережной степенно прогуливались благородные дамы в белых платьях, жеманно прикрываясь от яркого солнца маленькими кружевными зонтиками. Объекта преследования не наблюдалось.

— Похоже в лавке «Эспен и Верона» сегодня ажиотаж! Наверное, привезли новые ткани из Авеллы. Не хотели бы зайти взглянуть, синьора? — предложил гондольер, которому самому стало любопытно что же там происходит.

— Нет, спасибо! Не люблю многолюдных мест, — отклонила предложение пассажирка.

Гондольер скорчил разочарованную гримасу, но, как типичный житель Айны, тут же обо всём забыл и замурлыкал народную песенку.

— Куда вас отвезти, синьора?

— Прогуляемся по каналам, но для начала остановимся ненадолго возле следующего мостика, — указала Ария.

Гондольер мастерски оттолкнулся длинным веслом от берега, посылая гондолу вперёд. Над рекой дул прохладный, свежий ветер. Ария подобрала ноги и прикрыла лодыжки длинной юбкой. Над головой она держала зонтик, защищаясь не столько от солнечного света, сколько от посторонних взглядов. В то время пока гондола проходила под мостом, которых в Айне оказалось превеликое множество, она откинула волосы за спину и заколола их, изменив причёску. Внутреннее напряжение улеглось. «Неплохо было бы просто покататься по каналу», — подумала она.

Гондола прошла под мостом и остановилась. Гондольер закрепил весло и стал ждать дальнейших пожеланий. Он напевал песенку и не задавал лишних вопросов. Мешочек золотых монет, которым авансом расплатилась пассажирка, сделал его приятным, вежливым и сговорчивым. «Тёмные эльфийки — редкие клиенты. Будет чем похвастаться перед друзьями», — думал гондольер.

А Ария, уставшая от постоянного преследования, наслаждалась последней возможностью послушать плеск волн, крик чаек и негромкую баркаролу гондольера. Приятная расслабляющая роскошь, которой она не помнила за последние годы. Её не огорчило даже получасовое опоздание Пириэль Авторы.

Без предупреждения с моста в гондолу прыгнула гномка со здоровенным рюкзаком. Лодочник едва успел удержать лодку, чтобы она не зачерпнула бортом воду.

— Привет, подруга! Заждалась? — задорно спросила гномка.

— Долго же ты меня искала! Теряешь поисковый навык, — уколола подругу эльфийка.

При всём уважении к профессиональному мастерству гномки, эльфийка недолюбливала её за экстравагантный характер.

— Давайте продолжим прогулку по каналам! — тоном светской дамы предложила Ария гондольеру. — Пожалуйста, расскажите нам о местных достопримечательностях.

— Да, сеньора! — мягко направил лодку гондольер.

— Подруга, дорогая! А ты не думала, что своим прыжком с моста причиняешь неудобства другим? К тому же, твоя «дамская сумочка» весит побольше этой лодки.

— Ну, обходить вокруг мне показалось далековато…, — сконфузилась гномка, понимая эксцентричность своего поступка.

Она сбросила с плеч рюкзак, размером с саму гномку. Под тяжестью «дамской сумочки» — как метко выразилась Ария, — лодка закачалась. Пириэль развязала рюкзак и стала в нём рыться, разыскивая нужный предмет. Ария всегда удивлялась манере гномов таскать на своих плечах кучу ненужных вещей. Однажды она стала свидетелем того, как перед боем Пириэль открыла рюкзак и снарядила целое подразделение воинов доспехами и длинными мечами. Более того, перед этим она их накормила.

— Подруга, дорогая! Хотела отметить, что твой вопль в магазине прозвучал великолепно! Его смогла оценить благодарная публика двух ближайших кварталов, — опять подшутила эльфийка над гномкой.

— Трюк в том, чтобы вложить в крик всю душу, — подыграла гномка. — Ну, и лёгкие нужно тренировать периодически. Кстати, Эспен — владелец лавки, — пожаловался мне, что если извращенцы ближайших королевств прослышат об истории с голыми гномами и орками, то это разрушит его бизнес. Такого наплыва он не выдержит!

На фоне светского разговора двух дам гондольер — как его просили, — указывал на достопримечательности и увлечённо рассказывал о них. Правда, большим случаем самому себе. Пассажирки его не слушали.

Пириэль, наконец–то, нашла в рюкзаке то, что искала. Она вытащила стеклянный флакон с тёмно–красным содержимым, дунула, сгоняя пыль, и, на всякий случай, протёрла флакон рукавом.

— Ария, прости за недамское замечание, но ты сегодня плохо выглядишь. Усталой и бледной. Возьми! — гномка протянула пузырёк тёмной эльфийке.

— Спасибо! — поблагодарила эльфийка, понимая, что это микстура из высохшей крови, называемая Кровь Святых. — К сожалению, ты права! Пару дней назад на меня напали два охотника с севера, умудрились ранить.

— Ай–яй–яй! — шутливо запричитала гномка. — Из–за этих треклятых ковчегов загублены ещё две невинные жизни.

Ария промолчала, пряча в свою сумку флакон с зельем.

— Что?! — сделала круглые глаза гномка. — Только не говори мне, что оставила их в живых! Да что с тобой такое?!

— Старею, становлюсь слабой и плаксивой, — грустно улыбнулась Ария. — Самой кажется невероятным то, что я жила в то время, когда вся эта история с сундуками только начиналась. Как подумаю об этом чувствую себя старой, гнилой каргой.

Пириэль достала из рюкзака трубку и набила её табаком. Порылась по карманам, пытаясь найти чем бы разжечь. Гондольер протянул ей своё огниво.

— Да–а–а, — многозначительно протянула гномка, раскуривая трубку. — Ни ты, ни я на юных фей уже не тянем… Может быть тебе всё бросить? Кстати, тебе не хотелось бы встретиться с тем безумцем в башне? Поболтать, вспомнить старые времена?

— Не стану отрицать! Порой думала об этом, — уклончиво ответила Ария.

— Да–а–а, — опять протянула от удовольствия гномка и пустила кольцо дыма. — Нам остаётся сидеть на завалинке и наблюдать за суетой молодёжи…

Гондольер, пытавшийся сдерживаться во время разговора, не выдержал и расхохотался во весь голос. По человеческим меркам картинка выглядела и впрямь смешной. Красивая зрелая женщина и девочка, лет двенадцати, покуривающая трубку, разговаривают как две старухи.

Гномка недоумённо посмотрела на хохочущего лодочника.

— Что не так? — посмотрела она на Арию. — Некоторые пожилые люди иногда так говорят.

— Сидеть на завалинке и наблюдать не получится, — грустно покачала головой Ария. — Сами заварили кашу, самим — и расхлёбывать.

— Знаешь…, — гномка на миг остановилась, решая, сказать — не сказать. — Из твоих слов я делаю вывод, что ты пытаешься спасти своего прежнего любовника.

— Я пытаюсь помочь тетрарху Тифиэлю, — попыталась мягко перевести разговор на другую тему эльфийка. — Я не противница его идей. Не вижу ничего плохого в том, чтобы попытаться объединить тёмных и светлых эльфов. Пусть восторжествует свобода, равенство, братство! Счастье для всех! Это даже на скрижалях Мафры записано.

Произнося эту тираду, на самом деле Ария думала: «Гномка не преувеличивает! Между светлыми и тёмными эльфами слишком глубокая пропасть. Вряд ли в ближайшее время между ними наступит мир».

— Пока это братство не наступило, остерегайся собственных родичей! — хмуро предупредила гномка. — Союзников у тебя осталось совсем мало. Предполагаю, мастер Брикус и магистр Ксиновия из гильдии тёмных эльфов получили приказ убрать тебя. Двое, что напали на тебя в Гиране наверняка найдут тебя здесь. Сегодня в магазине ты видела, тёмные охотники уже шныряют по городу. Но хуже всего то, что я не могу тебе помочь. Понимаешь?

Ария немного удивилась, что с виду хладнокровная и безразличная к делам других гномка так заботится о её безопасности.

— Хм, ты бы лучше беспокоилась о собственном благополучии! — с сарказмом ответила эльфийка. — Слышала, кто–то гоняется за секретами гильдии «Чёрная Наковальня». Не подскажешь кто?!

Солнце клонилось к закату. Канал казался рубиновой рекой, играющей красными бликами. «Надо же! В этом городе даже тёмные эльфы, типа меня, ощущают красоту», — удивилась Ария.

Внезапно Пириэль бросилась эльфийке на шею и разрыдалась:

— Не умирай, Ария! Только не умирай!

Эльфийка растерялась в этой, совершенно неожиданной для неё, ситуации. По привычке она занесла руку в защитном ударе, но удержала себя и положила ладонь на голову плачущей гномки. Ей очень захотелось погладить, прижать к себе и утешить. Но как это делается она не знала. Всё что она делала в течение последнего столетия, так это дралась, убегала и опять дралась. Понимая, что сейчас сама расплачется, Ария отстранила Пириэль и встала.

— Синьора, не надо вставать в лодке! — гондольер замахал руками. — Можете упасть!

Ария собрала распущенные волосы и крепко завязала чёрным шнуром на макушке «конский хвост». Медленно она стала раздеваться. Гондольер смущённо отвернулся, но это оказалось ни к чему. Под платьем оказались лёгкие доспехи.

— Вот и всё! — на прощание улыбнулась она гномке.

Гондола приблизилась к очередному мосту. Ария подпрыгнула, мелькнула вдоль перил как тень летящей птицы и исчезла из вида.

Гильдия тёмных эльфов

Серп месяца лучезарно улыбался маяку Айны, а тот, в свою очередь, воздушным поцелуем посылал сквозь ночной простор над морской гладью голубоватый луч света. На пристани протрубил рог, подавая сигнал к отплытию корабля.

Для большинства жителей Айны этот день ничем не отличался от предыдущих. Однако, некоторые, наиболее чувствительные, ощущали неясное беспокойство. Вокруг обычно пустующей гильдии тёмных эльфов происходило оживлённое движение. В течения дня в здание непрерывно входили и выходили какие–то посетители. Затем тёмные охотники группами разбредались по городу. На пристани и в центре города их оказалось особенно много.

— Гы! Вечеринка у них сегодня, что ли? Слетаются как мухи… к морю, — хмыкнула оператор портала Флоен, увидев ещё двух тёмных эльфов, прибывших в город.

Один из эльфов недавно явно побывал в переделке. Он шёл прихрамывая и опираясь на плечо товарища. Компаньон раненого эльфа нёс впечатляющих размеров лук, чёрный колчан, набитый стрелами с вороньим оперением.

— В гильдию зайдём, сэр? — спросил рейнджер.

— Нет! У нас своё задание, — ответил рыцарь.

Медленно два эльфа поковыляли к набережной. В это время в гильдии тёмных эльфов шли последние приготовления.

— Отвратительный город! Меня от него тошнит! — выругался мастер Брикус, нервно вышагивая по гильдии тёмных эльфов. — Раздражают эти идиоты — светлые эльфы, царапающие глупые банальности на каждой пустой стене.

— Потерпи, милый! — попыталась успокоить Брикуса магистр Ксиновия. — Недолго осталось! Вот прикончим её и уедем в родные места, в приятный взору подземный город.

— Никак не могу поверить, что мне придётся сражаться с Арией Фёстматер! — пробормотал мастер Брикус, медленно застёгивая пояс.

Поглядывая в зеркало он поправил доспехи.

— Ты с ней встречался? — поинтересовалась Ксиновия, которой показалось что он слишком возбуждён и взбудоражен, как ученик перед экзаменом.

— Пятнадцать лет назад, — нахмурив лоб, посчитал на пальцах мастер Брикус. — Я только начал военную карьеру, стоял постовым, когда её пригласили в качестве наставника.

— Чему она учила?

— Помню, она нам показалась очень усталой, — поджал губы и закатил глаза мастер Брикус; между бровей залегла глубокая морщина. — Некоторые говорили, что ей не интересно нас тренировать.

«Судя по его лицу, воспоминания не из приятных», — подумала Ксиновия.

— В общем, мне она не понравилась! — тряхнул головой мастер, пытаясь отделаться от воспоминаний.

Магистр Ксиновия положила в сумку книгу заклинаний и несколько мешочков с зельями. Неуклюже она попыталась влезть в доспех.

— Да оставь ты его! — забирая у неё тяжёлый доспех. — Броня помешает тебе использовать магию. Я буду постоянно находиться между тобой и Фёстматер.

— А я думала, ты признесёшь это более романтично! — улыбнулась Ксиновия. — Что–то вроде: «Я защищу тебя, несмотря ни на что!».

— Да ну тебя! — отмахнулся мастер и засмеялся.

Он подошёл, обнял её, мягко прижал к себе и поцеловал.

— Даже когда постареешь, не становись как она, — провёл по щеке и волосам Ксиновии мастер, — женщиной, утомлённой жизнью. Женщиной, жестокой по отношению к себе.

Брикус поправил плечевую накладку и прицепил к поясу два меча. Сосредоточенно подумал и сунул кинжал в сапог. На спину повесил небольшой лук и колчан со стрелами. Поверх пристегнул широкий плащ, скрывающий вооружение.

— Вроде ничего не забыли?

— Вроде бы нет! — пожала плечами магистр Ксиновия.

Мастер запер дверь гильдии тёмных эльфов и спрятал ключ в тайник под лестницей.

Большой тростниковый поход

Две сотни воинов замка, разделённых на четыре отряда, стояли красивым строем на площади Айны.

— Равняйсь! Смирно! — скомандовал капитан и строевым шагом подошёл к командующему замком.

Капитан по–военному кратко доложил о готовности армии к военному маршу.

— Отряды, напра–во! Шагом а–арш! — приказал командующий.

Воины повернулись и армия направилась к западным воротам Айны.

— Ура! Они идут, идут! — восторженно кричала толпа, наблюдающая за парадом, и кидала в воздух головные уборы.

— А куда они? На войну? — спросил подросток в оборванной одежде, обычно попрошайничающий возле храмов Айны.

— На маленькую войну против шаек воров, обитающих в зарослях тростника, — ответили ему. — Оттуда, разбойники совершают набеги. Совсем обнаглели, уже даже днём грабят торговые караваны.

— Ах, вот как!

Оборванец попрошайка, шлёпая рваными ботинками по брусчатке, мчался к южным воротам города.

— Дороти, Дороти! Они выступили! Против нас идёт армия! — задыхаясь выпалил он.

Девушка, притворяющаяся, что ремонтирует навесные замки, тряхнула длинной чёлкой, спускающейся на глаза.

— Не волнуйся, Ник! Пока вояки проводили парад и торжественный смотр войск, я уже послала гонца в Тростники. Армия будет воевать лишь с тростником.

— Успел, — вытер пот со лба мальчишка и хитро прищурившись спросил. — Дороти, а у тебя найдётся что–нибудь поесть? А то с этими парадами мне так и удалось сегодня стянуть пару монет.

— Найдётся, найдётся! — улыбнулась девушка. — Пошли!

Девушка и мальчик вышли из города и увлечённо болтая пошли в сторону построек бедноты, притаившихся за стенами города.

Отряды войск один за одним покидали площадь. Слышался мерный топот и ритмичное позвякивание оружия о доспехи. В стороне от восторженной толпы, провожающей солдат, стояла карета. Из окна кареты за парадом и движением военных наблюдал молодой человек в круглой шапочке с меховой опушкой. Из–под шапочки выбивались светлые волосы, доходящие до плеч. От цепкого взгляда карих глаз не ускользала ни одна мелочь происходящего на площади.

— Вы бы задёрнули штору, сир! — просящим тоном предложил секретарь. — Вас могут узнать, возникнут неприятности.

— Ну какие у меня, Ясона Айна, могут быть неприятности?! — самодовольно ухмыльнулся молодой человек. — Я, двенадцатый глава клана Айнов, самого богатого в королевстве Иннадрил! Мой прапрадед в своё время пожертвовал тетрарху Терестиену огромную по тем временам сумму денег на строительство города. За это эльфы и назвали новый город нашей фамилией.

Сэр Ясон помолчал, наблюдая за толпой на площади.

— Народ меня любит! — продолжил он. — Солдаты, набранные из жителей города согласны воевать за меня с кланом Тасаба, укравшего моё имущество. Надо выполнить свой гражданский долг и помахать им платочком!

— Они идут воевать не за вас, а по приказу правителя Иннадрила, сир, — попытался урезонить своего хозяина секретарь.

— Да?! А думаешь кому пришлось отвалить большую сумму денег этому тупоголовому борову, чтобы он отправил войска.

— А если ненароком кто–то подслушает вас, сир?

Глаза секретаря потемнели от негодования, черты лица обострились. Ему не нравился тот циничный тон, с которым Ясон болтал о закулисных договорённостях с властями города.

— Ну, ладно, ладно! — рукой в белой перчатке закрыл окно молодой аристократ. — Убираемся отсюда!

Последние слова относились к кучеру, давно уже ожидающему команды хозяина.

— Но! Пошла! — щёлкнул кнутом кучер и экипаж поехал.

Ясон прикрыл глаза и задремал. Ему снились колышущиеся на побережье Айны заросли тростника. Бледнолицые ассасины, в полноме боевом вооружении… выкашивали траву. Ясон не знал, что его сон мало чем отличается от реальности.

Лавка «Эспен и Верона»

Верона заперла дверь магазина и повесила табличку «Закрыто». Она потянулась так, что хрустнули косточки.

— Ой! — потёрла она кулаком уставшую за день спину. — Наконец–то, закончился этот ужасный день! Ну, что? По домам?

Эльф Эспен промолчал. Он откинулся на стуле и закинул обе ноги на прилавок.

— Нет, я остаюсь! — угрюмо заявила Пириэль Аврора, сидя на полу и бросая игральные кости. — Видеть не могу этих тёмных эльфов! Даже их тени!

— Вижу, ты расстроена, — Верона ласково погладила по голове гномку.

— Я этого не вынесу! — прошептала Пириэль.

Она отложила кубики и посмотрела на боевой молот, забытый кем–то из посетителей в пылу сегодняшней потасовки в этом магазине. Как бы ей хотелось долбануть по голове этим молотом одну старую эльфийку! Гномка представила себе эту картинку и улыбнулась сквозь слёзы.

— А вы когда–нибудь слышали о древиантском вине? — неожиданно спросила Пириэль. — Которое делают в лесу Проклятых вручную в малых количествах. Виноград выбирают исключительно сорта «Пино Руж», выращенный в Глудио, и добавляют в виноградный сок паучий яд. А потом — по тайному рецепту, украденному у демонов, — сбраживают. Вино приобретает незабываемый аромат и шелковистую консистенцию.

— Слышали! Видели! И даже пробовали! — изображая персону, которую ничем не удивишь, произнёс эльф. — Вон там, под прилавком, случайно завалялся ящик этого вина двадцатилетней выдержки. И не какого–то левого, а изготовленного на винном заводе Астарон.

У гномки от удивления отвисла челюсть.

— Верона, принеси бокалы, пожалуйста! — попросил Эспен. — Принеси четыре!

Эспен откупорил бутылку вина и наполнил бокалы. Три наполовину, а один — до краёв.

— Может быть она появится на рассвете? — ответил Эспен на вопросительный взгляд Пириэль в сторону полного бокала. — А мы, чтобы не сойти с ума от ожидания, начнём пить!

Последний бой Арии

С наступлением ночи ветер подул с моря и похолодало. Жители города разбрелись по домам. По улицам бродили лишь тёмные эльфы.

Мастер Брикус стоял в аллее. К нему подходили агенты и докладывали о ситуации.

— Мастер, не вернулась группа, отправленная к причалу.

Брикус начинал выходить из себя. Вот уже более трёх часов они рыщут по городу, но не обнаружили даже тени Арии Фёстматер. При этом, количество раненых и пропавших заметно увеличилось. Брикус понимал, если к утру они так и не найдут Арию, среди тёмных эльфов начнётся паника и разочарование.

— Изменим тактику поиска, — заскрежетал зубами Брикус. — Разделим канал на области. За каждый отрезок отвечает отдельная группа. Группам между собой не контактировать!

Мастер Брикус не мог отделаться от мысли, что это не он охотится, а за ним охотятся. «Ария непредсказуема. Может она собралась всех нас уничтожить? Всю сотню?»

— Мастер, — обратился к Брикусу молодой эльф. — Ведь Ария Фёстматер знает, что мы пришли за ней. Почему она не убегает? Почему не уходит из города?

— Потому, что не хочет бежать, — вздохнул Брикус. — Хочет произвести впечатление на тетрарха Тифиэля. Доказать, что она права. Я не знаю её личных мотивов, но самое страшное для нас то, что она одна противостоит нам всем.

Ария издалека наблюдала за гондолой, плывущей по каналу. В лодке тёмная эльфийка–маг внимательно всматривалась в воду. Внезапно она подняла голову и посмотрела в направлении Арии. Ария, выпустившая вокруг себя обманную вуаль, понимала, что маг в лодке не могла её увидеть. Но то, что маг её почувствовала подсказало ей, что это наконец те, кого она ждала. «Вот и Брикус со своей Ксиновией», — отметила она.

Ария подождала пока нос гондолы зайдёт под мост, повисла вниз головой и заколола кинжалом тёмного эльфа, который стоял на корме и управлял длинным веслом. Вторым ударом Ария собиралась поразить Ксиновию, но Брикус успел выставить вперёд два меча и перекрыл доступ.

Ария подтянулась на мост и побежала по набережной. Магистр нараспев прочитала заклинание и швырнула перед собой магическую волну. На набережной раздался оглушительный рёв, будто тысяча стрел ударилась одновременно о камни. Постройки, отделанные мрамором, покрылись уродливыми дырами и царапинами. Камни мостовой вздыбились и потрескались.

— Ну, зачем же так? — иронично спросил Брикус. — Не знаю попортила ли ты причёску Арии, но на лице города фингал поставила порядочный.

— Что тебе до этого города? Ты его терпеть не можешь! — ответила Ксиновия.

Ударная волна подхватила бегущую Арию и словно пушинку забросила на второй этаж ближайшего здания.

Течение сносило лодку. Брикус схватил весло и причалил к берегу. Жестами он отдал команды ближайшей группе тёмных эльфов и побежал в направлении, в котором скрылась Ария. Ксиновия последовала за ним. Они как охотничьи собаки вертели головами, принюхивались и прислушивались. Наконец, Брикус увидел разбитое стекло на втором этаже, выбил ногой входную дверь и вошёл в здание. На втором этаже он подошёл к разбитому окну и заметил на полу свежие капли крови. Он нагнулся над ними и тут же ему в спину вонзилась стрела. Толстый доспех пробить стрела не смогла.

— Примитивная ловушка! — хехекнул Брикус. — Ария, стареешь!

— Не напоминай мне о моём возрасте! — раздался голос из темноты.

«Она уже несколько часов сражается с нашими лучшими бойцами», — думал Брикус. — «Хотелось бы знать, насколько она устала?». Он медленно шёл по мансарде заброшенного дома, разыскивая эльфийку. Под ногами шуршала гнилая бумага. «Низкий потолок ограничит движение меча», — отметил он. Едва он вошёл в очередную комнату за его спиной захлопнулась дверь, и он оказался в полной темноте. «Хорошо, что Ксиновия осталась позади», — с облегчением подумал он. «В подобной ситуации она стала бы лёгкой добычей.»

— Бесполезно, Ария! Ты же устала и ранена, — Брикус пытался определить местонахождения противника. — Не сможешь от меня долго прятаться.

Мастер отстегнул плечевую накладку доспеха бросил недалеко от себя. Пластина грохнулась с шумом на пол. Брикус сделал резкий выпад мечом над местом падения. Его противник не напал. Мастер проделал то же самое несколько раз, сбросил доспехи с бёдер, потом запасное оружие. Противник ни разу не попался на шумовую приманку.

— Брикус, ты так ничему и не научился за прошедшие пятнадцать лет, — вздохнула в темноте Ария.

Мастер ткнул мечами в то место, откуда прозвучал голос, но опять попал в пустоту. Перед глазами поплыли воспоминания пятнадцатилетней давности. Тогда Брикус и его группа отказались тренироваться под руководством Фёстматер. «Нам нечему учиться в старухи!», — заносчиво объявили они. Командир отряда тёмных эльфов своеобразно наказал их за отказ выполнять приказ. Полностью вооружённую группу отказников на сорок минут заперли в тёмном подземелье против невооружённой Арии. Ничего более унизительного и болезненного участники группы до этого не испытывали. Ария избивала их как слепых котят. Этот урок спесивые юнцы запомнили на всю жизнь.

— И как и в прошлом, я не жалею, что не тренировался у тебя! — упрямо ответил Брикус.

Стрела просвистела в направлении голоса мастера. Он понял, что Ария нашла брошенный им лук. «Очередная уловка, куда она собирается целиться?», — успокоил мастер, но на всякий случай постоянно перемещался в темноте. Стрелы летели с удивительной точностью. Она явно знала где он находится. Брикус пару раз плашмя ударил мечами по полу, поднимая пыль.

— А куда ты спрячешь запах? — иронично спросила Ария и выпустила очередную стрелу от которой Брикус еле увернулся. — Но не только запах раскрывает маскировку. Предателями оказываются поток воздуха и тепло тела.

— Врёшь! Не верю, что ты обладает подобными сверхспособностями! — не поверил Брикус.

— Это не сверхспособности, а всего лишь навыки профессионала.

Тетива лука зазвенела пять раз подряд. Брикуса ранило в левую руку и ногу. Ещё одна стрела рассекла левую щёку и ухо.

— Одними ощущениями ты никогда не поймаешь меня, глупец, — прошептала Ария прямо на ухо Брикусу.

И в тот же момент Брикус получил удар в челюсть, попятился, не удержался на ногах и с грохотом упал на пол. Вскочив на ноги, он двумя мечами сделал выпад вперёд, пытаясь попасть в преследующего его противника. Ария, стоя сбоку от его мечей, вонзила свой кинжал в его запястье и с тошнотворным хрустящим звуком повернула, раздвигая кости и разрывая сухожилия. Брикус взвыл от боли, взмахнул рукой и, к немалому удивлению Арии, ударил её в лицо.

Брикус постучал ладонью по доспеху, нащупывая нужный карман. Маленький предмет упал на пол и раскололся. Световая капсула озарила комнату голубоватым светом.

— Новомодные штучки! Современные ассасины больше полагаются на технологии, чем на себя, — иронично прокомментировала Ария действия противника.

При свете она огляделась, увидела дверь и отошла от неё в сторону. В это время Брикус сдернул тканевую ленту, намотанную вокруг талии, и грубо перевязал изодранное запястье, затянув узел зубами. Пытаясь закончить бой до того, как погаснет световая капсула, он с мечом в левой руке похромал в сторону Арии.

Чудовищный удар вышиб дверь. В комнату ворвалось чёрное пламя тут же осыпавшееся пепельным снегом. Дверью и обломками пола Брикуса отбросило к стене.

— Ксиновия! Ты? — отплёвываясь от пепла и протирая глаза крикнул мастер.

Не дождавшись ответа он заковылял к выходу из заброшенного дома. Выйдя из здания он увидел то, чего не хотел бы увидеть ни за что на свете. Ария стояла за спиной Ксиновии и держала кинжал возле её шеи. Вокруг них валялись мёртвые тела тёмных эльфов. Ещё несколько тел плавно уносила алая от крови вода канала.

— Ария! Если ты возьмёшь заложника…, — попытался угрожать Брикус.

В этот момент Ксиновия как–то неестественно вскинула руки, распахнула глаза и из её рта хлынула кровь.

— Не возьму! — прошептала Ария, но так, чтобы мастер услышал её жёсткие слова.

Ария толкнула обмякшее тело Ксиновии в воду. Раздался всплеск, разлетелись брызги и тело эльфийки медленно понесло течением канала.

— Ненавижу! — закричал Брикус и в безнадёжной ярости бросился на Арию.

— Спаси её, Брикус! Она ещё жива! — произнесла эльфийка и показала рукой на плывущее тело Ксиновии.

Навстречу Арии и Брикусу из боковой улицы прихрамывая выплыла фигура в доспехах.

— Рыцарь Лунных Слёз? — несколько удивилась Ария. По её представлениям нанесённые ею ранения должны были приковать его к постели на месяц или два. «Наркотиками накачался?», — предположила она.

— Меня зовут Скрайд, — представился рыцарь.

— Полагаешь, мне следует запомнить это имя?

— Да, запомни!

Друг против друга стояли три тёмных эльфа — Брикус, Скрайд и Ария. Брикус пошёл в сторону канала, обходя Арию сбоку. Ария понимала, насколько опасно противостоять трём врагам одновременно. Да–да, трём! Она знала, что где–то недалеко прячется лучник Воронье Перо. Ещё один тёмный эльф с севера.

Мастер и танцор смерти окружали Арию с противоположных сторон. Оба хромали, у обоих лишь одна рука могла держать меч. «Странное у меня хобби в последнее время! Калечить, но не убивать», — сама себе удивилась Ария. Они напали одновременно. Два меча и чёрная стрела взлетели в её сторону. Она увернулась от стрелы, не обращая внимания на мечи. «Где же лучник?», — мелькнула мысль. И в это время голубой луч маяка осветил набережную.

Ария сделала выпад в сторону Брикуса, заставив его отпрянуть. При этом, Ария пнула Скрайда по раненной ноге. Тот от боли на мгновение потерял самообладание. Ария нырнула в воды канала. Стрела пронеслась мимо неё в воде. Ария пронырнула до противоположного берега канала, вылезла и побежала к маяку.

Эсен стоял возле перил на верхней площадке маяка и высматривал свою жертву. Он повернул голову и его глаза встретились с глазами Арии. Она криво улыбалась лишь половиной лица. Другая половина представляла собой кровавое месиво от полученного удара. С её одежды стекала вода, смывая кровь. Озноб пробежал по коже Эсена. Он попытался отмахнуться от неё луком, зажатым в левой руке. При этом, Ария двумя руками вцепилась в его правую руку. Раздался хруст пальцев, и он вскрикнул.

— Твоя охота провалилась! — оттолкнула его ногой Ария. — Теперь ты долго не прикоснёшься к тетиве.

Она пошатываясь от усталости вышла из маяка и повалилась на траву.

— Любовь моя! Мой возлюбленный! — прошептала она. — Где же ты?

Больше всего сейчас ей хотелось услышать его голос. Прежнего зловещего мужчины, величайшего мага, каким он запомнился ей на всю жизнь. Голос мужчины…, а не той пустой оболочки, ныне влачащей жалкое существование в башне. Она поджала колени к груди. Тело пронизывал холод и бил мелкий озноб. По щекам катились слезы, плечи вздрагивали.

— Скоро мы будем вместе, любимый!

Светало. Луч маяка больше не прорезал небо. Видимо, служители отключили маяк. Сквозь траву она видела две приближающиеся фигуры с мечами в руках и слышали их тяжёлые шаги. Ладонью она провела по мокрому от крови, пота и слёз лицу.

— Брикус, ты никогда не любил её! Иначе, ты не оставил бы любимую умирать! — с горечью произнесла она.

Ария попыталась встать на ноги, пошатнулась, потеряла равновесие и упала. Перед глазами поплыли круги. Она видела страх и ненависть на лицах противников. Видела руки, которые потянулись к ней, но не для того, чтобы помочь, а чтобы добить.

— Как же я устала! — выдохнула она и занесла над головой кинжал. — Давайте уж закончим и, наконец–то, отдохнём!